2.1. Новообразования-существительные, созданные суффиксальным способом

В теории современного словообразования под суффиксальным способом понимается способ, при котором основным словообразовательным средством, формантом, является суффикс, его присоединение к производной основе [Шанский, 1953:15; 1968:280; Земская, 1973:174, 289, 297; 1981:202; Лопатин, 1977:77 и др.].

Суффиксальный способ образования является самым продуктивным способом образования окказиональных имен существительных в поэзии И. Северянина: 132 единицы новообразований, что составляет 26,6% всех новообразований существительных. Среди суффиксальных новообразований выделяем: 1) существительные с нулевым суффиксом (34 ед.); 2) отглагольные существительные (13 ед.); 3) отадъективные существительные (40 ед.); 4) отсубстантивные (45 ед).

2.1.1. Существительные — новообразования с нулевым суффиксом

I. Одной из самых распространенных групп новообразований существительных в поэзии И. Северянина является группа безаффиксных существительных женского рода III. склонения (19 ед.), в которой мы выделяем: а) существительные, мотивированные прилагательными, имеющие значение отвлеченного признака, а также собирательное или вещественное значение (12 ед.): ажурь (76) — «томилась внешнею ажурью»; влажь (304) — «Нас безлошадий экипаж Вез через горы, через влажь морскую»; лазорь (161 — «Льются взоры, ласково и грезно — То лазорь, то пламя, то фиоль»); лиловь (217 — «Сирень моей весны фимьямною лиловью Изнежила кусты»); сочь (41 — «Как сочь июльская полна она желаний: В ее глазах, губах, во всей — сплошная сочь»); юнь (317 — «Этот лох и сморчок, и подснежник незамысловатый, Эта юнь, эта даль»). Зафиксированы два существительных со значением «лицо — носитель признака»: бездарь1 (306) (394) (488 — «Вокруг талантливые трусы И обнаглевшая бездарь, И только Вы, Валерий Брюсов, Как некий равный государь»); заурядь (394 — «Состряпанное потною бездарью Пронзает в мозг Ивана или Марью За гения принявших заурядь»); б) существительные, мотивированные существительными имеют значение отвлеченного признака или собирательное (6 ед.): веснь (309 — «нашею он сделал веснь!»); лунь (134) (116 — «немой Морфей, Соткал июнь, Вуаля лунь»); сонь (131 — «Какая сонь! Какая тишина!»); чудь (216 — «Будет с лилиями грешница и чарующая чудь»); в) существительные, мотивированные глаголами, называющие отвлеченное действие или состояние (2 ед.): застарь (394 — «Безглавых тщательноголовый пастырь Усердно подновляет гниль и застарь И бестолочь выделывает»); затерть (204 — «Её (Отчизны — Т.К.) низы — изморина и затерть, Российский бебеизм — её верхи»).

Этот тип безаффиксных существительных был очень продуктивен в русской поэзии начала века [Лопатин, 1970; 1966:85; Александрова, 1978: 3—73; Костомаров, 1995:254—261]. И. Северянин «был одним из русских поэтов, развивших этот тип в качестве специфически художественного» [Виноградова, 1995:92], однако далеко не все из образований подобного рода имеют «смягчение конечного согласного.

II. Для поэзии И. Северянина характерна группа безаффиксных (15 ед.) существительных мужского рода, а) мотивированных глаголами, которые являются названиями отвлеченного действия (состояния), совмещающих значение процесса со значением существительного как части речи (8 ед.): вызвол (158 — «На вызвол к Владимиру скачет Илья»); карк (348 — «Над «Нивою» вороний карк!»): част (6 — «Колёса палок дают разгон, Скольжу, в движеньях лыжных част»): б) существительные, мотивированные прилагательными, имеющие значение отвлеченного признака (3 ед.): грациоз (61 — «На отложье берега лён расцвел мимозами, А форели шустрятся в речке грациозами»); ковар (285 — «Окурок и иголку Опорки, самовар Метёлка — самомёлка Гребёт, войдя в ковар»): поляр (112 — «О, сталь поляра! о, рыхлость юга!»); в) существительные, мотивированные прилагательными, имеющие значение «носитель признака»; подтип: слова со значением лица (3 ед.): интуит (158 — «Я интуит с душой мимозовой, Постиг бессмертия процесс»); литург (47 — «В молитвах твоего литурга Нет о твоем спасенье просьб»); эмпир (281 — «Для светозарного эмпира Пребудут вещие слова!); зафиксировано одно существительное мужского рода со значением лица, мотивированное существительным женского рода: кокет (334 — «Кокеток с мест берут кокеты»).

Анализ способа словообразования показывает насколько многообразны возможности создания нового слова. Однако для ответа на вопрос, как именно образовано новое слово и — шире — как образуются слова [Земская, 1973:182], необходимо ввести понятие словообразовательного типа. Словообразовательный тип — это схема (формула) образования производных слов, характеризуемых общностью трех элементов: 1) лексико-грамматических свойств производящей основы (части речи производящей основы); 2) семантического соотношения между производными и производящими; 3) словообразовательного строения, включая общность способа производства и словообразующей (деривационной) морфемы (формального соотношения между производными и производящими, а именно: общностью способа словообразования, а для аффиксальных способов тождественностью аффикса [1968:11; Земская, 1973:182; РГ-80:135]. Словообразовательный тип имеет общее словообразовательное значение. Несмотря на все многообразие лексических значений отдельных слов, входящих в словообразовательные типы, среди них можно выделить повторяющиеся в ряде слов наиболее распространенные значения, более узкие по сравнению с общим словообразовательным значением типа. Их можно назвать частными словообразовательными значениями; они составляют более узкие единицы — семантические подтипы в рамках типа.

