На правах рекламы:

http://msk-zem.ru/ купить участок по новорязанскому шоссе.

• Компании Юст и Морга работают по строгому принципу: использовать только высококачественное.

2.4.2.2. Микрополя «фиалка» и «лилия»

В строении микрополей этих цветов и семантике их компонентов обнаруживается немало общего, поэтому рассмотрим их в сравнении.

В русской лирике образы фиалки и лилии не являются высокочастотными, однако в индивидуальной картине мира И. Северянина они весьма значимы.

Узуальное значение ядерного слова фиалка — «травянистое растение с фиолетовыми, реже белыми или цветными цветками» — является чисто номинативным и нейтральным, не содержит коннотаций и экспрессии. В этом значении слово употребляется только четырежды: на клумбе у меня фиалка; сидя на горушке с фиалками; у юной хорватки фиалок купили; на подстриженной стрелке уже продавали фиалки; остальные словоупотребления — в контекстных, в том числе символических значениях. В ядерной зоне находится слово фиалочка (коннотативные семы 'небольшой' и 'положительная эмоциональная оценка').

Ядерное слово лилия (устаревший произносительный вариант лилея) имеет узуальное значение «луковичное растение с прямым стеблем и крупными цветками в виде колокола», но употребления в этом значении редки: я лилию заметил у ската в водопад; лилию вплети в косу; лилию мне водяную Ыйэ протягивает белую. Как номинативное используется название ненюфар — «водяная лилия»: все в ненюфарах, сонно-нежное озеро Рэк.

Фиалка и лилия — мифологические и поэтические символы, наделяемые в разных системах толкований различными значениями. Например, «Энциклопедия символов» отмечает следующие символические значения: фиалка — символ весны, радости, любви, прохлады, скромности, памяти об умерших [Бидерманн 1996: 283—284]; лилия — чистота, невинность, святость, возвышенность, смерть, власть [Бидерманн 1996: 149].

В поэтических текстах И. Северянина актуализируются следующие символические значения слова фиалка:

— память об умерших: на гроб букеты вы положите: мимоза, лилия, фиалка;

— радость: фиалки нег;

— скромность, нежность: нежный, ласковый цветок; о фиалочках северных, лиловатых слегка, запах чей неуверенный пьем на скате леска; способна, нежно-хороша, злой папоротник разузорить фиалки белая душа. В одном случае символическое значение можно определить как «невинный» (по контрасту с грешный):

Повеяло фиалками,
И ландыши сквозь сон
Под грешными русалками
Вернули чистый звон.

(«Повеяло фиалками...», 1909)

Лилия также употребляется в символических значениях:

— чистота: белую лилию — символ души ее чистой; прослушал бы чистое сердце, как лилию после дождя; к тебе по лилиям стезя, в тебе от зла и смут забвенье;

— невинность: Шампанского в лилию! — Ее целомудрием святеет оно; лилия не может быть кокоткой; лилию оскорбляющее полнокровье граната; принц лилий девственных, принц целомудренный. В этом значении лилия противопоставляется сирени и жасмину — символам чувственности: захотелось белых лилий и сирени, — но они друг другу странно далеки; сонным вечером жасминовым, под лимонный плеск луны, повстречалась ты мне, грешница, с белой лилией в руке; и сопоставляется с фиалкой — символом скромности;

— возвышенность: вместо каталога лилий позволили взглянуть в меню; в светозарной душе белых лилий посев расцветет; к тебе по лилиям стезя, молиться бы тебе;

— смерть: над мертвой лилией, над трупом юноши;

— власть: царица осенняя, — Юния, — как лилия, золотокрыла; певица лилий полей Сарона, тебе корона.

