2.3.1. Семантические основания сравнений

Сравнения-метафоры прежде всего относятся к компаративным средствам или тропам (КТ). Их семантический механизм определяется ярко выраженным моментом сравнения, сопоставления двух объектов, признаков, процессов.

Вслед за О.И. Усминским мы делим сравнения, выявленные в анализируемых поэтических текстах И. Северянина, на две группы: относительные и качественные. При этом считаем необходимым провести сопоставительный анализ с прозаическими текстами, на материале которых выстроена теория О.И. Уем и некого. При создании относительных КТ два денотата сопоставляются на отвлеченном семантическом основании: непосредственных общих признаков у двух денотатов, чувственно воспринимаемых автором художественного текста и читателем, нет: «История представлялась Ольге Васильевне бесконечной громадной очередью, в которой стояли друг другу в затылок эпохи, государства великие люди, короли, полководцы... / (Ю. Трифонов); сопоставление «истории» и «очереди» осуществилось на отвлеченном семантическом основании «упорядоченность» [Усминский, 1997: 23]. Примером относительного КТ может служить сравнительная метафора (или метафорическое сравнение) из стихотворения И. Северянина «Отходная Петрограду»:

За дряхлой Нарвой, верст за двести,
Как окровавленный пират,
Все топчется на топком месте
Кончающийся Петроград.

В данной сравнительной конструкции можно наблюдать несоответствие между семантическим основанием КТ и конкретными образными значениями лексем, входящих в КТ. «Относительность» КТ проявляется в предметно-масштабном несоответствии (человек — город) денотатов. Единственный признак, объединяющий сравниваемые предметы, — близкая смерть. Этот признак, однако, в сравнении проявляется в меньшей степени. Кроме того, дополнительным средством негативации в микротексте является омофонная звукопись (топчется, топком), ассоциативно связанная с лексемой «топь».

Качественные КТ основаны на реальных сходствах денотатов-признаков, но их денотативная простота не мешает семантическому разнообразию, живой компаративной игре.

Материал исследования поэтических текстов И. Северянина дает примеры качественных КТ. Представляется необходимым сопоставить их с КТ в прозаических произведениях, на материале которых выстроена теория О.И. Усминского [Усминский, 1997: 24].

1. КТ «по форме»:

а) уменьшение исходного денотата («Костел был огромен. Он врезался в небо, колючий и острый, как рыбья кость», И. Ильф, Е. Петров);

б) гиперболизация исходного денотата («Первым долгом он набросал карандашом гуся, держащего в клюве букву «Г», большую и тяжелую, как виселица И. Ильф, Е. Петров); сравним:

О похоть, похоть?
Ты тяжела, как сто пудовых гирь.

(И. Северянин)

В поэтическом примере гиперболизируется степень психологического состояния (денотат лексемы похоть не содержит сему 'вес');

в) кошурность, совпадение денотатов по силуэтам («Я загрустил о строгих монастырях моей Греции, где вокруг обители плавными волнами расходятся горы»; В. Панова); сравним:

Губы стали, как желе.

(И. Северянин)

Сравнение создает неожиданное ощущение аморфности, расплывчатости, которое контрастирует с прямым номинантом «губы» (ср. традиционные поэтические сравнения губы, как вишни; губы, как кораллы);

г) по форме со значением пропорции («Тот, кто позавчера топтал эти доски, где все они ходят, уже лежит в морге, разрезанный по осевой передней линии, как лопнувшая сарделька», А. Солженицын); сравним:

Чьи руки торчат, как ухваты;

(И. Северянин)

(то есть в тексте руки пропорциональны ухватам);

д) по форме со значением размера («Маленькие глазки с желтым ободком вокруг темных, с картечины величиной, зрачков», В. Астафьев); сравним:

Лоскощекие мещанки
Груди — дыни.

(И. Северянин)

Автор намеренно гиперболизирует размер (груди — дыни), подчеркивая негативное отношение к лоскощеким мещанкам;

2. КТ «по цвету» (часто функционирует метонимический механизм: цвет — постоянный атрибут вещества): «Поглядывая на борщ, в котором плавали золотые медали жира» (И. Ильф, Е. Петров); сравним:

И в глазах ее раскосых,
Блекло-тонных, как пастэль,
Проскользнула тень сарказма...