Среди новообразований, зафиксированных в стихах И. Северянина, мы отмечаем новообразования, созданные по продуктивным, малопродуктивным, непродуктивным типам; выявляем соотношение продуктивности типа между выделенными словообразовательными типами в индивидуальном языке И. Северянина и словообразовательными типами общего языка; определяем нарушения условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к общему языку: а) нарушение формальных условий образования, б) нарушение семантических условий образования, в) нарушение формально-семантических условий образования.

Итак, существительные женского и мужского рода с нулевым суффиксом весьма продуктивны как среди новообразований-существительных в поэзии И. Северянина (особенно отадъективные и отсубстантивные), так и в общем языке [РГ-80:221—226]. Нами отмечен словообразовательный тип в индивидуальном языке И. Северянина, не зафиксированный в общем языке: основа существительного + нул. суфф. = сущ. муж. р. со значением лица: кокетка — кокет; возможно, сущ. кокет образовано способом обратного словообразования (десуффиксацией). Большинство из рассмотренных существительных содержит эмотивно-оценочное отношение автора к действительности, выражает его представления и имеет экспрессивный оттенок.

2.1.2. Отглагольные новообразования-имена существительные (13 ед.)

Среди отглагольных новообразований в поэзии И. Северянина выделяем группу имен существительных с суффиксом -ниј-/нј/-/ј/ и единичные примеры.

1. Имена существительные с суффиксом -ениј/нј/ј/ (7 ед.).

Имена существительные с суффиксом -ниј/нј в поэзии И. Северянина совмещают в своём значении присущее мотивирующему глаголу значение отвлеченного процессуального признака (действия, состояния) со значением существительного как части речи: воскрыление (293 — «Она любила мир античный; Все воскрыления орла Сестрой воскриняты отлично»); игранье (275 — «Вдали в долине, играют Грига. В игранье Грига такая нега»); изнедртанье (145 — «Все открытая и все познанья — Для изнедриванья Любви?») — новообразование мотивировано окказиональным глаголом И. Северянина изнедривать; поглупенье (75 — «Отвечу: как и прежде, смесь Ума с налётом поглупенья») и др.

2. Имена существительные с суффиксом -тель (1 ед.).

Имена существительные с суффиксом -тель обладают значением «носитель процессуального признака». В системе существительных, мотивированных глаголами, слова с общим словообразовательным значением «носитель процессуального признака» противопоставлены словам со значением отвлечённого действия (состояния). Нами отмечено новообразование взыскатель (227 — «Взыскатель полного безлюдья Обрёл я озеро в лесу») — обозначает «лицо, производящее действие». Семантически новообразование взыскатель близко существительному искатель: префикс -вз, на наш взгляд, привносит добавочное значение повышенной требовательности и высокого стиля, однако значение префикса -вз в мотивирующем глаголе несколько иное, ср.: взыскать — заставить уплатить; подвергнуть наказанию, привлечь к ответственности [Ожегов, 1984:70].

3. Имена существительные с суффиксом -чик (1 ед.)

Имена существительные с суффиксом -чик имеют то же словообразовательное значение, что и существительные с суффиксом -тель: «носитель процессуального признака». Имена существительные с суффиксом -чик называют лицо, производящее действие. Отмечено одно новообразование: кусайчик (270 — «весёлый зайчик, Маленький кусайчик») — это агентивное существительное также содержит коннотативный компонент, отражающий ярко выраженное дружелюбное отношение говорящего к обозначаемому лицу (в нашем случае — животному). Выбор суффикса -чик, возможно, обусловлен рифмой.

4. Имена существительные с суффиксом -н (я) (1 ед.).

Имена существительные с суффиксом -н (я) с общим значением «носитель процессуального признака» называют предмет, характеризующийся действием, названным мотивирующим глаголом. В поэзии И. Северянина этот словообразовательный тип иллюстрируется одним примером: мельня (256 «Глядь мельня мукомолка, — И тот час же мука Метёлкой — самомёлкой Взвита под облака») — обозначает помещение для производства действия, названного мотивирующим глаголом молоть, то есть помещение, где мелят муку. Возможна и такая интерпретация: мельня — версия узуального существительного мельница, в котором имеет место замена суффикса.

5. Имена существительные с суффиксом -льн (я) (1 ед.).

Имена существительные с суффиксом -льн(я) имеют то же значение, что и существительные с суффиксом -н(я): называют помещение, предназначенное для производства действия, названного мотивирующим глаголом. Зафиксировано одно существительное с суффиксом -льн(я): мечтальня (107 — «В твою мечтальню солнце вспрыгнуло С энергиею огневой»),

6. Имена существительные с суффиксом -ун (1 ед.).

Имена существительные с суффиксом -ун обладают значением «носитель процессуального признака» называют предмет (одушевленный или неодушевленный), производящий действие, названное мотивирующим словом. Отмечено существительное: бастун (328 — «Бастун спасительным экспериментом ещё не всколыхнул страны: Ведь это было до войны»). В словах данного типа преобладают слова со значением лица, и в этом случае поэт «одушевляет» собирательный образ тех, кто собирается бастовать: забастовщиков.

7. Имена существительные с суффиксом -ич (1 ед.).

Особо следует отметить новообразование-существительное с суффиксом -ич: будоражич (315 — «Хвостом виляя, скачет княжич — Детей заводских будоражич») — мотивировано глаголом будоражить, тогда как словообразовательный тип существительных с суффиксом -ич использует в качестве производящего слова имя существительное [РГ-80.186], новообразование обозначает лицо, производящее действие, названное мотивирующим глаголом. Возможно, выбор суффикса также обусловлен рифмой.

