Моя поэзия. Исповедь Игоря Северянина для «Синего журнала»

Первая моя книжка «К предстоящему выходу Порт-Артурской эскадры» вышла в сентябре 1904 г., в год громов и молний. С тех пор я издал 35 брошюр со своими поэзами. И только в этом году вышел большой сборник — «Громокипящий кубок».

Критика меня заметила только на 26-й брошюре, в которой шла «Хабанера II» («Вонзите штопор в упругость пробки...»). Это было в 1909 г. Меня принялись ругать, а я смеялся и читал «Fleurs du mal»!.. В 1907 г. я познакомился с К. М. Фофановым, сразу же восторженно меня приветствовавшим. Он посвятил мне около десяти стихотворений, в которых пел меня. Я очень его люблю. Это — самый вдохновенный русский поэт. Он и Мирра Лохвицкая. Даже все их недостатки очаровательны. Впрочем, их не принято хвалить — Фофанова и Лохвицкую. В 1911 г. я провозгласил в России эгофутуризм, издав свой прогремевший «Пролог». Вскоре нашлись последователи, и в январе 1912 г. была нами организована «Академия эгопоэзии», после чего И. В. Игнатьев стал издавать газету «Петерб<ургский> глашатай», около которой и группируются ныне все эгофутуристы. В конце 1912 г. я выпустил «Эпилог» и перестал быть эгофутуристом. Моя задача была выполнена, доктрина «Я — в будущем» стала для меня нелепой. Конечно, я сочувствую всем эгофутуристам, но, к сожалению, среди них много вечных, которые никогда не узнают способа перестать быть эгофутуристами... Мешает им отчаянная бездарность и тупые трюки. Что же касается «москвичей»-кубофутуристов и «казанцев»-неофутуристов — это сплошное шарлатанство, и я о них даже и говорить не желаю! Равно я не признаю и футуризма иностранного. Из современных русских поэтов выше всех ставлю Брюсова. Не выношу очень многих, в особенности Ратгауза и Городецкого. «Акмеизм» возбуждает у меня хохот: какой же истинный поэт не акмеист?!.

Ведь так можно и «соловьизм» изобрести! Смешит меня и «Цех поэтов», в котором положительно коверкают начинающих. Вообще, этот «Цех» — выдумка никчемная. Я называю его «обезьянизмом». Сухо, бездушно, посредственно в нем все. Да, не радует меня наша молодая поэзия, и прав Брюсов, писавший как-то мне: «...работы много, а работников нет». Теперь о критике:

Сувенир критике

Ах, поглядите-ка! Ах, посмотрите-ка!
Какая глупая в России Критика:
Зло насмеялася над «Хабанерою»,
Блеснув вульгарно своей манерою,
В сатире жалящей искала лирики,
Своей бездарности спев панегирики,
И не расслышала (иль то политика?..)
Моей иронии глухая Критика.
Осталось звонкими, как солнце, нотами
Смеяться автору над идиотами,
Да приговаривать: ах, посмотрите-ка,
Какая подлая в России Критика!

<1913>

Комментарии

Впервые: Синий журнал. 1913. № 41. Перепечатано в сокращении: Журнал журналов. 1915. № 29.

Первая публикация предварялась редакционным вступлением: «Игорь Северянин... Кому не знакомо имя этого легендарного поэта-модерниста. О нем говорят различно — шарлатан, безумец, талант...

Редакция «Синего журнала», продолжая свою анкету о современной поэзии, печатает статью-исповедь пресловутого Игоря Северянина со снимками, иллюстрирующими скромность личной жизни этого певца роскоши и наслаждений...»

Статью сопровождали две фотографии: «Игорь Северянин у себя дома» и «Игорь Северянин с дочерью».

Первая моя книжка... — единственное упоминание Северяниным его первой брошюры. В дальнейшем он отмечал другую дату литературного дебюта — январь 1905 г.

«Fleurs du mal» — «Цветы зла» (1857), книга французского поэта Шарля Бодлера (1821—1867), несколько стихотворениий из нее было переведено Северяниным (см. письмо к К. М. Фофанову № 12).

«казанцы» — альманах «Неофутуризм. Пощечина общественным вкусам» (Казань, 1913) был пародией на московский сборник кубофутуристов «Пощечина общественному вкусу» (декабрь 1912). Подробнее см.: Крусанов А. Русский авангард. СПб., 1996. С. 191.

«Цех поэтов» — об отношении Северянина к акмеизму и объединению «Цех поэтов» см. письма М. Лозинскому и Н. Гумилеву.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.