2.3.3. Собственно сравнительные конструкции

Титаны — все, а вместе с тем — все крохи.
Швейцар, столяр, извозчик и купец —
Все, все поют, смеша, как скоморохи,
Гадливость вызывая, как скопец.

(«Собратья»)

В пределах осложненного предложения функционируют две трехчленные конструкции со сравнительными оборотами: как скоморохи, как скопец. Обе конструкции включают S — местоимение все, которое выступает в роли обобщающего слова при однородных номинациях: швейцар, столяр, извозчик, купец. Обстоятельственно-характеризующие отношения у каждого из сравнений семантически различны: первый связан с деепричастием смеша, второй — с деепричастной конструкцией гадливость вызывая. Общая субъектная соотнесенность и синтаксический параллелизм мотивируют смысловую цельность сравнений и их негативную градацию по восходящей линии.

И в глазах ее раскосых,
Блекло-тонных, как пастэль,
Проскользнула тень сарказма,
Губы стали, как желе,
И застыла в горле спазма,
Как ядро в сырном жерле.

(Рассказ без поясненья)

В контексте строфы — три простых предложения, осложненные сравнительными конструкциями. Все они трехчленного состава. Первая конструкция включает окказиональное сложное прилагательное в косвенном падеже блекло-тонных; вторая и третья — глаголы-предикаты стали, застыла. Первый сравнительный оборот как пастэль относится к разряду качественных компаративных тропов (КТ), хотя перенос «по цвету» имеет метонимическую природу. Второй — как желе является сравнением «по контурности» или «характеру движения» (либо «по качеству»). Третья конструкция построена по принципу «парного параллелизма» (Прияткина, 1990: 95); она приближена к сложному предложению, так как представляет отражение двух ситуаций, находящихся в отношениях сходства по действию. Метафорический Pr застыла является семантическим основанием для сравнения. Все три сравнительных оборота характеризуют лицо, мимику объекта речи при выражении «сарказма».

О похоть, похоть! ты — как нетопырь,
Дитя-урод зловонного болота,
Костер, который осветил пустырь,
Сусальная беззлатка — позолота.
Ты тяжела, как сто пудовых гирь.
Нет у тебя, ползучая, полета.

(Секстина XV)

В состав поэтической строфы входят четыре сравнительных оборота. Первые три непараллельные конструкции связаны отношениями однородности, имеют общий сравнительный союз. Данные обороты двучленного состава связаны атрибутивно-характеризующими отношениями с местоименным S ты. Контактно расположенное повторяющееся обращение похоть является семантическим субъектом в главном предложении сложноподчиненной конструкции, и сравнительные обороты соотносятся с ним по смыслу. Сравнение как нетопырь денотативно отрицательно, негативация усиливается в контексте распространенного приложения дитя-урод зловонного болота. Сравнение как костер основано на компаративации «по свету»; сложное сравнение сусальная беззлатка — позолота с окказиональным компонентом беззлатка — на компаративации «по цвету». Несмотря на то, что сравнительные характеристики являются качественными, денотат сравниваемой абстрактной лексемы похоть не содержит цвето-световых качественных сем, поэтому данные сравнения семантически необоснованны, их мотивация ассоциативного плана.

Сравнительный оборот как сто пудовых гирь входит в трехчленную конструкцию с атрибутивно-характеризующими и обстоятельственно-характеризующими отношениями. Гиперболизированное сравнение основано на поэтической ассоциации: оно, как и рассмотренные выше сравнения, не обосновано семантикой денотата сравниваемого образа (похоть).

Как сети, стали ткать интриги
И, ближних опутав, как рыб,
Забыли музеи и книги,
В руках затаили ушиб.

(Поэза упадка)

Сравнительные конструкции (1-я, 2-я строки) связаны орудийно-объектными семантическими отношениями, образующими параллельную (формально «перекрестную») смысловую связь с лексемами интриги, сети: «сети для рыб = интриги для ближних». Обе сравнительные конструкции трехчленного состава (как сети, интриги; как сети, ткать; опутав, как рыб; ближних, как рыб).

И что же? Запрещенье водки —
Лишенье вас свободных грез —
Вы, — апатичны, вялы, кротки, —
Перенесли, как жалкий пес!

(Доказательство рабства)

Сравнительная конструкция трехчленного состава (3-я, 4-я строки) имеет две линии семантической связи: первая репрезентирует атрибутивно-характеризующие отношения (вы, как жалкий пес), вторая — обстоятельственно-характеризующие отношения (перенесли, как жалкий пес). Грамматические отношения по обеим линиям связи ненормативны: несовпадение категории числа. Однако подобное конструирование можно рассматривать как стилистический прием, мотивированный семантикой микротекста: объект поэтической речи — люди — рабы — выступает как цельный образ, обладающий не индивидуальными, а общими качественными характеристиками (см. текст стихотворения «Доказательство рабства»).

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.