В индивидуальном языке И. Северянина мы отметили новообразование, которое создано по конкретному образцу. Например, существительное предажа (323 — Любовь! Россия! Солнце! Пушкин! При звуках тех теряет даже Свой смертоносный смысл в дали Веков дрожащая в предаже Посредственная Natalie) — мотивировано глаголом предать, создано по конкретному образцу: продать: продажа; новообразование имеет значение отвлеченного действия (состояния), в узуальной лексике ему соответствует существительное предательство.

Итак, среди отглагольных новообразований в поэзии И. Северянина выделяется группа существительных со значением отвлеченного процессуального признака с суффиксом -ениј/нј/ј/. Остальные типы отглагольных существительных представлены единичными примерами. Нами отмечен словообразовательный тип в индивидуальном языке И. Северянина, не зафиксированный в общем языке. Продуктивность типов общего языка и индивидуального не совпадают. Коннотативный компонент рассмотренных отглагольных существительных содержит рациональную оценку.

2.1.3. Отадъективные новообразования-имена существительные (40 ед.)

В поэзии И. Северянина данные существительные представлены существительными с суффиксами -ость; -ј/-иј/; -ств со значением отвлеченного признака. Существительные со значением «носитель признака» противопоставлены существительным со значением отвлеченного признака. В поэзии И. Северянина отмечены единичные случаи образования окказиональных существительных с суффиксами -ец-, -к, -ик-.

Имена существительные со значением отвлеченного признака.

1. Имена существительные с суффиксом «-ость» (орфографическая разновидность «-есть», «-ность») (16 ед.).

Академическая грамматика дает два значения существительных с суффиксом -ость/ность: а) «носитель признака»; б) отвлеченный признак [РГ-80:176, 177]. Существительных с суффиксом -ость/ность, имеющих значение «предмет, явление, характеризующееся признаком, названным мотивирующим словом, в индивидуальной лексике И. Северянина мы не отметили. В общем языке этот тип является непродуктивным.

Существительные с суффиксом -ость/ность со значением отвлеченного признака составляют наиболее продуктивный тип образования слов с отвлеченным значением признака, свойства в общем языке. В поэзии И. Северянина этот тип также продуктивен, наряду с другим типом существительных с суффиксом -nј/ј с этим же общим значением. Такие существительные совмещают в себе присущее мотивирующему прилагательному и причастию значение признака со значением существительного как части речи.

В индивидуальном языке И. Северянина существительные с суффиксом -ость/ность, мотивированные относительными отсубстантивными суффиксальными прилагательными, обозначают наличие того, что названо в мотивирующей основе прилагательного: крылатый-крылатость; пшеничный-пшеничность и др. Существительное вселенность мотивировано субстантивированным прилагательным вселенная. К этой группе мы отнесли существительные, мотивированные окказиональными прилагательными, зафиксированными нами в стихах И. Северянина: индивидный-индивидность; улыбный-улыбность; форельный-форельность; ниочёмный-ниочёмность. Возможна и другая версия: в качестве мотивирующего выступает существительное, в общем языке такой тип существительных с суффиксом -ость/ность не существует [РГ-80:183—200]. В Русской грамматике также не фиксируется в качестве мотивирующей основы местоимение [РГ-80:767], в данном случае отрицательное местоимение ни о чём, по нашему мнению, может выступать в роли мотивирующей основы для существительного ниочемность.

Существительные, мотивированные отглагольными прилагательными и причастиями, обозначают склонность или способность к действию, названному в мотивирующей основе прилагательного/причастия: вспененный-вспененность; лилейный-лилейность; томлёный-томлённость и др. Существительные данного типа имеют более общее значение: «признак, проявляющийся в различной степени и поддающийся измерению».

В поэзии И. Северянина мы отметили два существительных, для которых в качестве производящего слова использованы окказиональные слова: жданный-жданность; одарный-одарность (жданный — деаффиксальное образование от нежданный; одарный замена суффикса -енн- (одаренный) на суффикс -н-).

Единичен случай образования существительного со значением отвлеченного признака с суффиксом -ств(о) — огромство. Существительные с суффиксом -ств(о) мотивируются прилагательными, обозначающими свойства человека, и относительными прилагательными, мотивированными существительными со значением лица, местоименными и счетными. Тип высокопродуктивен в общем языке, но непродуктивен в поэзии И. Северянина. Окказиональное же существительное огромство и является, на наш взгляд, трансформацией узуального существительного огромность, мотивировано немотивированным качественным прилагательным огромный.

2. И мена существительные с суффиксом -/ј/- (-и/ј/-) (13 ед.).

В узусе имена существительные с суффиксом -/ј/- (-и/ј/-) имеют два основных значения: а) «носитель признака», б) отвлеченный признак [РГ-80:175, 181]. В поэзии И. Северянина имена существительные с суффиксом -/ј/-, имеющие общее значение «носитель признака», представлены одним словом межпланетье2 (155). Существительное называет место, пространство, характеризующиеся признаком, названным мотивирующим словом. Тип обнаруживает продуктивность как в общем языке [РГ-80:175], так и в художественной речи, но в поэзии И. Северянина непродуктивен.

