На правах рекламы:

центр независимой оценки и консалтинга здесь

1.4. О взаимосвязи экспрессивности, эмотивности и оценки

Одной из центральных проблем, с которой сталкивается лингвист, занимающийся вопросами экспрессивности, является проблема взаимодействия экспрессивного и оценочного как разных языковых явлений близкой семантики. В одном из современных учебных изданий отмечается, что «эмоциональная и оценочная коннотации связаны с выражением отношения к действительности чувств, волевых побуждений, чувственных или интеллектуальных сравнений...»1. Действительно, экспрессивность и оценочность являются рядоположными семантическими категориями, что требует их четкого разграничения

В частности, в работах Н.А. Лукьяновой и её последователей утверждается, что «оценочность представляется как соотнесенность слова с оценкой, и эмоциональность, связываемая с эмоциями, чувствами человека, не составляют разных компонентов значения, они едины, как неразрывны оценки и эмоции на внеязыковом уровне. Положительная оценка может быть передана только через положительную эмоцию — одобрение, похвалу, ласку, восторг, восхищение и т.п., отрицательная — через отрицательную эмоцию — неодобрение, неприятие, осуждение, досаду, раздражение, пренебрежение, презрение и т.п. Оценка как бы «впитывает» в себя соответствующую эмоцию, а параметры оценки и эмоции совпадают: «приятное» — хорошо, «неприятное» — плохо (...) оценка как бы скрыта в эмоции,(...) а в конкретных высказываниях разворачивается в большей или меньшей степени»2.

Интересным надо считать и мнение о том, что в семантическом треугольнике «эмотивно-оценочно-экспрессивное» доминантным признается эмотивное значение. Этой точки зрения придерживается В.И. Шаховский3, комментируя связь экспрессивное-оценочное-эмотивное как взаимомотивирующую.

Однозначного разграничения оценки, эмоционального и экспрессивного в языке придерживаются Е.М. Галкина-Федорук, И.В. Арнольд, В.Г. Гак, В.АКухаренко и др. По мнению исследователей, эмоциональность характеризуется спонтанным проявлением в языке (путем использования определенных языковых средств и моделей) чувств, эмоций говорящего; оценка — осознанное языковое воплощение рационально-эмоционального отношения говорящего к дескриптивному содержанию его высказывания; понятие же экспрессивности характеризует выразительность речи и служит целенаправленному воздействию на слушающего. При этом понятие экспрессивного понимается более широко, чем эмоционального, поскольку экспрессия возможна, как считает Е.М. Галкина-Федорук, и без эмоций: «...выражение эмоции в языке всегда экспрессивно, но экспрессивность в языке не всегда эмоциональна»4.

Е.М. Вольф в книге «Функциональная семантика оценки» (1985): «Эмотивность в нашем понимании также не подразумевает обязательной экспрессивности: так, Мне нравится ваш план представляет собой оценку, где эмотивность является ведущим фактором, однако экспрессивность отсутствует». И далее — в отношении экспрессивного и оценочного: «...экспрессивный и собственно оценочный аспекты значения слова или высказывания существуют независимо друг от друга».5

В.Н. Телия считает, «что не обязательно слияние воедино оценочного и эмотивного отношения к обозначаемому — во-первых, а во-вторых, — эмоциональная окраска достигается не прямыми оценками или описанием чувств-отношений, а чем-то другим.[...]

Эмоциональная окраска может сопровождать оценку сливаясь, или амальгируясь с ней, но тогда само оценочное значение воплощается в другую материальную форму, чем собственно оценочный экспонент»6. И в продолжение темы: «Оценочность и эмоциональность — это не противопоставленные компоненты значения слова: эмоции раскрывают «конкретику» оценки»7.

Таким образом, вопрос взаимоотношения оценки и эмоции в экспрессиве дискуссионен.

Нельзя не признать того, что весь опыт аналитического описания поэтического языка разными авторами свидетельствует о неразрывной связи эмоционального и оценочного в его рамках хотя бы только потому, что язык поэзии, обладая силой воздействия на читателя (слушателя), является субъективным средством самовыражения художника.

Мы десять дней живем уже на даче, Я не скажу, чтоб очень был я рад,

Но все-таки... У нас есть тощий сад,
И за забором воду возят клячи;
Чухонка нам приносит молоко,
А булочник (как он и должен) — булки;
Мычат коровы в нашем переулке,
И дама общества — Культура — далеко.

«Злата» (из дневника одного поэта), ТБ. С. 83.

Еще В.В. Виноградов отмечал, что даже «во внутренних формах слова выражается не только «толкование действительности», но и её оценка.

Само предметное значение слова до некоторой степени формируется этой оценкой, и оценке принадлежит творческая роль в изменениях значении»8.

Нельзя не согласиться с мыслью Т.В. Маркеловой о том, что «соотношение ономасиологического и модусного подходов ставят оценку в фокус «вечной» проблемы взаимоотношений эмоциональности, оценочности и экспрессивности...9».

Экспрессивность поэтической речи понимается нами в контексте эмоционально-оценочной целостности, поскольку исследование протекает в рамках языка поэтического, где «единство и теснота стихового ряда, динамизация слова в стихе, сукцессивность стиховой речи совершенно отличают самую структуру стиховой лексики от структуры лексики прозаической»10.

Поскольку речь идет о языке лирики, в которой, «чтобы выразить всё богатство и многообразие переживания, охватившего человека именно в этот данный момент его жизни, поэт должен найти выразительные возможности в самой внутренней организации человеческой речи, передать её взволнованность и субъективность»11, мы допускаем в аналитическом контексте использование понятия эмоциональности.

Поэтическому языку всегда присуще эмоционально-оценочное содержание, поскольку этот язык всегда — средство индивидуально-авторского мировидения и мироотражения, а подчас и миросоздания. Если мы попробуем взглянуть на проблему с философско-лингвистической позиции, то обнаружим, что «язык... есть важнейший ориентир человека при его деятельности в мире. И если эту деятельность понимать как глубокий, осмысленный диалог человека с миром, (...) то язык есть прежде всего язык личности»12. Личность же всегда субъективна.

Примечания

1. Современный русский язык: Учеб. для студентов вузов / П.А. Лекант, Е.И Диброва, Л.Л. Касаткин и др.; Под ред. П.А. Леканта. М., 2001 — С. 55.

2. Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления; Проблемы семантики Новосибирск. 1986. — С. 45.

3. см.: Шаховский В.И. Эмотивный потенциал значения и методы его изучения. Волгоград, 1983. — 93 с.

4. Галкина-Федорук Г.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке // Профессору Московского Университета академику В.В. Виноградову (сб. ст.). М.: Изд-во МГУ, 1958. — С. 141.

5. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. М., 1985. — С. 42.

6. Человеческий фактор в языке: механизмы создания экспрессивности. М., 1991. — С. 19.

7. Современный русский язык: Учеб. для студ. вузов / ПА Лекант, Е.И. Диброва, Л.Л. Касаткин и др.; Под ред. П.А. Леканта. М., 2002. — С. 55.

8. Виноградов В В. Русский язык (грамм. уч. о слове), изд-е 2-е, М., 1972. — С. 21.

9. Маркелова Т.В. Семантика оценки и способы выражения Дисс. ... д-ра ф. н. М., 1996. — С. 23.

10. Тынянов Ю. Проблема стихотворного языка (статьи). М., 19б5. — С. 133.

11. Словарь литературоведческих терминов / Ред.-сост.: Л.И. Тимофеев и С.В. Тураев. М., 1974. — С. 174.

12. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики: учеб. пособие для студ. вузов. М., 1999. — С. 282.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.