3.3. Новообразования-прилагательные, созданные префиксально-суффиксальным способом (17 ед.)

В поэзии И. Северянина выделена небольшая группа префиксально-суффиксальных прилагательных, мотивированных существительными (9 ед.), глаголами (5 ед.); отмечены префиксальные прилагательные с нулевым суффиксом (3 ед.).

3.3.1. Новообразования — прилагательные, мотивированные существительными

1. Имена прилагательные с префиксами без-/бес- и суффиксом -н- (3 ед.)

Имена прилагательные с префиксом без-/бес- и суффиксом -н- имеют значение «характеризующийся отсутствием того, что названо мотивирующим словом». В окказиональной лексике поэта мы отметили префиксально-суффиксальные новообразования в указанном значении: безвыкрутасный (выкрутасы) (405 — «Стилический ли выкрутас, Безвыкрутасная ль поэма»); бессвятынный (святыня) (315 — «Без нежных женственных касаний Душа — как бессвятынный храм»); бестинный (тина) (97 — «Как мечтать хорошо Вам В гамаке камышовом над бестинным прудом!»).

2. Имена прилагательные с префиксом за- и суффиксом -н-

Прилагательные с префиксом за- и суффиксом -н- имеют значение «находящийся по ту сторону, позади того, что названо мотивирующим словом». В поэзии И. Северянина одно новообразование имеет указанное значение: заатлантный (Атлантика) (358 — «Похабный танец моды — Shimmi, От негритянских дикарей Воспринятый вселенной всей: В маразм впадающей Европой И заатлантным «сухарём»).

3. Имена прилагательные с префиксом наи- и суффиксом -айш-/-ейш- (2 ед.)

Прилагательные с префиксом наи- обозначают высшую степень проявления признака, названного мотивирующим словом, которое содержит обычно суффикс -ейш-/-айш- или суффикс -ш-. Способ образования таких прилагательных — чистая пре-фиксация [РГ-80:307]. В текстах стихов И. Северянина отмечены новообразования с префиксом наи- и суффиксом -айш-/-ейш-, образованные суффиксальнопрефиксальным способом: происходит нарушение формальных условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к общему языку: наибожайший (бог) (231 — «То воздуха не самого ли вздох? Из всех богов наибожайший бог — Бог музыки» «Шопен») — новообразование имеет значение «высшей степени проявления свойств того, кто назван мотивирующим существительным», то есть первый среди богов (в греч. мифологии: подобный Зевсу); наикорольнейший (король) (286 — «На что мне царства и порфиры? За струнной изгородью лиры Наикорольнейший король!»)1 — окказионализм имеет то же значение, что и предыдущий: «обладающий признаками, свойствами, проявляющимися в высшей степени, чем у подобных».

4. Имена прилагательные с префиксом не- и суффиксом -и- (2 ед.)

Прилагательные с префиксом не- и суффиксом -н- означают «не имеющий того или не доступный, не поддающийся тому, что названо мотивирующим словом».

В поэзии И. Северянина мы отметили два новообразования в указанном значении: набожный (бог) (207 — «Всего три слова: ночь под Рождество. Но в них и Римский-Корсаков, и Гоголь, И на земле небожной Божество»). В общем языке прилагательное безбожный синонимично новообразованию небожный. Однако, по нашему мнению, в значении новообразования есть семантический нюанс: если безбожный — «характеризующийся отсутствием Бога», то небожный — «увы, недоступный, неподдающийся Богу, его учению». В семантике новообразования угадывается отношение автора к действительности, он сожалеет о том, что на земле нет Бога, и люди подчас вспоминают о нём лишь в ночь под Рождество. При толковании значения новообразования невеличный важную роль играет контекст: (388 — «Он был двуликим и двуличным: Большим льстецом и другом невеличным, Коварный паж и верный эпигон» «Георгий Иванов»), который подсказывает синоним маленький (невеликий), а точнее неблизкий друг, но поэту важно подчеркнуть, что этот друг лишён величия (поэтому рифмуется двуличный — невеличный, а не двуликий — невеликий), таким образом, исходной базой окказионализма невеличный является существительное величие, а само новообразование имеет привкус небрежного, уничижительного определения качеств друга (ср.: невеличественный), а определяемое существительное друг имеет иронический оттенок, его лучше было бы заключить в кавычки.