В индивидуальном языке И. Северянина продуктивен тип существительных с суффиксом -/ј/- (-и/ј/-) со значением отвлеченного признака. Имена существительные с суффиксом -и/ј/- (-/ј/-) имеют то же значение, что и слова с суффиксом -ость: обозначают наличие того, что названо в мотивирующей основе прилагательного. Мотивирующими являются прилагательные — немотивированные, суффиксальные и суффиксально-сложные, префиксально-суффиксальные и сложные с нулевым суффиксом. Большинство слов — книжные. Продуктивность типа обнаруживается преимущественно в художественной речи, что находит подтверждение в поэзии И. Северянина: безжизненный — безжизние (35); безнадежный — безнадежье (87); влюбленный-влюбленье (443); ненужный — ненужье (21) (121) (180); современный — современье (351) и др. Заметим, что половина из перечисленных новообразований — существительных с суффиксом -и/ј/- (-ј-) имеет эквивалент в общем языке, например: безжизненность, безнадежность, ненужность, современность, влюбленность.

Имена существительные со значением «носитель признака»

3. Имена существительные с суффиксом -ик/-ник/-евик (2 ед.)

Имена существительные с суффиксом -ик- имеют общее значение «предмет (одушевленный или неодушевленный), характеризующийся признаком, названным мотивирующим словом». Этот тип продуктивный, особенно, в разговорной речи, а также в окказиональной, в поэзии И. Северянина представлен двумя окказиональными существительными: понурик (335 — «Какой бы ни был ты понурик, Не можешь не взнести бокал, Когда справляет крейсер «Рюрик» В ночь феерическую бал!). Новообразование мотивировано немотивированным прилагательным понурый, имеет значение «лицо, характеризующееся признаком, названным мотивирующим словом»; предутренник (168 — «Метёт предутренник с нагорья Пушисто-снежное узорье») — новообразование мотивировано префиксально-суффиксальным прилагательным предутренний, имеет значение «предмет, характеризующийся признаком, названным мотивирующим словом. Семантически новообразование-существительное предутренник мотивируется словосочетанием с мотивирующим прилагательным в качестве определяющего слова: предутренний ветер [РГ-80:167].

4. Имена существительные с суффиксом -к (а) (5 ед.).

Имена существительные с суффиксом -к (а) имеют общее значение «предмет (одушевленный или неодушевленный), характеризующийся признаком, названным мотивирующим словом». Тип высокопродуктивен в разговорной и профессиональной речи, являясь основным средством образования однословных неофициальных наименований предметов и явлений, которые в официальной речи обозначаются сочетаниями прилагательного с существительным [РГ-80:171].

В поэзии И. Северянина отмечено новообразование весёлка (256 — «Такая уж весёлка: На нивы, хоть мала, Метёлка — самомёлка Все реки намела»), мотивированное прилагательным весёлый, называет лицо женского рода. В задорно-озорном стихотворении поэт, используя олицетворение, наделяет метёлку-самомёлку весёлым характером. Существительное-новообразование мельня — мукомолка (256) мотивировано сложно-суффиксальным прилагательным мукомольный, называет конкретный предмет и явление, характеризующееся признаком, названным мотивирующим словом. В творчестве поэта данный тип непродуктивен.

Особняком стоят новообразования существительные общего рода с суффиксом -к (2 ед.), мотивированные местоимениями3, имеющие общее значение существительных с суффиксом -к: всёки, ничегоки (351 — «Уж ничегочат дурни — всёки И всёчат тщетно ничегоки.») — новообразования базируются на антонимичных местоимениях всё — ничего, суффикс -к- вносит значение лица, флексия -и — значение множественности. Нельзя не отметить краткую, ироничную форму новообразований, созданных поэтом, точно, по сути, характеризующих разновидности футуристического направления в России, к одной из которых он сам принадлежал.

5. Имена существительные с суффиксом -ец (3 ед.).

Имена существительные с суффиксом -ец/-овец/-авец имеют общее значение «предмет (одушевлённый или неодушевлённый), явление, характеризующееся признаком, названным мотивирующим словом». В индивидуальном языке И. Северянина отмечено два подтипа.

Существительные, мотивированные качественными прилагательными и называющие предмет по характерному качеству. Подтип продуктивен в узусе; в творчестве же И. Северянина представлен одним окказиональным существительным: беззаконец (157 — «Ах, для меня, для беззаконца, Один действителен закон: В моей душе восходит солнце, И я лучиться обречён!») — новообразование употреблено в значении «лицо, игнорирующее законы».

Существительные со значением лица, опосредствованно мотивированы существительными. Также образования непосредственно мотивируются относительными прилагательными. Подтип обладает высокой продуктивностью, в поэзии И. Северянина представлен единственным существительным застолец (237 — «В духане играл оркестр грузинов, Он пел застольцам: «Алаверды!») — новообразование мотивировано относительным прилагательным застольный, опосредствованно существительным с предлогом за столом, обозначает «лиц, сидящих за столом».

Итак, среди отадъективных новообразований существительные со значением отвлечённого признака (с суффиксом -ость- и суффиксом -ј-) составляют наиболее продуктивный тип образования в индивидуальном языке И. Северянина; существительные этого типа продуктивны и в общем языке [РГ-80:175—181]. В данном типе отмечены нарушения формальных условий образования существительных с суффиксом -ость-. Существительные со значением отвлечённого признака (с суффиксом -ств-: огромство) в индивидуальном языке поэта непродуктивны, представлены единичным образованием с нарушением формальных условий образования данного типа по отношению к общему языку. Выделены также единичные случаи суффиксальных новообразований, созданных по образцу слов продуктивных типов общего литературного языка (новообразования-существительные с суффиксами -ик, -ец, -к с общим значением «носитель признака»). Следует отметить, что продуктивность словообразовательных типов со значением «носитель признака» в индивидуальном языке И. Северянина и в общем языке не совпадает. В поэзии И. Северянина мы отметили существительные общего рода с суффиксом -к-, обозначающие «лицо, обладающее тем, что названо мотивирующим словом», в роли мотивирующего выступают местоимения всё, ничего, всёка, ничегока. Такой тип в Русской грамматике не фиксируется [РГ-80:171]. Коннотативный компонент рассмотренных нами отадъективных существительных-новообразований содержит рациональную оценку.

