Выступления в Финляндии

В октябре 1923 года Северянин вместе с Фелиссой Кру-ут отправился в Гельсингфорс (Хельсинки), где выступал в зале Русского купеческого общества. В письме Августе Барановой от 27 октября 1923 года он сообщал:

«Нашлась в Финляндии одна старая петербургская поклонница, устроила мне в Гельсингфорсе 3 вечера подряд (17, 18 и 19 окт[ября]). Ездили мы с Фелиссой, успех имели выдающийся (как, впрочем, и везде!), прожили в Гельсингфорсе неделю, денег получили в "обрез", жизнь там безумно дорога, эмиграция нища».

В хельсинкской газете «Русские вести» за 26 октября появилась заметка «Поэзоконцерты Игоря Северянина» за подписью «В».

«16 и 19 октября состоялось два поэзоконцерта Игоря Северянина, приехавшего из Эстонии.

С присущей ему одному оригинальной манерой читки автор прочел ряд своих поэз, вошедших в его сборники "Громокипящий кубок", "Виктория Рэгия" и др. Давно знакомые широкой публике произведения Северянина представляют собою интересное сочетание подлинного таланта, блещущего яркостью и свежестью, со смелым новаторством в словотворчестве и рифме, с безвкусной надуманностью и подчас даже пошловатостью.

По программе было видно, что автор приемлет все, что вылилось из его пера во всем разнообразии капризов его творчества.

Так же, как и раньше, Игорь Северянин имел большой успех, его чтение захватывало аудиторию, но ее малочисленность говорила за то, что жестокая школа последних лет жизни повела русскую молодежь от увлечений поэзотворчеством, живущим "острым и мгновенным", к другим запросам и другим ценностям».

В это время в Финляндии находилась близкая знакомая Северянина — А. В., которая шутливо называла себя как супруга короля поэтов — «королевой» и соответственно его литературной фамилии — Северянкой. Она приходила на концерты в Гельсингфорсе и, возможно, ей принадлежит процитированная заметка с криптонимом «В.». «В.» собиралась приехать и в Ревель на поэзоконцерт 7 ноября 1923 года:

«Сегодня 30-го окт. Должна была бы выехать из [Керава], чтобы в четверг отплыть на Was'е в Ревель на Ваш концерт, милый Король. И — не могла. Совершенно обессилена. Страшно болит голова — расплата за вчерашний мой визит к Королеве звезд. Провела у нее весь день. Писала письма, говорили. Королева играла Листа и Рахманинова. Потом пошли в "Onnella" (к Шабельским) читать стихи. Мои стихи о Петрограде имели безусловный успех. Это лучшие мои вещи. Читала также и Вас: Сказание об Ингрид; Весенние триолеты; Дифирамб; Ананасы и др. Тоже с большим успехом. Голос звучал хорошо и был подъем».

Спустя семь лет, 9 января / 27 декабря 1930 года, из Гельсингфорса пришла открытка:

Забыли ль Вы меня? — Едва ли!..
А я почти забыла Вас, —
И если б Вы не написали
«В пространство», если б как-то раз
Мне Ваших строк не показали,
Я даже в грозный смертный час
Едва ли вспомнила о Вас...
. . . . . . . . . .
Когда-то Королева,
Когда-то Северянка,
От яростного гнева
Ушедшая беглянка —
Покинутая дева.

А.В.

По версии Михаила Петрова, это была «графоманка А. Воробушкина». В открытке упоминалось стихотворение Северянина «В пространство» (1929), позже вошедшее в сборник «Классические розы».

Возвращение в Финляндию не состоялось.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.