(И. Северянин)

Метонимическое сравнение как пастэль подчеркивает тусклость, блеклость глаз (ср. традиционные сравнения глаза, как звезды; глаза, как алмазы); негативное восприятие усиливается эпитетом раскосые;

3. КТ «по динамике» (актуализируются смыслы интенсивности действия): «Парни топали ногами с такой силой, будто хотели расколоть нашу планету» (И. Ильф, Е. Петров); сравним:

Его любовниц алчущая стая,
Как разъяренных скопище пантер,
Рвет мантию его из горностая;

(И. Северянин)

Интенсивность действия усиливает инверсия, выдвигающая экспрессивное причастие разъяренные в препозицию сравнительного оборота. Негативное отношение к субъекту речи подчеркивается разговорной лексемой скопище;

4. «слуховые» КТ создаются по разным схемам:

«неодушевленный → одушевленный»
«одушевленный → неодушевленный»
«одушевленный → одушевленный»
«неодушевленный → неодушевленный»:

«Великий комбинатор издал звук, какой производит кухонная раковина, всасывающая остатки воды» (И. Ильф, Е. Петров); сравним:

Графиня Крэмида Фиорлинг,
Чье имя у критика в горле
Спирает дыханье от страха,
Звуча для него, точно плаха.

(И. Северянин)

Имплицитно присутствующий в тексте субъект действия предполагает движение «слухового» КТ по схеме: «одушевленный → неодушевленный»;

5. «тактильные», «вкусовые», «обонятельные» КТ, по мнению О.И. Усминского, встречаются реже других переносов. Интересны случаи художественной синестезии — сочетания перцептивных модусов, различных

чувственных режимов восприятия: «Шершавый запах шариков нафталина» (В. Набоков); сравним:

В букете дам Амьенского beau mond'a
Звучнее всех рифмует с резедой
Bronze — oxide блондинка Эсклармонда,
Цветя бальзаколетнею звездой.
. . . . . . . . . .
Как устрицу, глотает с аппетитом
Дежурного огейзерную дань...

При этом всем — со вкусом носит титул,
Иной щеке даря свою ладонь.

(И. Северянин)

Сравнительный оборот в данном контексте совмещает признаки КТ «вкусового» и КТ «по динамике» (предикат содержит сему 'быстро').

Классификация качественных КТ не исключает «компаративную игру» (термин О.И. Усминского) и синкретизм некоторых видов КТ. Например, в поэтических текстах И. Северянина предикативное сравнение» груди — дыни» можно трактовать как КТ по форме в значении размера и / или КТ по форме в значении «кошурность, совпадение денотатов по силуэтам», а смысловой комплекс чьи руки торчат, как ухваты предполагает значение размера и / или пропорции.

Таким образом, материал поэтических текстов И. Северянина дает возможным выявить следующие виды качественных КТ: «по форме», «по цвету», «по динамике», «слуховые», «тактильные», «вкусовые», «обонятельные», что в целом не расходится с классификацией О.И. Усминского.

Сопоставление относительных и качественных КТ в прозаических произведениях (И. Ильф, Е. Петров, А. Солженицын, В. Набоков и др.), на материале которых выстроена теория О.И. Усминского, и стихотворениях И. Северянина показывает, что и в прозаических, и поэтических текстах компаративация чаще всего имеет метафорическую природу. Кроме того, в большинстве своем те и другие тексты насыщены такими стилистическими приемами, как ирония и сарказм, повышающими негативную оценку сравниваемых образов. Поэтому применительно к художественным текстам в целом теорию компаративных тропов (КТ) О.И. Усминского можно считать универсальной.

Объектом оценки в художественном произведении чаще всего является человек, внешние и внутренние характеристики которому даются автором при помощи компаративных языковых средств. В сравнительных конструкциях поэтических текстов И. Северянина присутствуют следующие идеографические поля (примеры нижеследующих характеристик см. далее): внешность; физиологические состояния; физические действия; движение — неподвижность; черты характера, моральные и деловые качества; умения, способности; поведение; отношения между людьми; чувства; умственные способности; речевая деятельность; чувства — состояния; образ жизни; труд — безделье; бедность — богатство; мысли, чувства, представления. Л.А. Лебедева выделяет 16 идеографических полей для характеристики человека [Лебедева, 1999: 192]. Таким образом, исследуемый материал делает возможным сравнение характеристик человека, наиболее предпочтительных в творчестве И. Северянина и «универсальной» классификации Л.А. Лебедевой, что позволяет делать выводы об особенностях идиостиля И. Северянина.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.