2.1.4. Отсубстантивные новообразования-имена существительные (45 ед.)

Отсубстантивные новообразования-существительные дифференцируются на новообразования с немодификационным и модификационным значениями, которые в индивидуальном языке И. Северянина представлены приблизительно равным количеством окказиональных единиц (соответственно 21 и 24).

Новообразования-существительные с немодификационным значением (21 ед.)

Среди новообразований с немодификационным значением «носитель предметного признака» в поэзии И. Северянина выделяем группы существительных:

1. Имена существительные с суффиксом -ник- (1 ед.)

Имена существительные с суффиксом -ник, имеющие общее значение «предмет (одушевлённый или неодушевлённый), характеризующийся отношением к предмету, явлению, названному мотивирующим словом», в поэзии И. Северянина представлен окказиональным словом рампник (234 — «Всё сгорело (Недосмотр неопытного Рампника?)»), которое мотивировано существительным рампа, обозначает лицо, характеризующееся отношением к предмету, названному мотивирующим словом. Тип продуктивен [РГ-80:184], особенно в разговорной речи в названиях лиц, в индивидуальном языке И. Северянина непродуктивен.

2. Имена существительные с суффиксом -овк (а) (1 ед.).

Имена существительные с суффиксом -овк (а) в общем языке имеют значение процесса (действия или состояния), характеризующегося отношением к предмету, явлению, названному мотивирующим существительным [РГ-80:197], однако среди авторских новообразований И. Северянина нами отмечено существительное с суффиксом -овк (а), обозначающее пространство, территорию: осиновка (61 — «На реке форелевой в трепетной осиновке Хорошо мечтается») — в общем языке окказионализму соответствует существительное осинник. Отметим также, что, по нашему мнению, в значении новообразования осиновка (см. словообразовательный контекст) присутствует модификационное значение собирательности (ср.: дубняк, березняк и др.) [РГ-80:207]. В данном случае происходит нарушение формально-семантических условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к общему языку.

3. Имена существительные с суффиксом -ец (2 ед.).

Имена существительные с суффиксом -ец имеют значение лица, характеризующегося отношением к тому, что названо мотивирующим словом. В узусе мотивирующими являются существительные на -ение, в новообразовании, созданном поэтом, в качестве производного выступает имя собственное Аполлон (бог красоты в древнегреческой мифологии): Аполлонец (49) (176 — «Мне улыбалась Красота, Как фавориту — аполлонцу, И я решил подняться к Солнцу, Чтоб целовать его уста!») — в новообразовании присутствует значение «лицо подобное богу Аполлону»; выбор суффикса, на наш взгляд, обусловлен рифмой; идеец (163 — «Теперь лишь один спекулянт, — «Идеец, мазурик, калач, — Плоды пожинает удач, Смотря свысока на талант») — новообразование мотивировано существительным идея, имеет значение «лицоноситель идеи». В данных случаях происходит нарушение формальных условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к общему. Тип продуктивен особенно в разговорной речи [РГ-80:185], в индивидуальном языке И. Северянина он непродуктивен.

4. Имена существительные с суффиксом -ер (2 ед.).

Имена существительные с суффиксом -ер (-онер) называют лицо по отношению к предмету, учреждению, группировке, по характерному занятию, действию, названному мотивирующим словом. В поэзии И. Северянина этот тип представлен новообразованиями: греза-грезёр; эксцесс — эксцессёр. Тип непродуктивен в индивидуальном языке поэта, в общем языке малопродуктивен [РГ-80:191].

5. Имена существительные с суффиксом -изм (1 ед.).

Имена существительные с суффиксом -изм, называющие общественно-политические и научные направления, системы, качества, склонности, связанные с тем, что названо мотивирующим словом, имеют три семантических подтипа. В поэзии И. Северян ина нами отмечено только одно новообразование (третий семантический подтип), называющее качества и склонности, направления и системы, представителем которых является лицо, названное мотивирующим словом: бебеизм (204 — «Её (Отчизны — Т.К.) низы — изморина и затерть. Российский бебеизм её верхи») — новообразование обозначает качества и склонности, присущие в данном случае российским правителям, которые, по мнению автора, похожи на малолетних детей, в качестве производного используется английское существительное baby (ребёнок). Тип продуктивен в общем языке [РГ-80:193], но непродуктивен в индивидуальном языке И. Северянина.

6. Имена существительные с суффиксом -и/ј/- (4 ед.).

Имена существительные с суффиксом -и/ј/ в индивидуальном языке И. Северянина составляют два типа. Один тип представлен окказиональным словом эксцессерия (81). Оно обозначает явление, характеризующееся отношением к липу, названному мотивирующим словом. В качестве мотивирующего выступает окказиональное существительное эксцессер (оно отмечено в стихотворении И. Северянина, обозначает «лицо, которому свойственны излишества и невоздержанность»). Тип продуктивен в сфере специальной терминологии [РГ-80:194], в индивидуальном языке И. Северянина непродуктивен.

