2.3 Основные семантические функции тропофигуры противоречия

Лексико-семантическую основу тропофигуры противоречия, как было показано выше, составляет языковая и речевая антонимия. Антонимы же в синтагматическом плане характеризуются высокой степенью совместной встречаемости в тексте. Такое контактное употребление антонимов является их важнейшей характеристикой, делает возможным их регулярное противопоставление в речи, раскрывает природу антонимии как выражения предельного отрицания внутри одной и той же сущности.

Функция выражает определенную зависимость одной переменной от другой, что дает возможность понять языковые механизмы многих явлений (понятий, категорий) лексики, которые определяют их сущность, образуют основу их реального существования в языке, а также вскрывает закономерную связь её единиц.

Анализ тропофигуры противоречия в поэзии И. Северянина позволил выделить свойственные ей семантические функции: основной семантической функцией, присущей тропофигуре противоречия является функция противоречия, то есть функция совмещения противоположных начал; другими семантическими функциями в тропофигуре противоречия являются следующие: функция противопоставления (контрастного сопоставления противоположностей); функция соединения (конъюнкция); функция разделения (дизъюнкция); функция чередованиям функция сравнения; функция превращения, отождествления противоположностей.

Выделение основных семантических функций тропофигуры противоречия непосредственно связано с типами логических отношений, образующих тропофигуру противоречия, и определяется ими, а также с семантическими типами противоречия.

1. Семантическая функция противоречия

Функция противоречия заключается во взаимодействии взаимоисключающих, но при этом взаимообусловливающих и взаимопроникающих друг в друга противоположностей внутри единого объекта и его состояний.

Кто сблизил нас? Весна, вино и юность, —
Мои друзья и тайные враги (с. 185)

Эти языковые антонимы обнаруживают контрарную противоположность, выполняют функцию совмещения противоположных начал. Вино (весна, юность) — мой друг и (тайный) враг, то есть друзья и враги (одновременно), друзья-враги. Основными структурными типами оппозиций противоположности с семантической функцией противоречия будут X и Y, ХY,X=Y,//.

Как мы подземны! Как мы надзвездны!
Как мы бездонны! Как мы полны! (с. 33)

Он жесток неслыханно, нежен и тосклив (с. 44)

Непонятное — понятно
Невозможное — возможно
Невозвратное — возвратно
(с. 149)

Обычно совмещаются противоположные качества одной сущности или противоположные свойства существования. Таким образом, семантическая функция противоречия свойственна противоречиям качества и свойства.

2. Семантическая функция соединения противоположностей Данная функция проявляется в контактном употреблении языковых или речевых антонимов, в том числе находящихся часто в отношениях логической дизъюнкции, соединённых сочинительным союзом И.

Я славлю восторженно Христа и Антихриста,
Голубку
и ястреба! Ригсдаг и Бастилию. (с. 31)

В данном поэтическом контексте наблюдается значение конъюнкции, своеобразного сложения противоположностей (до общего, целого), в данном примере это «все», то есть значение «все принимаю, все восхваляю». Значение соединения является первичным, главным для конструкции X и Y, оно в наименьшей степени зависит от контекста. Здесь союз и выступает в своей основной функции — соединения.

Спичка вспыхнула огненным смехом
И потухла, дымясь как печаль.

Как мне северно, как южно
Верить этой общей лжи! (с. 112)

В этих примерах членами синтагматической оппозиции оказываются глаголы и наречия, которые в отличие от противоположности качественно-координационного характера выражают прежде всего значение противоположно направленных действий, то есть противоположность иной типологической разновидности — векторную.

Антонимический контекст с повторяющимся союзом ии X, и Y — не дает каких-либо новых исходных смыслов, а выражает усиление, экспрессивно подчеркивает некоторые из тех значений, которые свойственны словам в синтагматической оппозиции X и Y, и прежде всего значение соединения.

И Бог мне равен, и равен червь (с. 99)

И твердо знаю вместе с нею: грубы
И нежные, и грубые нежны (с. 334)

Синтагматическая оппозиция (контраст) ни X, ни Y, где также выступает ярко выраженное значение усиления, представляет собой трансформ антонимического контекста и X, и Y в отрицательных предложениях и сводится к исходному значению оппозиции X и Y:

Но нет ни добрых, нет ни злых (с. 275)

→ есть и добрые, и злые → есть добрые и злые.

Характерными для употребления тропофигуры противоречия в семантической функции соединения и широко представленными в речи оказываются такие синтагматические оппозиции (контексты), в которых в качестве формального синтаксического средства выражения семантических отношений выступает интонация соединения (X́ // Ý; или X̀ // Ỳ). Восходящая интонация при выражении соединительных отношений характерна для синтагм внутри предложений, нисходящая — для отдельных, самостоятельных предложений, содержащих противоположные по значению слова.

Я слишком далеко зашел,
Полушутя, полусерьезно (с. 186)

Честная бесчестница! Белая арабочка! (с. 46)

3. Семантическая функция противопоставления

В синтагматических оппозициях (не) X, a Y; X, но Y реализуется значение противопоставления (т.е. контрастного сопоставления) противоположностей.

