2.7.2. Иноязычные вкрапления в языке поэзии И. Северянина

По мнению одного из критиков, И. Северянин «поражал современников обилием иноязычных заимствований, вновь изобретенных слов, созданных на основе варваризмов»1. В языке поэта заимствованная лексика ограниченного употребления занимает особое положение: наряду с другими средствами она служит выражению и формированию индивидуально-авторской экспрессии:

Chansonnette
Изящная, среднего роста
С головкою bronze-oxide,
Она — воплощение тоста.
Mais non, regardez, regardez!

Пикантная, среднего роста,
Она — героиня Додэ.
Поклонников много, — их до ста,
Mais non, regardez, regardez!

Но женщина среднего роста
Бывает высокой en deux...
И надо сознаться, что просто...
Mais non, regardez, regardez!

1909, ТБ. С. 106.

В свое время совершенное неприятие вызывало у критики «пристрастие И. Северянина к «паркетно-французскому арго» (...). А вот К. Чуковский сразу понял, какое огромное количество неиспользованных рифм даст этот прежде употреблявшийся лишь в сатирической и пародийной поэзии прием», и не только богатство рифм, но и «пестрые международные краски»2 появились в языке поэзии И. Северянина. Действительно, вспомним «Письма из Парижа» (1920):

Столица мира! Город-царь!
Душа, исполненная транса!
Ты положила на алтарь
Гражданство Анатоля Франса
Вчера в Jardin des Tuileries
Я пробродил до повечерья:
С ума сводящая esprits,
И paradis, и просто перья...

ТБ. С. 296.

В языке поэта семантически неосвоенные заимствования помимо своеобразной стилизации служат передане авторской иронии, что восходит к традиции сатирического употребления иноязычной лексики:

Она вошла в моторный лимузин,
Эскизя страсть в корректном кавалере.
И в хрупоте танцующих резин
Восстановила голос Кавальери.

Кто звал её на лестнице: «Manon?»
И ножки ей в прохладном вестибюле,
Хотя она и бросила: «mais non! —
Чьи руки властно мехово обули?

Да все же он, пустой как шантеклер.
Проборчатый, офраченный картавец,
Желательный для многих кавалер,
Использованный многими красавец.

О, женщина! Зови его в турнэ.
Бери его, пожалуй, в будуары...
Но не води с собою на Масснэ:
Письмо Масснэ... Оно не для гитары!..

В лимузине, 1910, ТБ. С. 97.

Заимствования разной степени освоенности, окказионализмы, расширение семантики многозначного слова, онимы — все это явилось в данном стихотворении экспрессивным воплощением авторской иронии.

При использовании иноязычных вкраплений и варваризмов поэт как бы нарушает их структурную целостность, добавляя русскоязычные флексии: mondéa (Б, 223), в Renessans'е (ТВ, 206) и т.д.

Всего в состав семантически неосвоенной лексики, переданной в графике языка-источника, вошло 116 единиц в 131 словоупотреблении3, большую часть которых составили единицы французского языка. Среди них есть и наименования, в частности, речь идет о названиях произведений Ш. Бодлера («Les fleurs du mal» / «Цветы зла»), Гюи де Мопассана («Bel-ami» / «Милый друг»). В результате контекстного анализа было выявлено, что 9 слов (псевдоним Ф. Круут, имена героев, названия рек и озер восходят к эстонскому языку).

Итак, основными факторами, от которых зависит частота употребления и форма иноязычных вкраплений, используемых в художественном тексте, являются цели и задачи, стоящие перед автором, уровень культуры и эрудиции предполагаемого адресата, его художественные запросы, восприятие иностранного языка «снаружи» или «изнутри» национально-культурного континуума, жанровые особенности произведения и его стилистический облик. Основной причиной использования иноязычных вкраплений поэтом мы считаем создание особой экспрессивности. Вообще, иноязычная лексика в языке поэзии Игоря Северянина может стать объектом отдельного исследования.

Примечания

1. Баевский В.С. История русской поэзии: 1730—1980. Компендиум. М., 1996. — С. 218.

2. Марченко А. То, что мы потеряли... // Северянин И. Я избран королем поэтов. М., 2000. — С. 13.

3. на основании текстов стихотворений сборника ТБ.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.