В соответствии с другим словообразовательным типом поэт придумал названия трём несуществующим государствам, созданным его воображением, в которых жила его мечта; в качестве мотивирующих выступают слова, не являющиеся этнонимами: Миррелия (102) — мотивировано именем поэтессы Мирры Лохвицкой, творчество которой И. Северянин высоко ценил, перед которой преклонялся; Арлекиния (118) — мотивировано именем градационного персонажа итальянской «комедии масок», паяца, шута; Марсельезия (62) — мотивировано названием песни французских революционеров, сложенной в 1792 году во время буржуазной революции, ставшей впоследствии национальным гимном Франции. В общем языке данный тип является продуктивным [РГ-80:194], в индивидуальном языке И. Северянина он малопродуктивен.

7. Имена существительные с суффиксом -ств(о) (5 ед.).

Имена существительные с суффиксом -ств(о) -еств(о) называют свойство или занятие лица, названного мотивирующим словом, Этот тип является непродуктивным в общем языке [РГ-80:199], в поэзии И. Северянина он также непродуктивен; отмеченное новообразование аристотельство4 (118 — «Но для меня, для безумца, его Аристотельство, Как и поэзы мои для него, Лишь чудачество») — мотивировано именем собственным. В индивидуальном языке И. Северянина выявлены также новообразования-существительные с суффиксом -ств, которые не относятся к узуальному словообразовательному типу, так как в качестве мотивирующего выступают не существительные, называющие лицо, а существительные, обозначающие название города, при этом значение словообразовательного типа существительных с суффиксом -ств (о) они сохраняют: Берлинство, Лондонство, Нью-Йоркчество (62 — «Пусть на турнирах славоборчества Стиха титаны и кроты Берлинства, Лондонства, Нью-Йоркчества Меня сразить раскроют рты») — новообразования мотивированы названиями столиц европейских государств и ведущего города Соединённых Штатов, называют свойства или занятия лиц, относящихся к Берлину, Лондону, Нью-Йорку.

В качестве производящего слова для новообразований с суффиксом -ств, поэт использует также отвлечённое существительное бедламство (143 — «Кому судьбой дано Уменье мыслить, льнут к бедламству»), мотивированное существительным бедлам (разг.), что означает неразбериха, хаос, беспорядок, путаница по названию дома умалишённых в Англии) [Ожегов, 1984:35]; значение новообразования, по нашему мнению, противоположно значению слова творчество — создание то есть разрушение, в основе которого лежит хаос. Творчество — занятие с целью создания разного рода ценностей; бедламство — занятие с целью внесения беспорядка и путаницы с последующим разрушением и деградацией. В названных случаях происходит нарушение формальных условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к общему языку.

8. Имена существительные с суффиксом -ость (1 ед.).

Отсубстантивы с суффиксом -ость в общем языке также не отмечены [РГ-80:183—200]. В поэзии же И. Северянина зафиксировано новообразование грёзость (247), которое обозначает наличие того, что названо мотивирующим словом.

9. Имена существительные с суффиксом -аст (1 ед.).

Имена существительные с суффиксом -аст, мотивированные существительными в Русской грамматике не отмечены [РГ-80:183—200]. В индивидуальном языке поэта зафиксировано слово оргиаст (233 — «Где век, когда ты был гнездом пиратов, Певец, любовник, воин, оргиаст?») — мотивировано существительным оргия, имеет значение «лицо по отношению к явлению, названному мотивирующим словом». По нашему мнению, новообразование оргиаст создано по образцу слова фантаст (калькировано с греческого phantastikos), что означает «писатель (человек, лицо), создающий фантастику (работающий в фантастическом жанре), отсюда: оргиаст — «лицо, создающее оргию».

10. Имена существительные с суффиксом -ат (1 ед.).

В поэзии И. Северянина отмечено новообразование с суффиксом -ат, мотивированное существительным крап: крапат (218) — «Ещё Вы девушка: весь этот алый крапат На блузке лилиебатистовой — весень. Ещё Вы девушка, читающая Запад, Секрет несущая в сиреневую сень.» Значение авторского образования равно значению узуального существительного крап (или крапинки) и создано, по нашему мнению в угоду рифме крапат: запад. Отметим также, что такой словообразовательный тип существительных с суффиксом -ат в Русской грамматике не отмечен [РГ-80:183—200].

Итак, можно констатировать, что отсубстантивные существительные с немодификационным значением, созданные в соответствии с продуктивными словообразовательными типами общего языка [РГ-80:184—185; 193], в индивидуальном языке И. Северянина непродуктивны. Нами также выделены непродуктивные в индивидуальном языке словообразовательные типы отсубстантивных существительных с суффиксами -и/ј/, -ств(о), -ость, -аст, не зафиксированные в общем языке.

Новообразования-существительные с модификационным значением

В системе суффиксальных отсубстантивных существительных слова с немо дифицированным значением противопоставлены словам с модифицированными значениями (24 ед.). Сущность словообразовательной модификации заключается в добавлении к основному значению модифицирующего слова некоторого дополнительного элемента смысла.

В поэзии И. Северянина мы отметили новообразования-существительные с модификационным значением женскости (15 ед.); собирательности (4 ед.); единичности (2 ед.); субъективной оценки (3 ед.).

Существительные со значением женскости

В индивидуальном языке И. Северянина существительные со значением лица женского пола мотивированы существительными мужского рода со значением лица, а также нарицательными существительными мужского рода.

1. Существительные с суффиксом -к(а) (9 ед.).

