На правах рекламы:

Наша труба нкт соответствует требованиям согласованных с потребителем технических условий.

• Аренда компрессора высокого давления с отбойными аренда компрессора с отбойными молотками.

Схема прокладки канализации, прокладка канализации и труб под дорогой

2.3.4. Сравнительные конструкции разных типов

В числе сравнительных конструкций в текстах И. Северянина встречаются обороты с союзом чем. Союз чем входит в число сравнительных, но образует самостоятельную конструкцию со сложным значением, включающим три взаимосвязанных семантических компонента: сравнение, степень и отличие. Союз чем указывает не на сходство, подобие предметов, а на отличие одного предмета от другого, причем это отличие определяется разной степенью проявления в предметах того или иного общего для них признака [Прияткина, 1990: 97—98]. Союз чем, как и многие другие союзы, «концентрирует в себе смысл синтаксического отношения между А и В, но это отношение охватывает всю структуру» [Прияткина, 1992: 74]:

И хочется мне крикнуть миллионам
Бездарностей, взращенных в кабаке:
«— Приличней быть в фуражке почтальоном,
Чем лириком в дурацком колпаке».

(«Собратья»)

Предметами сравнения являются названия лиц по профессии, роду занятий (почтальон, лирик). Однако сравниваются не лица и профессии как таковые, а их внешние отличительные признаки (головной убор) по принципу «соответствие — несоответствие». То есть фуражка для почтальона — необходимый форменный атрибут, тогда как колпак (сочетается с негативным просторечием дурацкий) для лирика (ср. шутовской колпак) — деталь одежды, дискредитирующая личность поэта. Тем не менее, данное сравнение не следует рассматривать как прямое: имплицитно содержащийся в нем смысл относится больше к поведенческим характеристикам, чем к внешним атрибутам.

Им стало филе из лягушки
Дороже пшеницы и ржи,
А яды, наркозы и пушки —
Нужнее, чем лес и стрижи.

(Поэза упадка)

В строфе представлены две сравнительные конструкции. Первая — бессоюзная (сравнение при помощи компаратива дороже). Сопоставлены продукты питания как неотъемлемая часть двух национальных культур. В контексте стихотворения данное сопоставление можно рассматривать как противопоставление. Вторая сравнительная конструкция реализуется союзом чем и компаративом нужнее. Сравниваются лексемы, входящие в трехчленный и двучленный однородные ряды. Лексические компоненты также контекстуально противопоставлены по смысловому признаку «живое» (4-я стр.) — «убивающее живое» (3-я стр.).

Ползу без вдохновенья, без сознанья,
Без чувств, без глаз, без слуха и без сил...
И шумом города смеется мне Молчанье
Мертвее, безнадежнее могил
.

(Молчанье шума)

В данном случае сравнение оформлено адъективными компаративами мертвее, безнадежнее, которые связаны контекстуально градационными отношениями, усиливающими негативный фон повествования. Сравниваемым объектом является метафора-олицетворение Молчанье, сравнивающим — лексема могилы как символ тишины и вечного покоя. Психофизиологическое состояние лирического героя актуализируется однородными лексемами с отрицающим компонентом без, которые в буквальном смысле означают биологическую смерть, однако предикат разговорного характера ползу указывает на низкую степень динамики субъекта речи, что позволяет рассматривать однородные лексемы как художественно гиперболизированные.

В числе бессоюзных сравнений И. Северяниным нередко используется так называемый «творительный сравнения»:

Убийцей жизни, мысли пробужденья,
Порывов светлых, воздуха и грез
. . . . . . . . . .
Ползу среди ударов и угроз.

(Молчанье шума)

Пять однородных дополнений при метафорическом сравнении убийцей расширяют его семантику, конкретизируя смысловую направленность текста. Негативный денотат сравнения, находящегося в препозиции, направлен на сферу внутренних переживаний субъекта речи. Творительный сравнения убийцей в данном случае является основным лексическим элементом негативной самооценки лирического героя.

Лоскощекие мещанки —
Груди — дыни, жабой брошь,
Разговорные шарманки.
Имперьял идет за грош.

(В кустах жасмина)

В пределах строфы функционируют две контактно расположенные сравнительные конструкции разного типа. Оба сравнения, оформленные бессоюзной связью, органично вплетаются в стилистически сниженный контекст. Творительный сравнения жабой брошь сталкивает оценочно полярные лексемы. Сравнение груди — дыни представляет собой метафорическую конструкцию, где компаративные части являются подлежащим и именным сказуемым. Подобные сравнения О.И. Усминский относит к «ригидным» (категоричным) [Усминский, 1997: 26].

Сравнительные конструкции как одно из синтаксических средств негативации объекта речи в произведениях И. Северянина имеют следующие основные особенности:

• Большинство сравнений имеет метафорическую природу (метафоры-сравнения или метафорические сравнения).

• Чаще используются непредикативные структуры (сравнительные обороты).

• Сравнительные отношения чаще всего выражены союзом как.

• Многие сравнительные конструкции трехчленного состава основаны на параллелизме словоформ.

• Отмечено активное функционирование в пределах одной строфы двух и более сравнительных конструкций разного типа.

• Используются многообразные непредикативные словоформы.

• Большинство конструкций имеет сниженную стилистическую окраску.

• Семантическое основание многих сравнений не мотивировано контекстом: имеет ассоциативную природу.

• Встречается незначительное количество сравнений «несобственно сравнительных» (конструкции с союзом чем, творительный сравнения, конструкции с адъективным компаративом, бессоюзные сравнения и другие).

Таким образом, в поэтических текстах И. Северянина более регулярно используются традиционные, общеязыковые трехчленные сравнительные конструкции, в которых сравнительные отношения выражены союзом «как». И это не случайно: подобные конструкции более «прозаичны», демонстрируют язык «среднего сословия», который зачастую пародирует в своих произведениях И. Северянин. По нашему мнению, данный тип сравнения более экспрессивен, так как негативная оценка в нем выражена ярче. Напротив, творительный сравнения, который преобладает в поэзии М. Цветаевой, С. Есенина и др., снижает степень экспрессии. Например, Красною кистью рябина зажглась (М. Цветаева), ср. Рябина зажглась, как красная кисть. Или: Рыжий месяц жеребенком запрягался в наши сани (С. Есенин), ср. Рыжий месяц, как жеребенок, запрягался в наши сани. Вполне очевидно, что преобразование творительного сравнения в сравнительную конструкцию с союзом «как» ведет к «прозаизации» поэтического текста, приближению его к разговорной речи.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.