5. Имена прилагательные с префиксом у- и суффиксом -н-

Отсубстантивные прилагательные с префиксом у- и суффиксом -н- в общем языке не фиксируются [РГ-80:312—316]. В стихотворении И. Северянина «По грибы -по ягоды» мы отметили новообразование узывный (311), мотивация которого, по нашему мнению, неоднозначна, что следует из контекста: «В лесу бежала извивная Порожистая река. Дрожала в руке узывная Талантливая рука». С одной стороны, мотивирующим словом для прилагательного узывный является существительное зов, новообразование имеет значение признака, который характеризуется присутствием того, что названо мотивирующим существительным: узывный (ср.: зазывный). С другой стороны, замена префикса за- на у- не случайна: здесь явно проступает значение другого возможного мотивирующего существительного узы (тесные связи, отношения).

3.3.2. Новообразования — прилагательные, мотивированные глаголами (5 ед.)

Прилагательные с префиксом не- и суффиксом -н- имеют значение «характеризующийся отсутствием действия или состояния, названного мотивирующим словом», с преобладающей конкретизацией «неспособный совершить действие, названное мотивирующим словом, или подвергнуться этому действию». Отглагольные прилагательные-новообразования И. Северянина имеют конкретное значение, указанное выше: неизживный (изживать, не изживать)2 (ср.: изжить-изжитый-неизжитый) (116 — «Благословенные края, Где неизживные мгновенья, Где цветны трели соловья»); немолчный (молчать — не молчать) (88 — «В твоих висках немолчные прибои. И жуткий шум в настроженных ушах»); неувядный (увядать — не увядать) (84 — «неувядные маки») и др. Описанные прилагательные имеют в общем языке соотносимые по значению причастия: неизживаемый, неумолкаемый, неувядаемый.

3.3.3. Префиксальные прилагательные — новообразования с нулевым суффиксом (3 ед.)

Префиксальные прилагательные с префиксом без-/бес- с нулевым суффиксом, мотивированные существительными, имеют значение «лишённый того, что названо мотивирующим словом». В поэзии И. Северянина выделены три новообразования-прилагательные с префиксами без-/бес- и нулевым суффиксом в указанном значении: беспопья (поп) (66 — «беспопья свадьба»); безлошадий (лошадь) (304 — «безлошадий экипаж»); бесслухий (слух) (132 — «бесслухий тенор»). Также слова этого типа мотивируются предложно-падежными формами существительных: без попа, без лошади, без слуха; способ образования — слитно-суффиксальный.

Проанализировав отсубстантивные и отглагольные прилагательные-новообразования, созданные префиксально-суффиксальным способом, отмечаем, что 1) отсубстантивные прилагательные в индивидуальном языке И. Северянина созданы по пяти непродуктивным словообразовательным типам, два из которых в общем языке являются продуктивными [РГ-80:314, 316], один — непродуктивный [РГ-80:314], ещё два — в общем языке не зафиксированы; отмечены нарушения формальных условий образования типа в индивидуальном языке по отношению к общему языку; в двух отсубстантивных префиксально-суффиксальных прилагательных выявлен коннотативный компонент эмотивно-оценочного характера, в остальных новообразованиях коннотат содержит рациональную оценку; 2) отглагольные префиксально-суффиксальные прилагательные-новообразования созданы по одному типу, продуктивность которого в индивидуальном языке и общем языке [РГ-80:316] совпадает; 3) префиксально-нульсуффиксальные отсубстантивные прилагательные образованы в соответствии с продуктивным типом для художественной речи в целом [РГ-80:318], но являющимся непродуктивным типом в индивидуальном языке И. Северянина. Коннотативный компонент указанных новообразований содержит рациональную оценку.