Обращаясь к общепонятной символике, поэт создает собственную систему символов, в которой цветы приобретают ряд новых контекстуально обусловленных значений. Общим для лилии и фиалки является значение «мечта»: фиалка — я выпил грез фиалок фиалковый фиал; о фиалке грезил запад, отразив ее темно; грезы в надречных фиалках; яд мечты фиалок, — о, Creme de Violette; фиалковой волшбой спеленат; лилия — лилии белой, застывшей в мечтаньи; у молодой и мечтательной Лилии; скажите сказки нам о замках раковин, о рыбках в золоте, о влажных лилиях. В этом значении эксплицируется сема 'запах', имеющая положительную экспрессию: повеяло фиалками, запах неуверенный, волнует аромат, нежный, как грезы, лия аромат; провеял воздух белой лилией; белой лилией провеяв; белой лилией дыша.

Стихотворение «Миньонет» (1916) демонстрирует ассоциативный ряд,

формирующий символическое значение «мечта»:

О, мечта бархатисто-фиолевая,
  Ты, фиалка моя,
Расцветаешь, меня окороливая,
  Аромат свой лия...
Нежно теплится в сердце эолевая
  Синих вздохов струя,
О, мечта бархатисто-фиолевая,
  Ты, фиалка моя!

В тексте указаны поворотные пункты от одного значения к другому: фиалка → расцветает → фиолетовая → аромат → мечта (применительно к лилии можно выстроить аналогичный ряд лилия → расцветает → белая → аромат → мечта). Семы 'цвет' и 'запах' являются определяющими, поскольку поле фиолетового и белого цветов в идиостиле И. Северянина имеют окказиональное значение «возвышенный», а запах цветов часто определяется им как эстетическая ценность.

Символическое значение «роскошь, изысканность» является общим и эксплицируется в схожих сочетаниях: мороженое из фиалок; фиалковый ликер (Creme de Violettes); лилия ликеров; шампанское, в лилии журчащее искристо (образ, включенный в парадигму индивидуальных наряду с мороженым из сирени); сигары эрцгерцога абрис фиалковый; Иоланта в брильянтах, Иоланта в фиалках.

Фиалка имеет также следующие символические значения:

— естественность, простота, обозначенные противопоставлением культивированным растениям (саду): Вот он идет по саду, поливая возделанный свой сад, а полевая фиалка за оградой все ж милей;

— одиночество: я соберу тебе фиалок и буду плакать об одном: Не покидай меня!;

— слава (наряду с другими цветами):

Жасмин, ромашки, незабудки,
Фиалки, ландыши, сирень
Жизнь отдадут — цветы так чутки! —
Мне для венца в счастливый день.

(«Сонет», 1908)

Лилия приобретает символические значения

— радость: путь без лилий сер; я перед ней склонился, от радости горбат;

— нежность: я люблю тебя нежнее белой лилии; ласковая лилейность лилий, влюбленных в плен липких зеленых листьев (в этом случае семантика подчеркивается аллитерацией сонорных звуков л и н);

— творчество: взрастала лилия за струнной изгородью лиры; я — поэт: я хочу в бирюзовые очи лилии белой; последних лилий милых, весна моя, певец согрет лучом; ручей меж лилий — вот поэта стих. Название цикла стихотворений «Ручьи в лилиях» также реализует это символическое значение.

И фиалка, и лилия становятся для И. Северянина символическими обозначениями слабости, беспомощности. Стихотворение «Фиалка» (1911) демонстрирует взаимодействие символических значений слова фиалка:

Снежеет дружно, снежеет нежно,
Над ручейками хрусталит хрупь.
Куда ни взглянешь — повсюду снежно,
И сердце хочет в лесную глубь.

Мне больно-больно... Мне жалко-жалко...
Зачем мне больно? Чего мне жаль?
Ах, я не знаю, ах, я — фиалка,
Так тихо-тихо ушла я в шаль.

О ты, чье сердце крылит к раздолью,
Ты, триумфатор, ты, властелин!
Приди, любуйся моей фиолью —
Моей печалью в снегах долин.

О ты, чьи мысли всегда крылаты,
Всегда победны, внемли, о ты:
Возьми в ладони меня, как в латы,
Моей фиолью святя мечты!..