Титаны все, а вместе с тем — все крохи (с. 145)

О, голоса кого-то, но ничьи (с. 192)

Пускай упадочные, но мы величественные (с. 213)

Молюсь за чистого, но падшего в порок (с. 215)

Отношения, выражаемые антонимическими контекстами не X, a Y и X, но Y, оказываются достаточно одинаковыми и однотипными. Союз а, широко употребляющийся в языке не только как противительный, но и как сопоставительный, реализуется в антонимическом контексте при соположении X и Y, только в первом значении, совпадая здесь практически по своей семантике с союзом но (контрастное сопоставление → противопоставление).

Структурной разновидностью этого типа противопоставления является следующий тип — X, хоть (хотя) Y:

Ты со мною, хотя без меня (с. 62)

Я не могу сказать всего, что надо, хотя могу (с. 274)

4. Семантическая функция разделения (дизъюнкция) В антонимическом контексте семантических отношений противоположности X или Y реализуется значение дизъюнкции (a ∨ b), при котором необходим выбор одного из взаимоисключающих членов оппозиции (контраста).

То ненависть пытается любить,
Или любовь хотела б ненавидеть. (с. 109)

Безумствующий умник ли он или
Глупец, что даже умничать не в силе. (с. 378)

Важно отметить, что рассматриваемая в оппозиции X или Y дизъюнкция имеет два различных смысла. В одних случаях союз или выступает в исключающем значении (или a, или b), и мы имеем дело с разделительной (сильной) дизъюнкцией. В других случаях союз или употребляется в неисключающем значении (или a, или b, или и то и другое вместе), и тогда реализуется соединительно-разделительная (ослабленная) дизъюнкция, при которой члены отношения, строго говоря, не исключают друг друга. При соединительно-разделительной дизъюнкции семантические отношения членов оппозиции сближаются с соединительными отношениями.

5. Семантическая функция чередования

К антонимическому противопоставлению типа X или Y примыкает родственное ему по семантике противопоставление то X, то Y, в котором также отмечаются дизъюнктивные отношения: чередование, последовательность фактов, из которых один не может иметь место одновременно с другим, исключает другой, но возможен после другого. Если в контрасте X или Y внимание сосредоточивается на самом выборе фактов и обозначающих их противоположных слов в данный момент, применительно к данному случаю, то в антонимическом контексте то X, то Y главное заключается именно в изображении последовательности, чередования противоположностей.

То я горю, то сладко гасну (с. 287)

6. Семантическая функция сравнения

Необходимо указать на ряд конструкций с общим значением сравнения: X + сравнительная степень прилагательного (наречия при глаголе) + чем Y (X > чем Y, Х< чем Y).

Чем проще стих, тем он труднее
... Чем звучней беззвучный шепот, тем тяжелее. (с. 433)

Общее значение, реализуемое в указанных антонимических конструкциях тропофигуры противоречия, сводится к сравнению противоположностей, к различного рода характеристикам того, что их различает.

7. Семантическая функция превращения, отождествления противоположностей

Можно говорить о своеобразном контексте превращения одной из противоположностей в другую, отождествлении их, что оказывается весьма характерным для употребления тропофигуры противоречия: X + глагол превращения (отождествления) + Y, т.е. X → Y, X=Y

Лишь друг вне друга — вместе мы (с. 18)

Не имею намерения — в этот раз я намерен (с. 31)

И вы, живые, — мертвые без смерти
А он, и мертвый, — да живой (с. 56)

Часто противоположность выражается не непосредственно семантически, а опосредованно — прагматически, путем частого образного противопоставления, к которому прибегают говорящие на языке с целью использовать особые коннотативные свойства слов. На семантические отношения наслаиваются прагматические, что приводит к образованию вторичного смысла, вскрываемого на фоне синонимичных противопоставлений.

Как показывают многочисленные приведенные примеры, тропофигура противоречия выполняет в поэтическом языке различные семантические функции. Семантическая природа тропофигуры противоречия, заключающаяся в выражении противоположности и противоречия, позволяет широко использовать его в качестве одного из важнейших выразительных средств.

Следует подчеркнуть, что стилистические фигуры и тропы, основанные на противопоставлении, важнейшим среди которых является противоречие, создаются за счет не только языковых, но и речевых (контекстуальных) антонимов, в том числе антонимов индивидуальных, авторских. Противоречие как явление стилистики — очень часто плод индивидуального авторского словоупотребления.

Не следует отождествлять тропофигуру противоречия с антонимией, потому что, во-первых, антонимия — это лексическое явление, а противоречие — тропофигура, возникающая как на уровне лексической семантики, так и на уровне синтаксической структуры; во-вторых, логическую основу антонимии составляют только противоположные понятия, тогда как в основе тропофигуры противоречия могут быть и противоположные, и противоречащие, и дизъюнктивные понятия.

Противоречие получает особую выразительность в поэтическом языке — это сочетание противоположных по смыслу слов, вскрывающих в обозначаемом взаимоисключающие друг друга, противостоящие друг другу начала. Благодаря таким, казалось бы, несовместимым определениям, предмет, явление, качество, свойство и т.п., обозначаемые одним из слов, получает дополнительную характеристику со стороны второго, противоположного ему, что позволяет определить противоречивую суть обозначаемого как фокус, как пересечение и взаимопроницаемость противоположностей.

Противоречие широко используется как семантический и стилистический прием обозначения противоречивой сущности явлений, диалектики жизни. Противоречие может быть использовано и как композиционный прием, то есть прием связанный с композицией, структурой, синтаксическими конструкциями одного стихотворения или целого стихотворного сборника. Этой проблеме посвящена Глава 3 данного диссертационного исследования.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.