Первая артистка-футуристка — «Эсклармонда Орлеанская»

Первой артисткой-футуристкой, выступавшей на поэзоконцертах под именем Эсклармонды Орлеанской, была Софья Шамардина, роман с которой положил начало любовному соперничеству двух поэтов: Северянина и Маяковского. Жизнелюбивый, иронично-восторженный, одаряемый «миллионами поцелуев» Северянин посвятил ей автобиографическую поэму «Колокола собора чувств» (1925), в которой писал:

Из Минска посылает Сонка
Своих экстазов сувениры...

«Сонка» — поэтическое имя Софьи Сергеевны Шамардиной (1894—1980). В марте 1913 года, когда Северянин вместе с Федором Сологубом и Анастасией Чеботаревской выступал в Минске, на концерте к нему подошла гимназистка Софья Шамардина. Этот «промельк» был немедленно воспет поэтом:

В каждом городе, в комнате девьей
Есть алтарь королеве,
Безымянной, повсюдной,
Он незримо-голуб.
Вы ненайденную потеряли
Бирюзу на коралле,
Но она в вашей чудной
Озарённости губ...

(«Промельк»)

Вскоре юная провинциалка приехала из Минска в Петербург учиться на Бестужевских курсах. Красивая, любознательная, она познакомилась со многими писателями, артистами, художниками — Чуковским, Прониным, Маяковским, Хлебниковым, братьями Бурлюками и др. Софья Сергеевна бывала в кабаре «Бродячая собака», на вечерах футуристов, на модных вернисажах. Неудивительно, что она оказалась любимой женщиной и предметом соперничества двух ярчайших поэтов — Владимира Маяковского и Игоря Северянина.

Осенью 1913 года Корней Чуковский читал лекцию о футуристах в Медицинском институте и пригласил туда Шамардину — так состоялась первая встреча Сонки с Владимиром Маяковским. Их роман развивался бурно. «Вспоминается, — писала Шамардина, — как возвращались однажды с какого-то концерта-вечера. Ехали на извозчике. Небо было хмурое. Только изредка вдруг блеснет звезда. И вот тут же, в извозчичьей пролетке стало слагаться стихотворение: "Послушайте, ведь если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?.."».

Как известно, в трагедии «Владимир Маяковский», представленной на сцене петербургского театра «Луна-парк» в декабре 1913 года, есть строки:

Что же, — значит, ничто любовь?
У меня есть Сонечка-сестра!
(на коленях)
Милые! Не лейте кровь!
Дорогие, не надо костра!

Ее имя могло остаться и во второй трагедии поэта — четырехактной поэме «Облако в штанах» (1915). Рассказывают, что в четвертой части повторялось: «Сонка! Сонка! Сонка!» Позже Маяковский объединил все женские образы поэмы одним символическим именем — Мария.

Не случайно в поэме Маяковский ревниво называл и северянинское нежное имя «Тиана»:

Судорогой пальцев зажму я железное горло звонка!
Мария!..
Поэт сонеты поёт Тиане,
а я — весь из мяса,
человек весь,
тело твоё просто прошу,
как просят христиане —
«хлеб наш насущный
даждь нам днесь».

В северянинском стихотворении «Тиана» драматизм переживания иронически снижен, любовное чувство сочетается с легким соблазном:

Тиана, как жутко! как жутко, Тиана!
Я пил и выплёскивал тысячи душ
И девьих, и женских, — всё то же; к тому ж
Кудесней всех женщин — ликёр из банана!..

Имя Тианы возникло и как отголосок споров между поэтами об отношении к жизни, о понимании любви в дни совместных выступлений в Крыму, в январе 1914 года.

После ссоры Маяковского и Северянина, не желавших уступать лидерство на поэтической сцене, их гастрольные пути разошлись. Отправляясь в Одессу, Северянин вместе с Вадимом Баяном, Виктором Ховиным, Борисом Богомоловым составил собственную концертную программу. Обычно в начале вечера известный критик-интуит Ховин читал доклад о поэзии Северянина, затем артисты исполняли его стихи, а сам поэт выходил к публике в третьем отделении. Но кто поедет в далекую зимнюю Одессу? Вероятно, поэт просил профессиональную актрису и свою возлюбленную Лидию Рындину принять участие в этом турне. Но пришлось вместо Рындиной призвать неопытную, но деятельную Софью Шамардину.