Новообразования — прилагательные, употреблённые в краткой форме (29 ед.), в форме сравнительной степени (4 ед.)

Как известно, качественные прилагательные имеют особые краткие формы, которые, однако, представлены не у всех прилагательных: ограничения в образовании идут как от лексических значений прилагательных, так и от их морфологической структуры. Как правило, кратких форм не имеют (или образуют их редко) прилагательные, называющие такие признаки, проявление которых не связывается с представлением о возможном их изменении во времени, а также о их непостоянстве. Поскольку семантические ограничения при образовании кратких форм не относятся к числу строгих правил, в языке художественной литературы эти ограничения могут сниматься. Здесь постоянно фиксируются не отмечаемые в словарях и грамматиках, а также окказиональные употребления кратких форм [РГ-80:557—558]. Следует отметить особую, краткую структуру предложений с краткими формами в поэтическом тексте, компактность употребления одноструктурных слов, создающих динамичность фразы и усиливающих поэтическую образность и аллитерацию.

Необходимо обратить внимание и на то, что краткие формы в поэтическом тексте могут выступать не только в своей обычной предикативной функции, но и в роли обособленных определений, в русле, так сказать, традиционных усечённых прилагательных, свойственных русской поэзии XIX века. В отличие от классических усечённых прилагательных, являющихся в предложении определениями, у данных новообразований иная функция — полупредикативная, которая возникает параллельно предикативной функции соотносительных с ними (или идентичных им) кратких прилагательных и благодаря актуализации неполного предложения, что выражается, хотя и нерегулярно, в выделении их знаками препинания. В настоящее время в поэтической речи отмечается наличие устойчивой тенденции к образованию кратких форм, преодолевающей в существующем языке «запреты» на их образование. Жизненность этой тенденции, по мнению Р.Ю. Намитоковой, в экспрессивности и лексичности подобных форм [Намитокова, 1986:98].

В поэзии И. Северянина также отмечено окказиональное употребление кратких форм прилагательных в довольно большом количестве (29 ед.). Автор образует краткие формы как от полных форм окказиональных и гипотетических прилагательных (14 ед.) — окказиональное словоформообразование, так и от полных форм узуальных прилагательных (15 ед.) — окказиональное формообразование. В соответствии с этим все отмеченные прилагательные в краткой форме разделены на две группы.

Окказиональное словоформообразование Окказиональные прилагательные, употреблённые в краткой форме (14 ед.)

1. Отсубстантивные суффиксальные прилагательные /краткая форма/ (8 ед.)

В поэзии И. Северянина выявлено несколько новообразований в краткой форме с суффиксом -н-/-ственн- (4 ед.) и с суффиксом -чат- (4 ед.).

Прилагательные, мотивированные существительными с суффиксом -н-/-ственн- обозначают признак, относящийся к предмету, явлению, названному мотивирующим словом (с многообразной конкретизацией выражаемого общего значения отношения к предмету) [РГ-80:272].

Так, новообразование дамствен мотивировано существительным дама (ср.: женщина — женственный), имеет значение «свойственный тому или представляющий собой то, что названо мотивирующим словом», уточняет значение новообразования контекст: «Здесь творчество, которое не на день, И женский здесь не дамствен кабинет» «Гиппиус» (190). Новообразование в краткой форме вполне заменяемо полной формой узуального прилагательного: «и женский здесь — не дамский кабинет».

Возможно, автору хотелось не только противопоставить значение двух прилагательных, выполняющих определительную функцию, но (подчеркнуть важность) акцентировать функцию сказуемого, в которой выступает краткая форма (предикативное прилагательное); коростелен (коростель) (215 — «Что ж, что поля ржаны и коростельны? — Снег выпадет. Вот солнечный закон») — новообразование имеет значение «содержащий то, что названо мотивирующим словом коростель».

