На правах рекламы:

Йогурт Данон творожный. Отзывы покупателей.

1.5. Субъективность эмоциональной оценки и средства ее выражения в дискурсе Игоря Северянина

Субъективный смысл оценочного отношения и его выражение средствами различных уровней языка мы иллюстрируем в данном фрагменте работы примерами из текстов «Медальоны. Сонеты и вариации о поэтах, писателях и композиторах» (1935), до сих пор недооцененного критиками. Специфический объект оценки — галерея многогранных образов известных и малоизвестных обществу деятелей мировой культуры (Пушкин, Чайковский, Достоевский, Туманский, Лохвицкая и мн. др.) требует выражения личностного отношения автора, ориентированного на культурно-исторические ценности.

Предметно-смысловая сторона текстов медальонов имеет тесную взаимосвязь с экспрессивной стороной — эмоционально-оценочными средствами и стилистическими приемами выразительности, демонстрирующими субъективное отношение Игоря Северянина к объектам его пристального внимания.

Специфическая творческая активность адресанта придает сонетам дополнительную выразительность, поскольку в основе экспрессии лежит заведомое несоответствие речевых средств языковым шаблонам (стандартному языку). Игорь Северянин с помощью оценочного «лексикона, грамматикона и прагматикона» (Караулов, 1987, 89) создает индивидуальный облик оценочного поэтического текста, выражая таким образом свой духовный мир по-русски (что традиционно) и по-северянински (оригинально).

Вся палитра оценочных средств широко представлена в поэтических средствах Игоря Северянина. Наиболее активно поэт использует:

— оценочные прилагательные (пейоративные и мелиоративные), в том числе аффективы в положительной, сравнительной, превосходной степени:

Неизлечимо глупый и ничтожный,
Возможный обыватель невозможный,
Ты жалок и в нелепости смешон!

(«Зощенко»)

Наипленительнейший он из молодых
И драгоценнейший

(«Романов»)

В любви последней чувства есть такие:
Блаженно-безнадежные. Россия
Постигла их. И Тютчев их постиг

(«Тютчев»);

— оценочные существительные (пейоративы или мелиоративы):

Что ж, торжествуйте! Хамы-нувориши,
Кто подлостью набил дома под крыши

(«Маргерит»)

В иных условиях и сам, пожалуй,
Он стал иным, детина этот шалый,
Кощунник, шут и пресненский апаш...

(«Маяковский»);

слова категории оценки:

Во всем таится месть, вражда и вызов.
Любить мечту и то порой грешно

(«Т.А. Гофман»)

Прослышанье потусторонних звуков.
Безумье. Боль. Неврастения. Жуть

(«Чайковский»);

— оценочные модели, в первую очередь биноминативные, номинативные и инфинитивно-подлежащные в сопровождении междометий и эмоциональной интонации, то есть в своем основном виде и в виде экспрессивных модификаций, регулярно встречающиеся в пределах одной микротемы текста:

Ах, искренность! Твоей фьюрирутуры
Хрусталинки на крыльях — бред для нас ...

(«Вербицкая»)

Он — простота, а в ней — душа вселенной.
Знай, европейских предрассудков пленный:
Твой ложен путь, проложенный в тщете

(«Тагор»);

— оценочные метафоры как способ индивидуализации объекта оценки, реализующие коннотативное оценочное значение:

Мечта природы, мыслящий тростник,
Влюбленный раб роскошной малярии

(«Тютчев»);

— стилистические фигуры аффективного синтаксиса:

градация:

Верю небу! верю морю!
Верю ночи! верю дню!
Никого не опозорю!
Ничего не оскверню!

(«Поэза доверия»);

сравнение (как правило, в сочетании всех способов его выражения — синтаксических сравнительных оборотов, предикатных конструкций с модальными глаголами, сравнительных придаточных, грамматических компаративных форм и др.):

Красив, как Демон Врубеля, для женщин
Он лебедем казался, чье перо
Белей, чем облако и серебро,
Чей стан дружил, как то ни странно, с френчем...

(«Блок»);

оксюморон, смысловое единство контрастных значений которого онтологически присуще семантике оценки:

Палач-эстет и фанатичный патер

(«Уайльд»)

Он, не родясь и умереть не может.
Бессмертное небытие тревожит
:
Что, если он стране необходим?

(«Прутков»);

хиазм как динамичная фигура аффективного синтаксиса с эстетической заданностью завершения темы. «Хиастический каламбур» (Береговская, 1984, 16) не только обусловлен контекстом, но и влияет на его выразительность, составляя семантический центр номинативной модели:

Печальный юмором серьезный Чехов

(«Чехов»)

Ложь радостей и непреложье зол
Наскучили взиравшему в сторонке
На жизнь земли и наложили пленки
На ясный взор, что к небу он возвел

(«Боратынский»).

Специфика средств выражения оценочной семантики позволяет описывать язык оценок Игоря Северянина в рамках понятия «идиостиль», ибо оценочная семантика несет совокупную информацию о мировоззрении писателя (его системе ценностей, вечных, культурно-исторических, личностных), его эмоционально-психическом состоянии (удовлетворенность / неудовлетворенность) и коммуникативных интенциях (одобрение — похвала — восхищение / неодобрение — порицание — возмущение), побуждающих передать свой замысел читателю-адресату.

Таким образом, оценочные средства поэтического языка являются его важнейшей составляющей, которая обнаруживает субъективное ценностное отношение поэта к миру, отраженное в художественном мышлении и поэтическом языке, в своеобразной поэтической «картине мира».

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.