Сема 'слабость, хрупкость' объединяет слова хрусталит (от хрусталь), хрупь (от хрупкий), нежно. Повтор слов с корнем -снег- (снежеет («укрыто снегом»), снежно, снега) также связан с этой семой: снег воспринимается как недолговечное вещество. Повтор наречий больно, жалко, тихо передает мироощущение фиалки, ее одиночество и печаль, необходимость защиты: возьми в ладони меня, как в латы. Вместе с тем она способна вызывать радость и мечты у человека: любуйся моей фиолью, моей фиолью святя мечты. Фиоль в поэзии Северянина обычно обозначает овеществленный цвет (одномодельно с синь или зелень), но в данном контексте трактуется как овеществленный главный качественный признак, «фиалковость» — совокупность всех ее качеств.

Развернутый образ прекрасной, но недолговечной лилии — олицетворения мечты и нежности — представлен в стихотворении «Белая Лилия. Сказка в триолетах» (1912):

Белая Лилия, юная Лилия
Красила тихий и сумрачный пруд.
  Сердце дрожало восторгом идиллии
У молодой и мечтательной Лилии.
  Изредка разве пруда изумруд
  Шумно вспугнут лебединые крылия.
Белая Лилия, светлая Лилия
Красила тихий и сумрачный пруд.

Символические значения эксплицированы следующими единицами: «мечта» — сердце дрожало восторгом идиллии; волны баюкали, ночи ласкали, исполнены чар; неясность — тихо цвела; радость — души всех радуя; «слабость» — как нас сближает с тобою бессилие; чем облегчу я, бессильная, хилая; смерть — первое чувство сроднилось с могилою; угасала осмысленно, вдумчиво лилия, снятая с стебля задумчиво; белая Лилия — мертвая лилия. Значение «смерть» обусловлено наличием значения «слабость» — лилия беззащитна перед человеком, а сорванный им цветок умирает. Образ девушки в этом стихотворении и сопоставлен с образом лилии: девушка бледная, прекрасная (семы 'красивый', 'белый цвет'); и противопоставлен ему: воды вспугнула ударом весла; лодка бездушная, лодка красивая грубо разбила все зеркало вод; нарушила жизнь их счастливую. Образ природы, как это характерно для поэзии И. Северянина, более одухотворен, чем образ человека.

Новые ассоциативные ряды и образные парадигмы создает метафорическое употребление ядерных слов, причем они входят в близкие или связанные парадигмы. Так, парадигма «часть тела → цветок» отражается в следующих микропарадигмах — глаза → фиалка (гиперсемы 'раскрытый', 'цвет'): ее очей фиалковая глубь; эти глаза! Вы — фиалки! Фиалковые глаза в данном случае — не цветовое определение, а качественное, называющее сущность предмета: глаза глубокие, мягкие, с нежным и ласковым взглядом:

Смотреть в глаза твои русалчьи
И в них забвенно утопать;
Изнежные цветы фиалчьи
Под ними четко намечать.

(«Поэза предвесенних трепетов», 1913)

— рука → лилия (гиперсемы 'белый цвет', 'гладкость'): как лилии руки;

— тело → лилия (гиперсемы 'белый цвет', 'гладкость'): лилиевое тело;

— щека → лилия ('белый цвет', 'гладкость'): зардели щек лилии. Сравнение частей тела с лилией основано на гиперсеме 'белый цвет', и она же становится основанием сравнений «лебедь → лилия» и «облако → лилия»: на лилий похожи все лебеди; к белым лилиям неба, к лебедям небес; облако — как белолилия. Семантика белого цвета (символ чистоты) определяет образ юной девушки: не идут тебе, поверь мне, лилии, — слишком ты для белого — бела.

Оба цветка входят в парадигму «человек → цветок» (гиперсема 'живое'):

часто вы мне грезитесь фиалкой — этим нежным, ласковым цветком; фиалки струили дымки лица трагически-безликого; эта тихая женщина — как грустная белая лилия; белолильной феей замерла. В стихотворении «Шалит...» (1915) образ сравнения приобретает ироническую экспрессию, создаваемую уменьшительно-пренебрежительным девчонка и рифмующимся с ним словом болонка (актуализируются семы 'маленький', 'несерьезный', 'избалованный'):

Такая уж девчонка
(Ну что поделать с ней?)
Кудрява, как болонка,
Нежна, как цвет лилей...

