На правах рекламы:

• На сайте balkonpk.kiev.ua обшивка балконов цена.

§ 2. Оценочная метафора в художественной речи Игоря Северянина

Специфика формирования образно-ассоциативного комплекса, лежащего в основе оценочно-экспрессивной метафоры, до конца не изучена и требует ответа на вопрос: как метафорические образования получают оценочные значения и какие здесь проявляются закономерности.

Ценностная картина мира, выраженная в оценочных значениях, может быть исследована сквозь призму эмпирических и культурных оснований метафорических значений. Выявить основания применения оценок к разным классам объектов можно благодаря концептуальному анализу. Поскольку основания оценок находятся в пределах их значений, постольку семантический и концептуальный анализ их оценочных значений осуществляется в неразрывной связи. Применение аксиологических механизмов языка основывается на семантической и прагматической компетенциях говорящего. Коммуникативный смысл сообщения нередко осознается сквозь призму оценочных смыслов, связанных с национально-культурной ценностной картиной мира.

Лингвистическая природа оценки в изложенном в работе понимании предполагает совмещение ономасиологического (Г.В. Гак, С.Д. Кацнельсон, Г.В. Колшанский, Ю.С. Степанов); логического (Н.Д. Арутюнова); психолингвистического (Л.С. Выгодский); экспрессиологического (Н.И. Лукьянова, И.А. Стернин, В.И. Шаховский, Д.Н. Шмелев); гносеологического (А.А. Потебня, В.В. Виноградов, Ю.Н. Караулов и др.) направлений, отражающих подход к метафоре как способу познавательной деятельности в языковой картине мира.

Взаимоотношения метафорических и аксиологических концептов неоднозначны. Процесс приобретения внешне безоценочным словом оценочных коннотаций, основанных на ассоциативном сближении слов (метафорической трансформации) в условиях коммуникативно-прагматического контекста, имеет ступенчатый характер.

Коммуникативно-прагматический контекст обусловливает прагматический аспект лексического значения оценок-коннотаций: он развивается не прямо из отношений «говорящий — знак», а из отношения «говорящий — денотат», спроецированного затем на обозначающий этот денотат знак для использования его в речевой деятельности. То есть прагматическое значение знаков-коннотаций специфическим образом связано с денотативным аспектом значения слова и проходит три этапа формирования:

— 1-й этап — эмоциональное отношение к денотату, обусловленное идеационной функцией, опосредованной и непосредственной связью с мышлением;

— 2-й этап — корректировка эмоционального отношения с элементом оценочной шкалы, обусловленная рефлексией субъекта, интеллектуальной природой «врожденной» квалификативной эмоции и коммуникативной природой «приобретенной» эмоции;

— 3-й этап — использование иллокутивной силы слова, обеспеченной взаимодействием трех аспектов его лексического значения — денотативного, сигнификативного и прагматического для воздействия на адресата.

Достижение аксиологической коммуникативной цели — одобрения — похвалы — восхищения или неодобрения — порицания — возмущения, либо выражение иронической оценки напрямую зависит от субъективного фактора объединения ментальной, психоэмоциональной и социальной природы говорящего субъекта в процессе оценочной деятельности, которая может быть направлена на изменение мира. Все три этапа объединяются актуализацией оценочной функции слова в высказывании. Коммуникативно-прагматический контекст обеспечивает понимание «рассогласованных» смыслов, уместность или неуместность возникающей при этом экспрессивности:

Заплакать бы ожогом ржавых слез.
В них утопить колечки змеиных скук.
И ждать, как ждет подпоездник колес,
Невысмертивших мук!

(«Рондо оранжевого заката»)

Оценочная метафора ожогом ржавых слез отражает взаимодействие сразу трех модусов перцепции — осязательного, зрительного и вкусового, в единстве отражающих оригинальность северянинского восприятия. В выражающих их номинациях эмоциональные семы коррелируют с негативной зоной оценочной шкалы — «жгучая боль» (СОШ, 447) — оценочная эмоция, вызванная ожогом; «красно-бурый цвет», «некрасивый», «налет, ведущий к разрушению» (СОШ, 679) — оценочная эмоция, вызванная ржавым цветом (и содержанием) слез; «солоноватая на вкус», «горьковатая» прозрачная жидкость, «то же, что плач», то есть выражение горя, боли (СОШ, 523) — оценочная эмоция, вызываемая словом слезы. Общая отрицательная сема — «боль», «страдание», «горе» ассоциативно связывает в сознании автора компоненты метафоры, «рассогласованные» по смыслу: «прозрачность», «бесцветность» слез (ср. ржавые); «горячие слезы» (ср. ожог слез). Уместность экспрессивности анализируемой оценочной метафоры детерминируется коммуникативно-прагматическим контекстом высказывания. Ирреальная модальность инфинитивной конструкции, невозможность эмоционального взрыва, которого страстно желает автор, актуализирует внимание читателя на силе эмоциональной напряженности лирического героя, состояние которого находится на грани самоубийства, и все же в этом состоянии есть очищающая сила страданий (ожог слез).

Каждый этап приобретения словом прагматического значения, развития в нем оценочной коннотации характеризуется специфическими признаками в функциональном типе оценочного значения: на первом задействован ассоциативный потенциал слова, формирующий его эмоциональное содержание с помощью эмосем (Шаховский, 1986, 100); на втором развивается оценочное содержание слова на основе его импликационала, интенсионала и контекстуального окружения, на третьем появляется и закрепляется образное, экспрессивное содержание слова, детерминирующее его воздействующую силу. Таким образом когнитивное, психологическое и речевое здесь взаимодействуют, придавая динамику образу, построенному на основе метафоры.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.