3.1. Новообразования-прилагательные, созданные суффиксальным способом (79 ед.)

По грамматическому характеру мотивирующего слова суффиксальные прилагательные И. Северянина составляют следующие группы: прилагательные-новообразования, мотивированные существительными, глаголами, прилагательными, наречиями, местоимениями, а также с нулевым суффиксом.

3.1.1. Новообразования-прилагательные, мотивированные существительными

Отсубстантивные прилагательные (69 ед.) составляют наибольшую группу слов среди окказиональных прилагательных И. Северянина, образованных суффиксальным способом.

1. Имена прилагательные с суффиксом -ий/-/ј/- (12 ед.)

Имена прилагательные с суффиксом -ий/-/ј/- имеют значение «свойственный, присущий (реже принадлежащий) тому, кто назван (что названо) мотивирующим словом». В поэзии И. Северянина отмечены новообразования-прилагательные с суффиксом -ий -/-ј-/ в указанном значении, мотивированные нарицательными названиями лиц и животных — немотивированными и суффиксальными: дама — дамий (109 — «дамьи туалеты»); муж — мужий (231 — «мужье чувство»); лошадь — лошадий (269 — «как васильковы и люнелевы твои лошадии глаза!») — новообразование лошадий меняет свою разрядность: оно употреблено в качественном значении «похожий на лошадь», а не «принадлежащий лошади»; омар — омарий (325 — «И та, чья рожица омарья Всегда растянута в ухмыл, Старушка, дочка пономарья, Почти классическая Марья») — как и в предыдущем случае, новообразование омарья меняет свою

в предыдущем случае, новообразование омарья меняет свою разрядность: оно употреблено в качественном значении «похожий на омара», а не в притяжательном «принадлежащий омару»; русалка — русалчий (242 — «Смотреть в глаза твои русалчьи И в них забвенно утопать»); школьник — школьничий (350 — «Испортив школьничий характер, Придав умам вульгарный тон, На всех углах кричат»). Новообразования русалчий (в данном контексте ему синонимично прилагательное колдовские) и школьничий (контекстуальные синонимы: чистый, пытливый, честный, открытый характер, который меняется на вульгарный) также употреблены в качественном значении. Окказиональное прилагательное европий (48 — «Как знать: осталась ли европья Передовитость россиян?») мотивировано названием континента Европа; имеет значение «свойственный тому, что названо мотивирующим словом». Прилагательное-новообразование яжий (315 — «рога чертей и рожи яжьи») произведено от компонента собственного имени Баба Яга и имеет значение «принадлежащий тому, кто назван мотивирующим словом». Окказионализм фиалчий (242 — «Изнежные цветы фиалчьи Под ними (глазами — Т.К.) чётко намечать») — мотивирован неодушевлённым существительным фиалка, что характерно для художественной и публицистической речи [РГ-80:271]. Имеет значение «присущий тому, что названо мотивирующим словом». Интересно отметить, что в данном контексте словосочетание цветы фиалчьи метафорично: этим образом лирический герой стихотворения, переполненный нежностью к своей возлюбленной, называет цвет «подглазий», появившийся в результате переутомления (в просторечье — это «синие круги под глазами»).

Авторское образование язычий (192 — «Смех Гоголя — Смех нутряной, спазмический, язычий») также мотивировано неодушевлённым существительным язык в значении «совокупность средств выражения в словесном творчестве, стиль» [Ожёгов, 1984:794], значение новообразования: «свойственный тому, что названо мотивирующим словом». Можно согласиться с этим определением смеха Гоголя: язычий смех, то есть смех, пронизывающий всё творчество великого писателя и, по мнению литературоведов, являющийся единственным положительным героем его произведений.

2. Имена прилагательные с суффиксом -н- (30 ед.).

Прилагательные с суффиксом -н- обозначают признак, относящийся к предмету, явлению, названному мотивирующим словом.

