На правах рекламы:

• Профессиональная фотосессия: недорого.

1.3. Семантика эмоциональной оценки и средства ее выражения в идиостиле языковой личности

Содержание понятийного смысла ценности формируется сложным взаимодействием трех составляющих: объекта оценивания как предмета потребности субъекта; самой ценности — идеала должного, опирающегося на «вечные», культурно-исторические или личностные представления о норме и стандарте бытия; говорящего-социума как субъекта, выразителя мнения о ценности объекта и одновременно носителя знаний о мотивах и основаниях этой ценности (качественных признаках предмета — вкусное яблоко — «это хорошо», гнилое яблоко — «это плохо»).

О высшей степени субъективности этого смысла свидетельствуют концепты «добро», «зло», «норма», свойственные человеку как индивидууму и социуму одновременно. Субъективное одобрительное или неодобрительное отношение объективируется в речевой деятельности взаимодействием языковых средств, «разбросанных» по различным уровням языковой системы: лексическому (талант — гений, любить — ненавидеть), словообразовательному (народище — народец, народишко), фразеологическому (птицы высокого полета — птица низкого полета), синтаксическому (Я считаю, что X— хороший / плохой; X— хороший / плохой), лексико-стилистическому (оценки-метафоры типа Эта ягода — яблочко-гном (И. Северянин)). «Но диффузность средств неадекватна важности оценочного смысла для говорящих: ценностное отношение к миру в его языковой семантической интерпретации пронизывает кровеносными сосудами всю систему языка» (Маркелова, 1999, 76).

Многочисленность подходов к категории оценки — логического (Арутюнова, 1988; 2000; Ивин, 1970); функционально-семантического (Вольф, 1985; Маркелова, 1995), стилистического (Лукьянова, 1990; Ягубова, 1995); грамматического (Золотова 1982; Лекант 1995; Шмелева 1994) позволяет заметить, что оценка «ангажирована проблемами психической, эмоциональной, интеллектуальной сферы говорящего, обнаруживает сильную зависимость от прагматических параметров речевой деятельности: интенций одобрения / неодобрения; социокультурных и возрастных характеристик коммуникантов...» (Маркелова, 1999, 76).

Вариативность средств выражения оценки в русском языке зависит от многокомпонентности оценочного значения — взаимодействия в нем субъекта оценки (в его роли выступает языковая личность), предиката оценки (ценностный признак), объекта оценки и основания оценки (мотива положительного или отрицательного ценностного отношения — этического, эстетического, сенсорного, сублимированного и др.) Обязательность репрезентации оценочного предиката позволяет систематизировать лексико-грамматические средства выражения оценочного значения в ранге функционально-семантического поля (ФСП) (термин А.В. Бондарко) с его парадигматической и синтагматической организацией.

Парадигматическая организация включает систему оценочных высказываний, отражающую взаимодействие лексического и синтаксического уровней и формирующуюся в зависимости от репрезентации субъекта и объекта оценки:

Я ценю дружбу. — Дружба — ценный дар. — Дружба — великая ценность. — Дружить с умными людьми — ценно.

Эти ядерные парадигматические средства сопровождаются периферийными, где задействованы частицы, местоименные слова и интонация, особенно в поэтической речи: Что за дружба! Какая великолепная дружба! Ну и дружба! Ни любви, ни дружбы: Никаких друзей и т.д.

Синтагматическая организация отражает движение оценочных высказываний по шкале, детерминирующей напряжение эмоций говорящего (оценивающего субъекта):

Я люблю груши. — Мне нравятся груши. — Я обожаю груши / Я не люблю груши. — Мне не нравятся груши. — Я испытываю отвращение к грушам;

Груши полезны. — Груши замечательные! — Груши — прелесть! — Груши — объеденье! Груши — вкуснотища!

Стержнем ФСП оценки, ее основой Т.В. Маркелова считает триаду: оценочный знак (в его концептуальной и лингвистической интерпретации) — оценочное значение (в его многокомпонентной структуре) — прагматический тип оценочной репрезентации (в его зависимости от контекста) (Маркелова, 1999, 77). Подчеркнем, что последний элемент системы коррелирует с высшим функциональным уровнем языковой личности — прагматическим, ответственным за создание художественного текста.

Природа оценочного знака предполагает наличие трех типов отношений: внутреннего — символ ценности хорошо — нормально — плохо и двух внешних — парадигматического языкового, виртуального, предполагающего выбор из множества знаков при их минимальном различии (ненавидеть, презирать, возмущаться, гневаться и др.), и синтагматического, речевого, где «знак «сополагается» со своими «соседями» для выражения эмоционального напряжения говорящего и «силы» его коммуникативных намерений» (Маркелова, 1999, 77): хорошо — славно — замечательно // плохо — скверно — отвратительно.

В творческом процессе языковой личности оценочный знак особенно привлекателен объемом выражаемой в нем информации. Он заключает в себе три типа информации:

— когнитивную — результат умственного акта оценки, позиция в ментальном поле;

— коммуникативную — характер речевого акта (похвала — порицание); эмотивную — динамика эмоций (удовольствие — радость — восторг и т. д.). Последняя информация — эмотивная — стоит в центре дискуссионной проблемы взаимоотношения оценки и эмоции и нуждается в анализе с позиций их реализации в речевом портрете языковой личности, в специфике их связи и выражения в идиостиле мастера слова.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.