3.7. Новообразования-имена прилагательные, созданные способом обратного словообразования (редеривация) (2 ед.)

Неузуальные способы образования прилагательных И. Северянина представлены обратным словообразованием. Под обратным словообразованием традиционно понимается такое, посредством которого новое слово обычно образуется от существующего не в виде производного, а в виде производящего [Шанский, 1968:291].

При обратном словообразовании происходит не увеличение производящей базы, а её сокращение, выражающееся в отсечении какой-либо морфемы. В силу своей исключительности и редкости проявления обратное словообразование относится к самой периферийной зоне русской словообразовательной системы. Поэтому данное явление не поддаётся привычной классификации или характеристике. Оно простирается в зоны разных способов: в префиксацию, суффиксацию, в сложение. Механизм обратного словообразования держится на морфологической (аффиксальной) базе. Оно не нашло себе места в нормативных грамматиках [Лыков, 1987:68].

Традиционно внутри обратного словообразования выделяются: депрефиксация и десуффиксация [Шанский, 1968]; депостфиксация [Улуханов, 1977:53]; декомпозиция (обратное сложение) [Намитокова, 1989:18, Панюшкин, 1989:14]. Некоторые исследователи выделяют дефлексацию, но, по мнению Изотова В.П. и Панюшкина В.В., «такой разновидности обратного словообразования не существует, поскольку в случаях типа «кобра-кобр» (В. Босович) происходит не отсечение окончания, а его замена (материальная флексия заменяется нулевой), то есть подобного рода примеры следует относить к разновидности субституции — трансфлексации» [1997:25]. В лингвистической литературе есть попытки выделения обратной субстантивации [Улуханов, 1984:48; 1995:310; Намитокова, 1986:132 и др.]. Отмечаются примеры обратной транслитерации и обратного калькирования [Изотов, 1998:62]; изредка встречаются случаи комбинирования внутри обратного словообразования: депрефиксация и десуффиксация [Изотов, 1990:17; Улуханов, 1996:89], декомпозиция и десуффиксация [Улуханов, 1996:89—90]. В монографии «Параметры описания системы способов русского словообразования» [Орёл, 1988] Изотов В.П. высказывает мнение о том, что «говоря об обратном словообразовании, следует признать, что обратное словообразование не является способом (не в том смысле, в котором говорится об этом в [Моисеев, 1975:28]), а принципом словообразования, объединяющим несколько различных способов. В самом деле, когда мы говорим об аффиксации, то выделяем из неё такие способы, как префиксация, суффиксация и пр. В обратном же словообразовании выделяются обратно-аффиксальные способы.

Однако обратное словообразование не исчерпывается только сферой аффиксации. В сферу обратного словообразования включают также неморфемные усечения производящей базы (аферезис, синкопу, апокопу), лексикализацию (эмансипацию) аффикса [Журавлёв, 1982:107]. Существует мнение, что в процессе редеривации нет обратной аффиксации: «Мы полагаем, что псевдодезаффиксация — это такой способ словообразования, когда носители языка вычитают из мотивирующего слова инициальный или финальный фонемный кластер, ошибочно принимая его за деривационный аффикс [Бартков, 1988:18]. Таким образом, принцип обратного словообразования включает следующие способы: «депрефиксацию, десуффиксацию, депостфиксацию, декомпозицию с десуффиксацией, обратное калькирование, обратную транслитерацию, аферезис, синкопу, апокопу, эмансипацию префикса, эмансипацию суффикса, совместную их эмансипацию, эмансипацию флексии» [Изотов, 1998:62—63].Мы разделяем точку зрения А.Г. Лыкова.

Главной сферой употребления слов, созданных обратным словообразованием, является художественная (прежде всего стихотворная), разговорная и отчасти газетно-публицистическая речь [Улуханов, 1977:51—77]. «Изобразительная сила таких слов с достаточной полнотой и глубиной воспринимается, как правило, во всём контексте не только данного произведения, но и нередко в контексте породивших его социальных обстоятельств и даже целой эпохи» [Лыков, 1987:68].

Так, в поэзии И. Северянина мы отметили два новообразования-прилагательных, созданных редеривацией (обратным словообразованием): ликий (233 — «Плывёт златоликая Сканда В лазурной галере ко мне. Как парус — раскрытые косы, Сомнамбулен ликий опал»), В контексте указывается производящая база для редеривата ликий: златоликий; новообразование создано способом декомпозиции (обратного сложения); ликий является вторым компонентом сложных слов, зафиксированных словарями, например: многоликий [Тихонов, 1985:539]. Кроме того, новообразование ликий может быть мотивировано префиксальным прилагательным безликий и, следовательно, образовано депрефиксацией; объятен (433 — «О, если необъятен мир, Обьятна каждая девчонка! — окказиональность краткого прилагательного в данном случае, по нашему мнению, обусловлена рифмой; опуская отрицание не-, автор получает признак-антоним, подчёркивающий доступность девчонок и недоступность (по причине объема и многообразия) мира. Производящая база новообразования объятна также, как в предыдущем примере, указана в контексте: необъятен, новообразование создано способом депрефиксации.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.