Приводимые ниже новообразавания-прилагательные разделены на две группы, в зависимости от того, есть в общем языке эквивалент (словообразовательный синоним) (11 ед.) окказиональному прилагательному или его нет. 1. Аристократный (ср.: аристократичный, аристократический) (325 — «в доме с аристократною резьбой») — новообразование мотивировано нарицательным существительным со значением лица аристократ, обозначает отношение не к лицу, а к его свойствам, в этом контексте аристократная резьба значит красивая и изысканная; бриллиантный (ср.: бриллиантовый) (302 — «Окно замёрзло бриллиантное») — мотивировано нарицательным существительным бриллиант, значение окказионального прилагательного качественное в отличие от узуального относительного: бриллиантное (окно) здесь: сверкающее, переливающееся всеми цветами радуги; ленный (ср.: ленивый) (111 — «истомно бредёт хмелеющий Июль. Вкруг золотеет паутина, как символ ленных пленов сплина») — авторское образование мотивировано нарицательным существительным лень, называющим отвлечённый признак. По нашему мнению, значение окказионального ленный и узуального ленивый синонимичны: «свойственный тому, что названо мотивирующим словом», но различаются стилистической принадлежностью. Окказионализм ленный характеризуется большей торжественностью высокого стиля, тогда как ленивый несёт в себе нейтральную оценку; листный (ср.: листовой) (157 — «Вступаю в жизнь, как в листный сад») — мотивировано нарицательным существительным лист, обозначает признак, «имеющий, содержащий то, что названо мотивирующим словом», значение узуального прилагательного листовой синонимично первому прилагательному в общем значении: «относящийся к тому или свойственный тому, что названо мотивирующим словом». Возможно, исходной базой для прилагательного листный послужило прилагательное безлистный («характеризующийся отсутствием того, что названо мотивирующим словом»); используя депрефиксальный способ образования, автор создаёт слово листный со значением противоположным значению мотивирующего слова; пламный (ср. пламенный) (329 — «Вспеняя свадебный фиал И пламную эпиталаму Читая, я протестовал») — авторское образование мотивировано нарицательным существительным пламя, имеет значение (исходящее из контекста) «содержащее то, что названо мотивированным словом»; в переносном «качественном» смысле: пламная (эпиталама), то есть полная горячих, страстных, бушующих чувств, переполненная эмоциями. Замена автором морфа -енн -на -н- в суффиксе объясняется тем, что пламный — звучит короче и энергичнее; президентный (ср. резидентский) (62 — «Меня отронит Марсельезия, Как президентного царя» «Самогимн») мотивировано нарицательным существительным со значением лица, общее деривационное значение прилагательных президентный и президентский синонимично, но в контексте окказиональное прилагательное приобретает «качественное» значение: президентный царь — тот царь, которого выбрали, выборный царь. В этом смысле Михаил Романов (1613 год) тоже президентный царь. Стихотворение «Самогимн» (1912 год), содержание которого обозначено в названии, является в определённом смысле пророческим: в 1918 году в Москве в Политехническом музее подавляющим большинством слушателей И. Северянин был избран королём поэтов, опередив В. Маяковского. Таким образом, словосочетание президентный царь вполне оправдано, как оправдана и замена суффикса -ск- на суффикс -н-: не президентский царь (принадлежащий президенту), а президентный царь (выбранный, подобно президенту); ядный (ср.:ядовитый) (410 — «За чаем мы болтали славно, Иронизируя над тем Или иным своим собратом И критиком, совсем распятым Гвоздями наших ядных тем») — окказиональное прилагательное мотивировано нарицательным существительным яд, имеет значение аналогичное деривационному значению прилагательного ядовитый: «содержащий то или обладающий свойствами того, что названо мотивирующим словом». Замена суффикса -оват- на суффикс -н- преследует, по нашему мнению, версификационную цель, хотя экспрессивный оттенок присутствует в прилагательном ядный (оно звучит короче и энергичнее) и др.

2. Группу окказиональных прилагательных (18 ед.) с суффиксом -н-, не имеющих эквивалента в общем языке, мы также разграничили, положив в основу дифференциации словообразовательное значение: а) прилагательные, обозначающие признак, относящийся к предмету, явлению, названному мотивирующим словом, и б) прилагательные, несущие в своей семантике «качественный оттенок».

Первая группа представлена несколько меньшим количеством единиц (7 ед.) нежели вторая (10 ед.): а) небный (68 — «А моря синий штиль? А солнца блеск? А небные барашки — облака? Жизнь простотой своею глубока») — мотивировано существительным небо, обозначает: «принадлежащий тому, что названо мотивирующим словом». По нашему мнению, слово небный создано как версия прилагательному общего языка небесный и решает вопросы ритмического рисунка строфы (см. контекст); пенснейный (180 — «Но куклу заводную в амбразуре Не оживит ни золото лазури, Ни переплеск пенснейного стекла») — окказиональное прилагательное мотивировано существительным пенсне, обозначает признак, относящийся к предмету, названному мотивирующим словом; полубожный (217 — «Внемли, что полубожный Твердит поэт, чьё сердце — в простоте») — новообразование мотивировано сложным существительным полубог, обозначает признак, относящийся к явлению, названному мотивирующим словом; то есть «имеющий половину свойств бога», словообразовательный контекст позволяет уточнить значение новообразования: поэт, гармонично сочетающий в себе свойства человека и бога»; поэзный (427 — «Весь истомлён поэзной взбучкой») — окказиональное прилагательное мотивировано существительным поэза, созданным И. Северяниным; характеризуется отношением к тому, что названо мотивирующим словом; эксцессный (141 — «Любя эксцессные ликёры И разбираясь в них легко, Люблю зелёные просторы») — новообразование мотивировано существительным эксцесс, в первом значении И. Северянин использовал его для создания прилагательного экцессный, которое характеризуется отношением к явлению, названному мотивирующим словом, точнее эксцесеные ликёры — вызывающие поведение, характеризующееся излишеством, крайностями;

