На правах рекламы:

Ремонт пройдет успешно, потому что компания КомбоЛифт предлагает надежные лифтовые запчасти.

Михаил Ефимов. Новый поставщик улицы

Игорь Северянин и А. Масаинов «Мимозы льна»

С тех пор как Игорь Северянин отошел от эгофутуристов, он всецело отдался служению улице и хорошо для этого приспособился. Снял хризантему из петлицы, из большой и шумливой толпы «соратников» оставил одного только верного Алексея Масаинова, сделал свой язык понятнее и, открыв новую лавочку поэзо-парфюмерии, спокойно дожидается успехов и лавров. А успехи, нужно признать, довольно крупные. Правда, Северяниным все меньше интересуется критика, но улица, к которой направил он теперь свои поэзы, принимает его сочувственно. Нужды нет, что, уйдя от футуристов, он не примкнул к «бальмонтистам» или акмеистам, или другим; язык его для широкой массы понятен и даже ощутительно нужен: как в крестьянстве до наших дней живет смутная тоска по «Милорду глупому», «Францылю Венециану» и другим чудесным заморским героям, так и в среде мелкой буржуазии есть всегда тяготение к экзотичному, «бонтонному», великосветскому. Лимузины и ананасы, не считаясь с их происхождением, она принимает за чистую монету, и звонкий, текучий стих Северянина ей как нельзя более по вкусу. И «гением Игорем» уже упиваются юнкера, провинциальные барышни, даже телеграфисты начинают мурлыкать его под гитару.

Как и все пишущие для улицы, Игорь Северянин не двигается в своем творчестве вперед. Чтобы идти с улицей в ногу, нужно плестись черепашьим шагом: толпе чужды искания и новые для нее порывы — она требует от каждого из поэтов поставки только одного сорта литературного товара. Игорь Северянин и в этом покорен толпе. Новая его книга «Мимозы льна» — «повторение пройденного». Он, как в кинематографе, прежде чем демонстрировать «вторую серию», еще раз повторяет первую, для тех, кто ее еще не видел.

Поэтому мы и находим здесь прежнее:

Снова маки в полях лиловеют
Над опаловой влагой реки
А выминдаленные лелеют
Абрикосовые ветерки...

...Нежно нежилось море голубым сновидением,
Вековой медузью, устрицевым томленьем,
Нежно нежилось море, упиваясь собой...

Здесь есть многое для репертуара Эссбукетовых с гитарой:

Мы ехали с тобой в бричке
Широкою и столбовой,
Порхали голубые птички,
Был вечер сине-голубой...

...А рдеет ветер, далеет Нарва,
Синеет море, златеет тишь,
Душа — как парус, душа, как арфа,
О чем бряцаешь, куда летишь?

Есть и новые изысканности:

Лилиевое тело
В прожилках голубых
Искристо запотело (!)
В сонах полубольных.

Есть и вариации на мотив «я гений Игорь Северянин» и еще многое-премногое, но отсутствует то, что имелось в достаточном количестве в прежних книгах, — стихотворения, отмеченные печатью таланта.

Это кажется безнадежным.

Даже Ал. Масаинов, скромно примостившийся позади Северянина, думается, заслуживает большего внимания. В его стихах есть содержание, и что гораздо важнее, очень мало той улицы, которой ревностно взялся служить его товарищ.

<1916>

Комментарии

Впервые: Журнал журналов. 1916. № 13. Март.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.