Любовный треугольник: «Валентина-плутоглазка»

С именем Маяковского и крымским турне связан роман Игоря Северянина с Валентиной Гадзевич. Истории этого знакомства Северянин посвящает стихотворение «Валентина», позже вошедшее в книгу «Ананасы в шампанском».

Валентина, сколько счастья! Валентина, сколько жути!
Сколько чары! Валентина, отчего же ты грустишь?
Это было на концерте в медицинском институте,
Ты сидела в институте за продажею афиш.

Валентина Ивановна Гадзевич (поэтесса Валентина Солнцева) была служащей Санкт-Петербургского женского медицинского института, где 2 ноября 1913 года состоялся вечер, на котором Игорь Северянин выступал вместе с Хлебниковым, Николаем Бурлюком и Гнедовым. Появившийся в окружении многочисленного эскорта девушек («Выскочив из ландолета, девушками окруженный...»), Северянин привлек внимание юной студентки и вызвал яркое страстное чувство. Поэт тоже увлекся ею серьезно, хотел даже «осупружиться». Но «плутоглазка» и «остроумная чертовка» Валентина превратила, по его словам, «чаруйную поэму» в жалкий бред.

Скорее всего, к Валентине Гадзевич обращена «Поэза о тысяча первом знакомстве», заглавие которой восходит к сборнику сказок «Тысяча и одна ночь», памятнику средневековой арабской литературы.

«Тысяча первым знакомством» Северянин называет знакомство с одной из женщин, не раскрывая ее имени, а лишь намекая на сходство собственных любовных отношений с историей Альфреда и Травиаты. Он сближает имена Валентины и Виолетты (настоящее имя героини оперы «Травиата»), Валентина Гадзевич подписывалась именем Violette.

Альфред и Травиата — действующие лица оперы итальянского композитора Джузеппе Верди «Травиата» (1853) о трагической любви отвергнутой обществом женщины по имени Виолетта (Травиата — ит. «падшая», «заблудшая»), которая жертвует своей любовью, уступая просьбам отца своего возлюбленного — Альфреда, и говорит, что была ему неверна. Когда Альфред узнает о ее жертве и возвращается, уже поздно. Она умирает у него на руках.

В реальной жизненной ситуации романтические планы разрушила не сама Валентина, а другой ее поклонник, Владимир Маяковский. В «Записках о Маяковском» Северянин рассказывал: «Валентина Ивановна Гадзевич... служащая Петербургского медицинского института, прислала мне из Тамбова телеграмму, что родители согласны на наш брак. Я был увлечен и готов был осупружиться. В.В. [Маяковский] долго и тщетно меня отговаривал. Наконец он признался, что девица завлекла и его и даже обнажалась перед ним. Я верил каждому его слову и потому порвал с нею.

Мы знаем наперёд: и будет то, что смято
Когда-то, кем-то, как и где — не всё равно ль?»

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.