б) В поэзии И. Северянина среди окказиональных прилагательных с суффиксом -н- выделена группа слов, которые имеют дополнительную качественную характеристику, определяемую контекстом, в сочетании с основным деривационным значением признака, относящегося к тому, что названо мотивирующим словом; вуальный (125 — «В незабудковом вуальном платье») — вуальное платье — прозрачное, лёгкое, воздушное, похожее на вуаль; гномный рост (325) очень маленький, крошечный; монбланный (143 «Вы брали монбланную ноту!) — монбланная нота — очень высокая нота; паучный (104 — «А дорожка песочная от листвы разузорена — Точно лапы паучные, точно мох ягуаровый») — лапы паучные — не принадлежащие пауку, а лапы (здесь: узоры на песке), напоминающие, похожие рисунком на паучьи; тунеядный (224 — «Помещик праздный, Свиставший тунеядным соловьём») — в тексте дан синоним окказиональному прилагательному тунеядный: праздный, ничего не делающий, мотивация же словом тунеядец содержит, по нашему мнению, ярко выраженную негативную оценку помещика-соловья, то есть коннотативный компонент, содержащий отрицательную оценку. Интересен и лексический состав, характеризующий соловья: в этом контексте соловей свищет, а в стихотворении, процитированном выше, «соловьиный трельный рокот объял всю комнату». Подбор лексики носит оценочный характер, хотя, разумеется, нельзя отрицать тот факт, что соловей (птица) действительно издаёт звуки, напоминающие свист; угрозный (88 — «Угрозные в висках твоих прибои И страшен алый шум в твоих ушах») угрозные прибои — сильные, резкие, могущие иметь плохие последствия толчки в висках (автор их сравнивает с морским прибоем) то откатываются, то наступают с новой силой; фимьямный (217 — «Сирень моей весны фимьямною лиловью Изнежила кусты в каскетках набекрень») — фимьямная лиловь — благоуханная, ароматная лиловь (лиловые цветки сирени).

В стихах И. Северянина выявлено прилагательное марионеточный (358 — «В марионеточной стране Нет места солнцу и луне»), которое характеризуется принадлежностью к словообразовательному типу прилагательных с суффиксом -н-, имеющих значение «относящийся к тому, что названо мотивирующим словом». Отметим одно обстоятельство: слово марионеточный фиксируется в словарях [Тихонов, 1985:575], однако мы относим его к новообразованиям И. Северянина, поскольку раньше 10-х годов XX века наличие этого слова в русском языке не отмечается. Со всей уверенностью определить северянинское авторство данного слова не представляется возможным, так как «многие окказионализмы И. Северянина отражают тенденции разговорной речи того периода. Даже современники расходились в оценке происхождения некоторых таких образований — являются ли они авторскими или «подслушаны» [Виноградова, 1995:92]. Отобранные в поэзии И. Северянина окказиональные единицы, свидетельство тому, что «живая речь, в особенности художественная, содержит неисчерпаемые возможности семантического сцепления слов, отражающиеся на контекстуальной семантике относительных прилагательных» [РГ-80:273].

3. Имена прилагательные с суффиксом -ов- (18 ед.)

Прилагательные с суффиксом -ов- означают «относящийся к тому или свойственный тому, что названо мотивирующим словом». Характерные для поэзии И. Северянина прилагательные-новообразования с суффиксом -ов- разделены на две группы (как и прилагательные с суффиксом -н-) в зависимости от наличия в общем языке эквивалента.

1) В первую группу вошли прилагательные, в которых поэт, по нашему мнению, заменил суффиксы -н- и -ск- на -ов- сообразно задачам, вытекающим из программы эгофутуризма. Употребление суффикса -ов-, как будет показано ниже, составляет музыкально-ритмическое своеобразие стиха поэта, музыкальность, напевность которого так привлекала современников (в сочетании с необычайной авторской манерой чтения).

