2.3. Новообразования-существительные, созданные префиксально-суффиксальным способом

Способ, при котором в качестве словообразовательного форманта выступает сочетание префикса и суффикса, присоединение данных морфем к основе производящего слова, в современном словообразовании понимается как префиксально-суффиксальный [Черепанов, 1968:101; ГР-70:46, 177; Потиха, 1970:156; Земская, 1973:175, 285, 294; 1981:202, 203; Максимов, 1977:12; Улуханов, 1977:35; Цыганенко, 1978:101, 134; РГ-80:138, 139; Торопцев, 1980:98, 99 и др.].

Существует мнение, что первый компонент — префикс и второй компонент -суффикс образуют конфикс — единую двухэлементную словообразующую морфему. В процессе словопроизводства она осложняет производящую основу одновременно в пре — и постпозиции, то есть речь идёт о прерывистых морфемах [Старинин, 1963:90—95; Балалыкина, Николаев, 1985]. Возникает последовательный вопрос, в префисально-суффиксальных образованиях русского языка префикс и суффикс не являются ли единым элементом. В.В. Лопатин и И.С. Улуханов считают, что «в указанных образованиях (по крайней мере в именном и глагольном словообразовании) префикс и суффикс всегда чётко разделены не только формально, но и семантически, в самом словообразовательном значении, которое является именно суммой значений составляющих суффиксов» [1969:12]. С этой точкой зрения согласна Е.А. Земская, считающая, что «наличие прерывистых морфем не характерно для структуры языка» [Земская, 1974:31]. Это мнение поддерживает П.П. Шуба, отмечая, что нет ни одного конфикса, первая или вторая часть которого встречалась бы только в составе данного конфикса и не могла выступать в качестве самостоятельного префикса или суффикса, Всё это позволяет характеризовать конфикс лишь как некое функциональное единство, состоящее из двух (или трёх) языковых единиц; но сходство составных частей конфикса с самостоятельными префиксами и суффиксами не является полным. Тождества здесь нет. Префикс и суффикс, с одной стороны, первый и второй компонент конфикса, с другой, — это родственные, «генетически связанные», но в известной степени самостоятельные системы деривационных средств языка» [Шуба, 1975:249]. Указанная характеристика конфикса вряд ли позволяет утверждать, что конфикс есть единая и прерывистая морфема. Мы также разделяем последнюю точку зрения, считая, что «прерывное» деривационное средство трудно считать единой морфемой, неким «дистанционным» аффиксом, поэтому ниже мы рассмотрим не конфиксальные новообразования, а префиксально-суффиксальные.

Необходимо сказать, что описанные ниже новообразования-существительные, созданные, по нашему мнению, префиксально-суффиксальным способом, можно отнести и к слитно-суффиксальному способу образования, при котором сложные слова образуются «путём слияния разных слов или словоформ с одновременным присоединением к основе конечного компонента суффиксальной морфемы» [РГ-80:139; ГР-70:43, 176, 228; Лопатин, 1977: 127; Молочко и др., 1978:58 и др.]. Кроме того, к слитно-суффиксальным образованиям относится префиксация первого типа с суффиксацией (например: основа существительного сливается с предлогом без- + суффикс -ј-).1

Основную массу префиксально-суффиксальных существительных составляют образования, мотивированные существительными; менее распространены существительные, мотивированные прилагательными и глаголами [РГ-80:231], что находит подтверждение в индивидуальном языке И. Северянина. Зафиксированы отсубстантивные (8 ед.) и отадъективные новообразования-существительные (1 ед.), отглагольные новообразования не отмечены.

Префиксально-суффиксальные существительные, мотивированные существительными:

1. Существительные с префиксом без- и суффиксом -ј- (2 ед.): грёза — безгрезье (35), (132), (176); луч — безлучье (32). Существительные с префиксом без- и суффиксом -ј- называют явление, состояние, характеризующееся отсутствием того, что названо мотивирующим словом. Тип продуктивен в художественной речи [РГ-80:232].

2. Существительные с префиксом вне- и суффиксом -ј- (1 ед.): твердь — внетвердье (38). Новообразование называет нечто, находящееся за пределами того, что названо мотивирующим словом. Подобный тип существительных с префиксом -вне и суффиксом -ј- в указанном значении не отмечен.

3. Существительные с префиксом над- и суффиксом -ник (1 ед.): лампа — надлампник (234 — «Догорела лампа... Нет ни лампы, ни надлампника, Всё сгорело»). Существительные с префиксом над- и суффиксом ник- имеют пространственное значение: называют место, пространство, находящееся поверх того, что названо мотивирующим словом. Надо отметить, что контекстуальная семантика существительного надлампник дополняет словообразовательную: используя приём метафоры, И. Северянин жизнь человека сравнивает с горящей лампой, а надлампник, по всей вероятности, не что иное, как вдохновение, без которого любая жизнь не имеет смысла и продолжения, тем более творческая. Тип проявляет продуктивность в естественнонаучной терминологии [РГ-80:233].

4. Существительные с префиксом от- и суффиксом -ј- (1 ед.): лог — отложье (61). Существительные с префиксом от- и суффиксом -ј- имеют значение «нечто, отдалившееся от предмета, названного мотивирующим словом, порождённое им». В общем языке тип непродуктивен [РГ-80:233].

5. Существительные с префиксом под- и суффиксом -ј- (1 ед.): скала — надскалье (23). Существительные с префиксом под- и суффиксом -ј- имеют значение «место, пространство, находящееся ниже того, что названо мотивирующим словом, или в непосредственной близости от него». Тип проявляет продуктивность [РГ-80:234].

6. Существительные с префиксом пред- и суффиксом -ј- (2 ед.): гнев — предгневье (87); гроза — предгрозье (132). Существительные с префиксом пред- и суффиксом -ј- называют промежуток времени перед тем, что названо мотивирующим словом. Тип продуктивен в художественной речи [РГ-80:234].

Префиксально-суффиксальные существительные, мотивированные прилагательными, представлены в поэзии И. Северянина одним примером: существительным с префиксом без- и суффиксом -ость-: денной — бездённость (88).

Индивидуально-авторское новообразование называет явление, состояние, свойство, характеризующееся отсутствием того признака, качества, которое названо мотивирующим прилагательным. Данный словообразовательный тип в общем языке не отмечен. [РГ-80:237—238].

Подводя итог анализу префиксально-суффиксальных существительных-новообразований И. Северянина, можно констатировать, что они мотивированы существительными (кроме одного, мотивированного прилагательным; существительные, мотивированные глаголами, не отмечены). Существительные-новообразования созданы в основном в соответствии с продуктивными типами общего языка, которые в индивидуальном языке являются непродуктивными. Отмечено существительное внетвердье, образованное в соответствии с типом, не отмеченным в общем языке. Новообразование безденность семантически и формально изолировано от префиксально-суффиксальных прилагательных общего языка, мотивированных прилагательными. В целом префиксально-суффиксальный способ образования существительных в индивидуальном языке И. Северянина малопродуктивен.

Примечания

1. Габинская О.А. относит префиксацию первого типа к слиянию [1969:9].

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.