На правах рекламы:

• Парфюмерия оптом на www.москва.sale.

1.3. Экспрессивность и эмоциональность (эмотивность)

Одной из важнейших проблем, с которой приходится сталкиваться лингвисту при изучении экспрессивности, является проблема взаимодействия экспрессивного и эмоционального.

Экспрессивность как одно из свойств языковой единицы тесно связана с категорией эмоциональной оценки и в целом с выражением эмоций у человека. Исторически многие закрепленные системой языка экспрессивные средства, включая тропы и фигуры речи, а также приемы построения стиха восходят к особенностям оформления высказывания в эмоционально окрашенной речи. На что указывает определенное сходство экспрессивных средств и принципов их функционирования в языках разных систем.1

Взаимоотношения экспрессивного и эмоционального разными учеными рассматриваются по-разному. Концепции однозначного разграничения эмоционального и экспрессивного в языке придерживаются И.В. Арнольд, В.Г. Гак, Е.М. Галкина-Федорук, Т.В. Маркелова и др.

Эмоции или чувства возникают в результате переживания человеком своего отношения к окружающей действительности, причем они могут быть выражены как словами, так и другими способами, то есть эмоциональные элементы языка служат для выражения чувств человека, в то время как экспрессивные элементы — для усиления выразительности и изобразительности, как при выражении эмоции, воли, так и при выражении мысли. Другими словами, экспрессия в языке может пронизывать и эмоциональное, и интеллектуальное, и волевое. Понятие экспрессивного является более широким, ибо экспрессия, по мнению Е.М. Галкиной-Федорук, возможна и без эмоций: «...выражение эмоции в языке всегда экспрессивно, но экспрессивность в языке не всегда эмоциональна»2. Определяя самую сущность экспрессии как семантической категории, обычно отмечают её воздействующую функцию, ведь еще Ш. Балли различал в аффективном факторе две цели: 1) выражение субъективного мира говорящего (чувства, настроения) и 2) использование языковых средств для воздействия на адресата. При этом после появления его работ стало очевидным синонимическое использование понятий «аффективный» — «экспрессивный».

Наряду с этим некоторые лингвисты видят терминологическое равенство в таких соотношениях, как «аффективный» и «эмоциональный», не разграничивая тем самым эмоциональность и экспрессивность в языке.

Так, в работах В.В. Виноградова, О.С. Ахмановой, Р.А. Будагова и некоторых других исследователей эмоциональность и экспрессивность отождествляются.

В сборнике научных статей, посвященном данной проблеме «Человеческий фактор в языке: языковые механизмы экспрессивности» (1991), эту точку зрения разделяют, в частности, Н.А. Лукьянова, Т.Г. Винокур. При рассмотрении механизмов экспрессивной окраски языковых единиц экспрессивность понимается ими как эмоционально — оценочная окрашенность языковых сущностей, а в роли языковых механизмов экспрессивности выступают, в свою очередь, эмотивные предикаты сожаления, презрения, радости и т.д.

Вообще же, экспрессивность, будучи явлением комплексным, подчиняет себе эмотивность, причем «обобщающий» относительно функциональности и эмоциональности, смысл термина «экспрессия» удобен еще и потому, что в высказывании эти два признака чаще всего оказываются слитными»3.

Однако внесения некоторой терминологической ясности требуют понятия «эмоциональность» и «эмотивность». Впервые они были уточнены Ш. Балли (1961). В отечественной лингвистике различный смысл в содержание этих понятия вкладывали Б.А. Ларин, использовавший термин «эмотивность» (1974), и В.И. Шаховский (1983).

Думается, что необходимо дифференцировать понятия «эмотивность» и «эмоциональность». Всякое содержание текста является потенциально эмоциогенным, поскольку всегда найдется реципиент, для которого это содержание окажется индивидуально-значимым. Таким образом, эмоциональность следует понимать как «психологическую характеристику личности, состояния, качеств и уровня её эмоциональной сферы. Эмотивность же — лингвистическая характеристика текста (или лексикона) как совокупности языковых средств, способных произвести эмоциональный эффект, т.е. вызвать у реципиента соответствующие эмоции»4. В продолжение этой мысли хотелось бы привести и утверждение о том, что «эмоционально-экспрессивный аспект высказывания ориентирован как на говорящего, так и на слушающего. Иногда экспрессивность относят к сфере второго лица, тогда как эмоциональность — к сфере первого лица. Но во всех случаях эмоциональный аспект, наслаиваясь на объектив но-коммуникативный аспект высказывания (то есть на его номинативный аспект), подкрепляет его»5.

Нами принимаются во внимание терминологические уточнения относительно содержания понятий эмоциональности и эмотивности. Но поскольку объектом лингвистического изучения являются факты языка лирических произведений И. Северянина, мы допускаем в аналитическом контексте использование понятия эмоциональности.

Примечания

1. Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред В.Г Ярцевой. М., 1990. — С. 591.

2. Галкина-Федорук Г.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке // Профессору Московского Университета академику В.В. Виноградову (сб. статей). М.: Изд-во МГУ., 1958. — С. 141.

3. Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. М., 1980. — С. 114.

4. Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности (Сб. ст) М., 1991. — С. 185.

5. Гак В.Г. Синтаксис эмоции и оценок // Функциональная семантика: оценка, экспрессивность, модальность. IN MEMORIAM Е.М. Вольф. М., 1996. С. 20 (С. 20—31.)

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.