Существительные с суффиксом -к мотивированы существительными мужского рода: немотивированными: лосось — лососка (281); суффиксальными: мальчуган-мальчуганка (145), горизонтал — горизонталка (86), грезер-грезерка (29, 97, 132), сюрпризёр — сюрпризёрка (97), эксцессер5эксцессерка (112); сложно-суффиксальными с суффиксом -ец: трудолюбец — трудолюбка (158), чудотворец-чудотворка (316); демимоденка (49) — существительное, обозначающее лицо женского пола, относящееся к тому, что названо мотивирующим словом демимонд (фр. demi-monde — полусвет), пропущенная ступень — существительное, обозначающее лицо мужского рода демимоден. Тип высокопродуктивен как в общем языке, так и в индивидуальном языке И. Северянина [РГ-80:201].

2. Существительные со значением женскости, мотивированные нарицательными существительными, представлены в поэзии И. Северянина также единичными примерами.

Существительные с суффиксом -к (1 ед) увечка (134 — «Когда-нибудь Не будет зарослей над речкой, И станет выглядеть увечкой Она, струя отбросов муть») — мотивировано отвлечённым существительным среднего рода увечье. Используя приём олицетворения, поэт оживляет речку, сожалея, что со временем она потеряет живописность и станет больной и некрасивой. В данном случае происходит нарушение формальных условий образования типа существительных с суффиксом -к по отношению к общему языку в индивидуальном языке.

Существительные с суффиксом -ис (1 ед.) курсиса (442 — «Трепещем мы за жизнь курсисы. Рука её так горяча») — новообразование мотивировано нарицательным существительным курс, является аналогом узуального курсистка, мотивированного существительным курсист. В данном случае происходит нарушение формальных условий образования типа, который проявляет некоторую продуктивность в общем языке [РГ-80:203].

Существительные с суффиксом -ниц (2 ед.): бесчестница (164 — «Честная бесчестница! Белая арабочка! Брызгай грязью чистою в славный ореал!») — новообразование мотивировано гипотетическим существительным с суффиксом -ник: бесчестник, которое имеет значение «лицо, характеризующееся отношением к явлению, названному мотивирующим словом честь с префиксом бес — в значении «отсутствия». Возможна мотивация существительным с предлогом без чести, в этом случае способом образования является слитно-суффиксальный. Происходит нарушение формальных условий образования типа в индивидуальном языке И. Северянина по отношению к общему, так как в общем языке мотивирующим является существительное с суффиксом -тель. Тип продуктивен в общем языке [РГ-80:201]; лимонница (430 — «Буян имеет целый взвод Совсем особенных поклонниц: Старушек с минеральных вод, Столь специфических лимонниц») — новообразование мотивировано нарицательным существительным лимон, словообразовательный контекст позволяет сделать вывод о том, что новообразование имеет значение лица женского рода; в общем языке словообразовательный тип существительных с суффиксом -ниц имеет значение «ёмкости для того, что названо мотивирующим словом» [РГ-80:191], новообразование явно метафорично: старушки-лимонницы напоминают автору лимон, вероятно, запахом и цветом. В данном случае происходит нарушение семантических условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к языку общему.

Существительное с суффиксом -есс(а) (1 ед.) адъютантесса (80) — мотивировано существительным мужского рода со значением лица адъютант, ср.: принцесса, клоунесса и др; существительные с суффиксом -ј (1 ед.) чарунья (139 — «На луноструне Пою чаруний — Стрекоз ажурных») — мотивировано окказиональным существительным с суффиксом -ун со значением лица мужского рода чарун (отмечено в поэзии И. Северянина). В общем языке продуктивность типа ограничена мотивирующими существительными мужского рода с суффиксом -ун.

Существительные со значением собирательности (4 ед.).

Представлены новообразованиями с суффиксом -ј- (3 ед.) и с суффиксом -н(я) (1 ед.): а) существительные среднего рода с суффиксом -ј- имеют собирательное значение «группа однородных лиц, предметов, названных мотивирующим существительным», в поэзии И. Северянина новообразования мотивируются названиями конкретных предметов, например: изумруд — изумрудье (247); узор-узорье (166); а также именем собственным: Монте-Кристо-Монте-Кристье (198). Тип продуктивен в разговорной речи [РГ-80:206], в индивидуальном языке малопродуктивен; б) существительные с суффиксом -н(я) имеют собирательное значение «группа одинаковых лиц, названных мотивирующим словом»: старуха — старушня (303). Тип продуктивен в разговорной речи и просторечии [РГ-80:206], характеризуется экспрессивной окраской, преимущественно уничижительной.

Существительные со значением единичности в индивидуальном языке поэта представлены существительным с суффиксом -ин(а) и существительным с суффиксом -инк (а): изморина (204 — «Её (она — Отчизна — Т.К.) низы — изморина и затерть»)

— новообразование не относится ни к одному из трёх семантических подтипов: оно не мотивировано ни существительным с собирательным значением, ни существительным со значением вещества, ни существительным, называющим парные предметы [РГ-80:207], поскольку мотивировано отвлечённым существительным измор, однако значение единичности имеет, что определяется словообразовательным контекстом: это нарушение формальных условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к общему языку. Тип продуктивен в разговорной и художественной речи [РГ-80:207], но является непродуктивным в индивидуальном языке И. Северянина; остринка (389 — «И вот в давно обычном что-то ново, Какая-то остринка в нём своя»)

— мотивировано отвлечённым существительным острота, которая автором, по всей вероятности, рассматривается как явление делимое на части. Возможна и другая трактовка новообразования остринка: «слабое проявление явления, названного мотивирующим словом» [Бакина, 1977:90]. Тип продуктивен в разговорной и художественной речи [РГ-80:207], в индивидуальном языке И. Северянина непродуктивен.