Словообразовательное значение приведённых ниже авторских новообразований совпадает со словообразовательным значением типа отсубстантивных прилагательных с суффиксом -ов- общего языка: клюквовый (ср.: клюковный, клюквенный) (209 — «И у тундры клюквовой зубра сонный выход»). Мы считаем, что употребление суффикса -ов- решает версификационные задачи.; марионетковый (ср.: марионетный, марионеточный) (250 — «Он умер оттого, что он, поэт, Увидел музу в проститутском гриме. Он умер оттого, что жизни нет, А лишь марионетковое джимми»),

В этом же случае употребление поэтом однокоренных разносуффикеных прилагательных марионеточный/марионетковый объяснить лишь версификационной задачей было бы не совсем верно, так как прилагательное марионеточная (страна) толкуется как состоящая из того, что названо мотивирующим словом (из марионеток), тогда как другое прилагательное марионетковое (джимми) можно прокомментировать так: называет свойства того, что названо мотивирующим словом марионетка, отметим, что джимми в данном контексте выражает нарицательное значение имени собственного, таким образом, марионетковое джимми метафорично: это люди со свойствами марионеток. Употребление прилагательного в среднем роде усиливает негативное восприятие суррогата жизни, которым, по нашей версии, и является марионетковое джимми.

Прилагательное моревый в текстах И. Северянина отмечено в трёх случаях, приведём контекст: (168 — «Король на плахе. Королевство — Уже республика: и принц Бежит, сестры спасая детство, В одну из моревых провинц») — на наш взгляд, употребление моревых (провинц) вместо морских обусловлено сохранением ритмического рисунка при сохранении словообразовательного значения «относящийся к тому, что названо мотивирующим словом»; (250 — «Неистолимою прохладой Туда, где крапчатый лосось, Где чайка взреяла Элладой, Влекусь я в моревую сквозь»); (161 — «Я иду с принцессовою свитой На горячий моревый песок») — суффикс -ев- не только сохраняет ритм стихотворения, но и делает его певуче-музыкальным; яблоновый (ср.: яблоневый) (49 — «Меня положат в гроб фарфоровый, На ткань снежинок яблоновых, И похоронят, (...как Суворова...) Меня новейшего из новых») — в новообразовании наблюдается не только орфографическая замена -ев- на -ов-, смещение ударения, но возможна и интерпретация, возникшая из приводимого контекста: производящей базой для новообразования служит словосочетание новая яблоня, где новая означает цветущая, а новообразование имеет значение «весенняя яблоня, белые цветки которой похожи на снежинки».

В русском литературном языке XIX века «при общей большой продуктивности имён прилагательных с суффиксом -н-, -ов-, -ск- сокращаются возможности употребления тех из них, которые обозначали широкое недифференцированное отношение к предмету. Часть их функций переходит к косвенным падежам существительных. Прилагательные этого рода удерживаются лишь в составе устойчивых выражений, тяготеющих к фразеологизации (составные термины, названия, и т. п.), и в живой речи, в которой действие литературной нормы ослаблено» [Земская, 1962:48].

2) В индивидуальном языке И. Северянина тип имён прилагательных с суффиксом -ов-, как показывают наблюдения, продуктивен: грезовый гарем (121) (ср.: терем грёз), демимоденковое ландо (349) (ландо демимоденки) — производящей базой служит существительное демимоденка, отмеченное нами в поэзии И. Северянина; медузовая алчба (247) — в данном случае прилагательное имеет качественное значение, на что указывает контекст: «Примагничены к бессмертью цветоплетью Сердца улыбные в медузовой алчбе?». Прилагательное медузовый обозначает «имеющий свойства медузы», то есть жалящий, обжигающий, медузовая алчба — это обжигающая страсть желания. Качественное значение имеет и прилагательное незабудковый (125 — «В незабудковом вуальном платье») — мотивировано существительным незабудка и характеризует платье с разных сторон: по цвету — голубое и по назначению — незабудковое платье будет служить напоминанием о его владелице или о каком-то событии в жизни героя стихотворения, связанном с этим платьем; фьолевый хитон (153) — исходной базой для новообразования является существительное фьоль, отмеченное в текстах стихов И. Северянина («в прожилках фьоль опала» (128) — производное от прилагательного фиолетовый); чаровый (66 — «И, в чаровом самоубийстве, Шатнулась в мой шатёр орда») — прилагательное мотивировано абстрактным существительным множественного числа чары, в значении прилагательного присутствует причина (из-за колдовства), по которой произошло действие (самоубийство).

Отмеченные в поэзии И. Северянина прилагательные с суффиксом -ов- подтверждают, что «суффикс -ов- свободно, без ограничений, сочетается с мотивирующими основами, оканчивающимися на различные группы согласных, на заднеязычные согласные [РГ- 80:280].

4. Имена прилагательные с суффиксом -ск- (3 ед.)

Прилагательные с суффиксом, -ск-, -еск-, -ическ-, -овск- и др. морфами, оканчивающимися на -ск-, имеют общее значение «относящийся к тому или свойственный тому, что названо мотивирующим словом».

В поэзии И. Северянина отмечены прилагательные с суффиксом, представленным морфом -ическ-, мотивированных нарицательными неодушевлёнными существительными, называющими сферы духовной и физической деятельности человека. Так новообразование эгический (ср.: эгоист + ический) (407 — «Иван Васильевич Игнатьев, