Расставание с Волнянской. Смерть матери

В мае 1921 года Северянин вместе с Марией Волнянской (Домбровской) ездил по эстонским докторам — ухудшилось состояние ее здоровья. Лекарства не приносили облегчения. Северянин писал Августе Барановой 5 июня 1921 года: «Весь май прошел в поездках по Эстии — по докторам, т. к. здоровье Марии Васильевны весьма расшатано за последние годы. Она всегда-то была малокровна и слаба, перенесенные же за это трехлетье невзгоды сильно отразились на ней. Теперь мы на днях вернулись из Дерпта (я дал там попутно концерт)...»

Летом в письмах Барановой Игорь Северянин сообщал: «...с 11-го марта по 29 апр[еля] мы с М[арией] В[асильевной] уезжали из Эстии — сначала были в Риге, а из Латвии проехали в Литву, где дали вечера в Ковно и Шавляве. В Ковно прожили 27 дней. Всего же за это время дали 3 вечера (1 в Риге). В январе мы уже один раз побывали в Риге, где было тогда дано 2 концерта».

Осенью 1921 года Игорь Северянин и Мария Волнянская расстались. На октябрьском закате Северянин встретил Фелиссу Круут. В письме Августе Барановой от 13 октября 1921 года Северянин признался:

«Со мной в Берлин едет эстийская поэтесса Фелисса Крут [так!], моя невеста. Она — девятнадцатилетняя очаровалка. Мария Васильевна, за семь лет не пожелавшая меня понять и ко мне приблизиться, снова одинока. Я жалею ее, но виноватым себя не чувствую. Вы знаете сами, что давно уже все шло к этому. Жить с поэтом — подвиг, на который не все способны. Поэт, пожертвовавший семью годами свободы своей во имя Любви и ее не обретший, прав прекратить в конце концов принесение этой жертвы, тем более что никому она и не нужна, ибо при "нужности" была бы признательность и более бережное отношение. Я благодарен Балькис за все ее положительные качества, но одно уже отрицательное — осуждение поэта — изничтожило все хорошее».

После разрыва с Северяниным Мария Волнянская, по одним сведениям, вернулась в СССР, по другим — осталась в Ревеле и выступала в кабаре.

Время расставания с Марией Волнянской совпало с тяжелым событием: 13 ноября 1921 года в возрасте семидесяти шести лет умерла мать Северянина Наталья Степановна Лотарева (Шеншина), последняя из родных ему людей. Она была похоронена в Тойле. Образовавшуюся пустоту помогла преодолеть только вспыхнувшая в октябре любовь к Фелиссе Круут.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.