В обратную парадигму «цветок → человек» входит только фиалка: засохшая фиалка, которой сердце отцвело; с садовой фиалкой кумишься.

Также оба цветка являются объектом сравнения в окказиональной парадигме «цветок → музыка» (гиперсема 'прекрасное'): лилий ароматный звон; мелодии лилий; колокольцы белолилий светло звонили; ее сердце запело; фиалки ли цветут? Поколебался стих ли музыкальный.

Средством создания эстетического значения служит прием паронимической аттракции, совмещенной с корневым повтором: я выпил грез фиалок фиалковый фиал. Фиал — «сосуд, широкая плоская чаша с тонкими стенками (употреблялась в Древней Греции для пиров и возлияний богам», и данное сочетание можно трактовать как «чаша цвета фиалки, наполненная напитком из фиалок» — прямое значение — или как «чаша, наполненная божественным напитком, дарующим наслаждение» — метафорическое экспрессивное.

Таким образом, сумму контекстных значений слова фиалка в поэзии И. Северянина можно определить как «красивое ароматное растение с фиолетовыми или белыми цветами, ассоциирующееся с рядом отвлеченных понятий: память, скромность, простота, слабость, нежность, мечта, радость, изысканность, слава, а также с женским образом». Сумма контекстных значений слова лилия — «красивое ароматное растение с белыми цветами, ассоциирующееся с чистотой, невинностью, возвышенностью, властью, изысканностью, нежностью, радостью, слабостью, смертью, мечтой, творчеством, а также с женским образом». Сходство эстетически значимых контекстных значений позволяет считать лилию и фиалку окказиональными синонимами в творчестве И. Северянина.

Существительные фиалка и лилия в идиолекте И. Северянина, в отличие от узуса, являются активными производящими основами, и значение их дериватов, как правило, не складывается из семантики производящего слова и форманта, а во многом обусловлено контекстом. Их эстетическая функция заключается в вербализации индивидуальной картины мира и репрезентации ее читателю.

Узуальное прилагательное фиалковый в контексте приобретает следующие значения: 1. Цвета фиалки (боа кризантэмное бледно-бледно фиалково); 2. Подобный фиалке (очей фиалковая глубь); 3. Состоящий, изготовленный из фиалок (фиалковый ликер); 4. Вызванный фиалкой (фиалковая волшба). В качестве окказиональных синонимов к данному прилагательному используются фиолевый (не просто «фиолетовый», но и «присущий фиалке, характерный для нее»), бархатисто-фиолевый («по цвету и ощущениям напоминающий фиалку»). Поэт создает также окказиональные прилагательные фиалчий (цветы фиалчьи) — слово построено по модели образования притяжательных прилагательных бледновато-фиалковый (кризантэмы бледновато-фиалковые) — «бледно-лиловый, светло-фиолетовый». Наречие фиально имеет двойное значение — цветовое «подобно цвету фиалки, фиолетово, лилово» и качественное «нежно, хрупко» (снег фиально белый и оискренный).

От производящего слова лилия образованы прилагательные лилиевый (лилиевое тело) — «подобный лилии» или «принадлежащий лилии», лильчатый (желтый длинностебельный лильчатый шарф) — «состоящий из лилий»; существительное лилейность — «овеществленный признак, совокупность всех свойств и признаков лилии»:

Блаженство бессмысленно, и в летней лилейности —
Прекрасен и сладостен триумф безыдейности.

В качестве цветового компонента корень входит в слова белолилия, белолильная (белолильной феей), лилиебатистовый (на блузке лилиебатистовой); а в сложном прилагательном лилиесердный (лилиесердный герцог) он имеет значение «нежный».

Причастия офиалчен и олилиен (олилиенный) произведены по одной модели от потенциальных глаголов офиалчить — «покрыть или заполнить фиалками» и олилиить «покрыть или заполнить лилиями» (офиалчен и олилиен озерзамок Мирры Лохвицкой). Перенасыщенность строфы окказионализмами свидетельствует о высокой эстетической значимости создаваемого поэтом образа.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.