2.4. Новообразования-существительные, созданные способом субстантивации (3 ед.)

Традиционно субстантивацию рассматривают как «субстантивацию прилагательных и причастий». В словообразовательной системе существительных субстантивированные прилагательные и причастия — это существительные адъективного типа склонения, мотивированные прилагательными и имеющие систему флексий, совпадающую с частью системы флексий мотивирующего прилагательного. Субстантивированные прилагательные и причастия несут в основном те же словообразовательные значения, что и суффиксальные существительные (в том числе с нулевым суффиксом). Ср., например, словообразовательные синонимы: смелый и смельчак, красильная и красильня; третья (часть) и треть; доброе и добро; усыновляющий и усыновитель и др. [ГР-70:159].

Совпадение в основном словообразовательных значений субстантивированных прилагательных и причастий, суффиксальных существительных позволило некоторым русистам оспорить сущность (принадлежность) способа субстантивации как морфолого-синтаксического и отнести его к морфологическому словообразованию, что исключает само понятие субстантивации [Лопатин, 1967:207—208]. Этой точки зрения придерживается, в частности, Э.И. Ханпира [1972:279], Н.А. Янко-Триницкая [1968:105—106] и другие исследователи. И.С. Улуханов, признавая субстантивацию прилагательных и причастий как способ словообразования [РГ-80:139, 239—242], полагает, что вопрос о словообразовательном форманте субстантивации нельзя считать окончательно решенным.

Авторы Русской грамматики-80 считают, что формантом этого способа является «система флексий мотивированного слова (существительного), представляющая собой часть системы флексий мотивирующего (прилагательного или причастия) — систему флексий одного грамматического рода или только множественного числа: существительные больной, заведующий, операционная, новое, суточные» [РГ-80:139]. И.С. Улуханов предлагает иную, «более адекватную» трактовку форманта субстантивации. Он считает, что «формантом для субстантивации может быть различие в синтаксической позиции и грамматической семантике мотивированного и мотивирующего или перевод прилагательного в синтаксическую позицию существительного с изменением частеречного грамматического значения». Такая трактовка форманта субстантивации, по мнению исследователя, является универсальной и может быть использована для описания субстантивации других частей [Улуханов, 1996:31].

Примером окказиональной субстантивации, при которой слово, попадая в позицию существительного, приобретает его окончания и соответствующую им родовую характеристику, является отмеченное нами новообразование И. Северянина сквозь (250 — «Влекусь я в моревую сквозь»), мотивированное предлогом сквозь. Новообразование-существительное сквозь является безаффиксным существительным женского рода, единственного числа, 3-го склонения, имеющее значение отвлечённого признака или собирательное.

Следующие новообразования (2 ед.) созданы поэтом в соответствии с узуальной субстантивацией: девятнадцативешняя (261 — «Девятнадцативешней впечатления жизни несравненно новее»). Новообразование мотивировано сложным прилагательным, опорный компонент которого является окказиональной заменой узуального компонента летняя. Автор предлагает года девушки считать не летами, а вёснами. Использование сложного прилагательного в качестве мотивированного слова указывает на нарушение формальных условий словообразовательного типа в индивидуальном языке по отношению к общему языку. Новообразование имеет значение «название лица по характерному признаку, названному опорной основой и конкретизированному в первой основе сложного прилагательного» [РГ-80:239]. Словообразовательный тип употребителен в крылатых выражениях и афоризмах, а также в художественной и разговорной речи, в индивидуальном языке И. Северянина является непродуктивным; находимое (338 — «Я говорю: жизнь прожита большая, Неповторимая на земле! Всё находимое порастерял») — новообразование-существительное среднего рода с определённой степенью обобщённости называет явление, характеризующееся отношением к действию, названному мотивирующим страдательным причастием настоящего времени находимый. Словообразовательный тип продуктивен преимущественно в газетно-публицистической и художественной речи других авторов [РГ-80:242], в индивидуальном языке исследуемого автора он непродуктивен.

Итак, созданные по продуктивным словообразовательным типам субстантивированные новообразования-существительные И. Северянина непродуктивны в индивидуальном языке автора; нами отмечен словообразовательный тип, не зафиксированный в общем языке.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.