В текстах стихов И. Северянина часто встречается прилагательное лазорный, в том числе и в краткой форме, например: «Да, светозарны и лазорны Слова, чьи звуки чудотворны» (98). В народной словесности [Ожегов, 1984:271] используется прилагательное лазоревый (то есть лазурный3 — цвета лазури, светло-синий), не имеющее краткой формы. Мы полагаем, что поэт в прилагательном лазоревый производит замену суффиксов -ев- на -н-, не изменяя при этом значения. Поскольку прилагательное общего языка лазурный имеет краткую форму, то её может иметь и прилагательное лазорный — лазорен. Однако мы допускаем, что в данном случае имеет место замена морфа -у- на морф -о-, с целью сохранения рифмы: лазорны — чудотворны. Словари прилагательное сомнамбульный не фиксирует (ср.: сомнабулический), в стихотворении «Балтийское море», посвящённом Зинаиде Гиппиус, мы отметили это прилагательное, мотивированное существительным сомнамбула, которое имеет значение «похожий на сомнамбулу». Окказиональное прилагательное, употреблённое в краткой форме; выполняет функцию сказуемого: «Как парус — раскрытые косы, Сомнамбулен ликий опал. Глаза изумрудят вопросы» (233).

Прилагательные-новообразования с суффиксом -чат-, мотивированные существительными, представлены не только в полной форме, мы отметили краткую форму прилагательных с суффиксом -чат-: (4 ед.) аскольдчат (Аскольд) (334 — «Аскольд» поистине аскольдчат») — прилагательное в полной форме аскольдчатый мотивировано именем собственным Аскольд (название корабля) и имеет значение «напоминающий качеством или свойством то, что названо мотивирующим словом», то есть похож на Аскольда, так же красив, статен, блистателен; валчат (вал) (414 — «Мафусаилъчат, весь проржавлен И валчат, с горем пополам Шёл этот «Пушкин» (корабль), как Державин По взбудораженным валам») — прилагательное валчатый мотивировано существительным вал (дано в контексте), употреблено в краткой форме, имеет значение «подобный валам»; в этом же контексте новообразование мафусаильчат, употреблённое в краткой форме, мотивировано именем собственным Мафусаил (мифический библейский патриарх, проживший якобы 969 лет), имеет значение «похожий на Мафусаила», то есть корабль «Пушкин» величественен и очень стар; соловейчат (соловей) (116 — «Благославенные края, Где цветны трели соловья, Где соловейчаты растенья!) — прилагательное в полной форме мотивировано существительным Соловец имеет значение «похожий на соловья», из контекста понято, что соловейчатые растения те, которые поют подобно соловью.

2. Отглагольные суффиксальные прилагательные /краткая форма/ (1 ед.)

Суффиксальное прилагательное с суффиксом -н-, мотивированное глаголом, имеющее значение «являющийся субъектом действия или состояния, названного мотивирующим словом», употреблено в краткой форме и выступает в функции сказуемого: улыбна (улыбаться) (125 — «Ты идёшь, улыбна и легка»).

3. Суффиксальные прилагательные, мотивированные наречиями /кр. форма/

Указанные прилагательные совмещают в своём значении присущее мотивирующему наречию значение признака со значением прилагательного как части речи. В поэзии И. Северянина выявлены прилагательные с суффиксом -н-, мотивированные наречиями, имеющие указанное значение: невпопаден (невпопад) (126 — «Мы так неуместны, Мы так невпопадны Среда озверелых людей».); стремглавны (стремглав) (329 — «Стремглавны шустрые ручьём»).

4. Окказиональные префиксальные прилагательные /краткая форма/ (3 ед.)

Прилагательные с префиксом без-/бес- обозначают отсутствие или противоположность. В стихах И. Северянина отмечены указанные прилагательные не только в полной, но и в краткой форме, выполняющие функцию сказуемого: безвопросен (вопросный) (178 — «Я безвопросен: вы безответны».); бесстебелен (стебельный) (209 — «Ландыши небесные, вы всегда бесстебельны»); бестепел (тёплый) (166 — «Восход бестепел»).