«Ах, мои принцессы не ревнивы, потому что все они мои», — не без хвастовства писал Северянин в стихотворении «Прогулка короля». Так Сонка, вызванная из Петербурга на юг России, превратилась на время в Эсклармонду Орлеанскую (по имени героини оперы Массне). Во время выступлений в честь Софьи Шамардиной в Екатеринославе была написана одна из самых изящных поэз Игоря Северянина «В коляске Эсклармонды» (1914):

Я еду в среброспицной коляске Эсклармонды
По липовой аллее, упавшей на курорт,
И в солнышках зелёных лучат волособлонды
Зло-спецной Эсклармонды шаплетку-фетроторт.

Мореет: шинам хрустче. Бездумно и бесцельно.
Две раковины-девы впитали океан.
Он плещется десертно, — совсем мускат-люнельно, —
Струится в мозг и в глазы, по-человечьи пьян...

Взорвись, как бомба, солнце! Порвитесь пены блонды!
Нет больше океана, умчавшегося в ту,
Кто носит имя моря и солнца — Эсклармонды,
Кто на земле любезно мне заменил мечту!

Владислав Ходасевич заметил, что «коляска Эсклармонды» — родная сестра знаменитой «каретки куртизанки», самое действие, как и прежде, происходит на курорте. Тут же вспоминаются другие строки из «Кубка»:

Элегантная коляска, в электрическом биеньи...

И т. д.

«Шинам хрустче», — говорит Северянин, и тотчас же вспоминается «хрупот коляски» всё из того же стихотворения, которое ныне перепевает автор. Тут же, — как пишут в афишах кинематографа, — «по желанию публики, еще только один раз...».

Стихотворение написано в Екатеринославе (с 1926 года — Днепропетровск, с 2016-го — Днепр) во время второго турне Северянина по югу России. Шамардина вспоминала:

«Нашелся какой-то меценат, который устроил поездку Северянина на юг.

Кусок черного шелка, серебряный шнур, черные шелковые туфли-сандалии были куплены в Гостином дворе. Примерка этого одеяния состоялась в присутствии Северянина и Ховина. "Платье" перед концертом из целого куска накалывалось английскими булавками. И сандалии на босу ногу. Северянин очень торопил выезд, чтоб не помешал Маяковский. Помню, были в Екатеринославе, Мелитополе, Одессе. Читала стихи — что откроется по книге. Вообще было смешно, а под конец стало противно. До и после концертов или бродила по улицам (даже верхом ездила), или сидела в номере одна и думала, что же все-таки будет дальше».

О своих отношениях с Софьей Шамардиной Северянин рассказал в «Воспоминаниях о Маяковском» и в поэме «Колокола собора чувств». Образ Сонки — «весенней зорьки» — в поэме романтизирован. Поэт не скрывал свою любовь к ней, а в памяти Шамардиной осталась только комната Северянина с «бамбуковыми этажерочками, каким-то будуарным письменным столиком, за которым он бездумно строчил свои стихи».

Софье Шамардиной, помимо «Промелька» (1913), посвящены также стихи «Сердцу девьему» (1913), написанные после их знакомства в Минске, во время турне Северянина и Сологуба.

Сонке

Она мне принесла гвоздику,
Застенчива и молода.
Люблю лесную землянику
В брильянтовые холода.

Рассказывала о концерте
И о столичном том и сём;
Но видел поле в девьем сердце,
Ручьи меж лилий и овсом.

Я знаю вечером за книгой,
Она так ласково взгрустнёт,
Как векше, сердцу скажет: «прыгай!»
И будет воль, и будет гнёт...

С улыбкою сомкнув ресницы,
Припомнит ольхи и родник,
И впишет чёткие страницы
В благоуханный свой дневник.

В феврале 1914 года в Одессе — последнем пункте турне эгофутуристов по югу России было написано стихотворение «Никчёмная» (впервые опубликовано в книге «Ананасы в шампанском»), в котором поэт подвел итог личным и творческим отношениям с доброй безжалостницей:

Слушай, чуждая мне ближница! обречённая далечница!
Оскорбить меня хотящая для немыслимых услад!
Подавив негодование, мне в тебя так просто хочется,
Как орлу — в лазорь сияльную, как теченью — в водопад!

О самом концерте писалось, что Баяну и Эсклармонде много аплодировали, что Северянин был встречен овациями: «...его знают. Ему громко заказывают его стихи».

Во время Первой мировой войны Шамардина была сестрой милосердия. После Октябрьской революции 1917 года стала профессиональным партийным и советским работником: секретарь земотдела Тюменского губревкома, член коллегии уездного ЧК в Тобольске, председатель Главполитпросвета и член коллегии Наркомпроса Белоруссии. Там Софья Сергеевна вышла замуж за партийного деятеля Белоруссии И.А. Адамовича. В 1937 году она была репрессирована, отбывала срок в лагере и только через 17 лет реабилитирована.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.