Существительные с субъективно-оценочными значениями.

К субъективно-оценочным относится следующие значения, выражаемые суффиксальным способом: уменьшительное, ласкательное, уменьшительно-ласкательное, уменьшительно-уничижительное, увеличительное. В поэзии И. Северянина мы отметили три новообразования с суффиксами -к(а), -ичк(а), -ц(о)/-ец(о).

Существительные женского рода с суффиксом -к(а) имеют уменьшительное значение, обычно сопровождающееся экспрессией ласкательности, реже — уничижительности. В окказиональной лексике поэта отмечено новообразование мечталенка (107), восходящее к описанному нами существительному — новообразованию мечтальня; существительное мечталенка имеет уменьшительно-ласкательное значение6. Тип высокопродуктивен в общем языке [РГ-80:211], в индивидуальном языке И. Северянина непродуктивен.

Имена существительные с суффиксом -ичк(а) имеют уменьшительно-ласкательное и просто уменьшительное значение, мотивированы они существительными, называющими неодушевлённый предмет; в поэзии И. Северянина новообразование поэтичка (84) мотивировано существительным мужского рода со значением лица поэт, имеет одновременно значение и женскости, и уничижительности (ср.: поэтесса). Происходит нарушение формально-семантических условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к языку общему. Тип не фиксируется в общем языке, в индивидуальном языке поэта непродуктивен.

Имена существительные с суффиксом -ц(о)/-ец(о) мотивируются существительными среднего рода, имеют уменьшительно-ласкательное, уменьшительно-уничижительное, только ласкательное, уничижительное, уменьшительное значение. Новообразование И. Северянина чувствецо (228) мотивировано существительным среднего рода чувство, имеет уменьшительно-уничижительное значение с сильной экспрессией издёвки. Тип продуктивен в разговорной, газетно-публицистической и художественной речи [РГ-80:212], в индивидуальном языке поэта непродуктивен.

Итак, рассмотрев отсубстантивные новообразования-существительные с модификационным значением, можем отметить, что самой многочисленной группой являются существительные с суффиксом -к(а) со значением женскости, большинство из которых образованы в соответствии с продуктивным словообразовательным типом общего языка, единичные новообразования со значением женскости с суффиксом -к, -ис, -ниц образованы по продуктивным словообразовательным типам общего языка с нарушением формальных и семантических условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к общему языку; непродуктивными в индивидуальном языке И. Северянина являются также новообразования, представленные единичными примерами, созданные в основном по продуктивным словообразовательным типам общего языка со значением собирательности, единичности и с субъективно-оценочными значениями. При создании новообразований с перечисленными значениями поэт также нарушает формальные и формально-семантические условия образования типа в индивидуальном языке и по отношению к общему языку. Отмечены словообразовательные типы, которые не фиксируются в общем языке, например: поэт-поэтичка — существительные с одновременным значением женскости и уничижительности, мотивированное существительным мужского рода со значением лица.

Таким образом, можно констатировать, что отсубстантивные новообразования-существительные, как с немодифицированными, так и с модифицированными значениями, выделенные в индивидуальном языке И. Северянина, по наличию и степени продуктивности не совпадают со словообразовательными типами отсубстантивов в общем языке, так, например, тип может быть продуктивен в общем языке, но непродуктивен в индивидуальном языке (существительные со значением женскости с суффиксом -есс), или в общем языке тип может быть не отмечен, а в индивидуальном языке И. Северянина являться непродуктивным (существительные со значением женскости с суффиксом -к).

Если существительные с немодификационным значением в основном содержат рациональную оценку, то существительные с модификационным значением имеют яркий ассоциативно-образный характер и несут эмотивно-оценочный заряд.

Примечания

1. Авторство И. Северянина несомненно [см., например: «У Северянина мне... понравилось прехлестное слово «бездарь», — писал Корней Чуковский в статье «Футуристы» в 1914 году. — Оно такое бьющее, звучит как затрещина и куда энергичнее вялого речения бездарность... Оно все насыщено эмоцией, в нем бьется живая кровь». Чуковский, 1969:217].

2. Существительное межпланетье может быть мотивировано существительным планета (или предложно-падежной формой между планетами [РГ-80:236]) и называть нечто, находящееся в пространстве между тем, что названо мотивирующим словом [РГ-80:232]. В этом случае способ образования определяется как префиксально-суффиксальный.

3. В «Русской грамматике» такой словообразовательный тип существительных не фиксируется [РГ-80:171].

4. По нашему мнению, окказионализм аристотельство имеет и другую мотивацию, в соответствии с этим способ образования будет другой: контаминация аристотельство (118 — «Но для меня, для безумца, его аристотельство. — Как и поэзы мои для него, лишь чудачество — Самое ж лучшее в нём, это — Ваше сиятельство!»). /Аристотель + сиятельство/ Существительное сиятельство делает прозрачной семантику новообразования.

5. Новообразования грезёрка, эксцессерка мотивированы окказиональными существительными муж. рода со значением лица, отмеченными в поэзии И. Северянина, горизонталка и сюрпризёрка мотивированы гипотетическими прилагательными.

6. Существуют две точки зрения на определение «форм уменьшительной степени», «форм степеней сравнения», а также причастий и деепричастий. Авторы «Основ построения описательной грамматики современного русского литературного языка» /М; 1966/ считают эти формы словообразованием, а не формообразованием. Эту точку зрения разделяет Э.И. Ханпира [1972:285]. Мы также склоняемся к этому мнению.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.