Семен Ботвинник. «Был век и кровав и жесток...»

    * * *

Был век и кровав и жесток,
и жить оставалось не много, —
а он все глядел на восток,
куда уходила дорога —
меж сосен
и зябких осин, —
где дали горели багряны,
вдоль теплых эстонских низин,
где серые плыли туманы,
и стыли в туманах стога...
В последнюю веря удачу,
душою
Невы берега
он видел, и старые дачи,
и город, где слава его
пьяняща была и лукава...

Уже ничего... Ничего...
Уже ни здоровья, ни славы,
уже ни любви, ни вина...
Глядел он, скрывая усталость,
туда,
где Надежда одна
и Родина, —
все, что осталось...

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.