Окказиональное формообразование: краткие формы, образованные от полных форм узуальных прилагательных (15 ед.)

В поэзии И. Северянина выделены не отмеченные в словарях и грамматиках прилагательные краткой формы, некоторые из которых употреблены в переносном значении4: грозов (183 — «Опять ночей грозовы ризы Опять блаженствовать лафа!»); жалобен (390 — «Он жалобен, он жалостлив и жалок»); захватен (285 — «Ассоциация символик, Как ты захватна иногда!»); золот (286 — «Весенний день горяч и золот, — И у меня весенний взор!»); * миндален (357 — «Как снег — миндаль. Миндальны зимы»); * надзвезден (108 — «Как мы надзвёздны!); * подземен (108 — «Как мы подземны! Как мы надзвёздны! Как мы бездонны! Как мы полны!»); сиренев (51 — «Закатный запад был сиренев»); сонен (200 — «Бывало: вечер сонен»); * цветен (116 — «Благословенные края, Где цветны трели соловья») и др. Проанализировав прилагательные И. Северянина, констатируем, что автор довольно широко употребляет краткую форму как окказиональных, так и узуальных прилагательных, обходя семантические ограничения при образовании кратких форм, что характерно для языка художественной литературы в целом [РГ-80:557—558] и поэтической речи [Намитокова, 1986:96—98].

Новообразования — прилагательные, употреблённые автором в форме сравнительной степени (компаратив) (4 ед.)

Форма сравнительной степени, или компаратив, — это форма прилагательного, обозначающая, что названный ею качественный признак представлен в большей степени, чем тот же признак, названный формой положительной степени (исходной формой прилагательного). Как отмечал А.И. Ефимов, в степенях сравнения заложено много изобразительных возможностей в передаче градаций признака. А так как в этой градации может быть много субъективного, то возможности для речетворчества, по мнению учёного, здесь поистине неисчерпаемы [Ефимов, 1961:361]. Они и используются в поэтическом словотворчестве.

В стихах И. Северянина отмечены три суффиксальных компаратива: жесточе (жестокий) (148 — «Был ровным свет. Что может быть жесточе?»); одиноче (одинокий (148 — «Я всех людей на свете одиноче»); площе (плоский) (347 — «и ряд девиц, — Что в массе площе полендвиц»). Надо сказать, что данные компаративы указаны в Русской грамматике и относятся к небольшой группе прилагательных с основами на /к/, /г/, /х/; на /т/, /д/, или /ст /, /ск/, образуют краткую форму с помощью суффикса -е-. Однако, многие из таких кратких форм в употреблении редки и встречаются преимущественно в поэтической речи [РГ-80:564], что находит подтверждение в поэзии И. Северянина. Кроме названных, выявлен ещё один компаратив с суффиксом -ее-/-ей-, образованный от окказионального прилагательного, мотивированного существительным, созданным поэтом, — результат словоформообразования: хрупотней (хрупотный, хрупот) (119 — «Там были церкви златоглавы И души хрупотней стекла»).

Примечания

1. И в этом стихотворении И. Северянин (используя ненормативную лексику) возвеличивает и отдаёт безусловное предпочтение миру духовному (красоте, поэзии, душе) перед миром материальным: противопоставлены «царства» и «порфиры» (власть, могущество) и «лира за струнной изгородью, над которой всякая власть бессильна, ибо «лира» (вдохновение души) всегда свободна, там, в этом прекрасном свободном обособленном мире он, поэт, «наикорольнейший король».

2. Префиксально-суффиксальные прилагательные, мотивированные глаголами и содержащие префикс не-, мотивируются также сочетаниями «част. не + глагол» [РГ-80:317].

3. Наряду с новообразованием лазорный поэт использует узуальное прилагательное лазурный (233 — «Плывёт златоликая Сканда В лазурной галере ко мне») — фонетическая вариантность.

4. Нами отмечены краткие формы прилагательных в переносном значении знаком *.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.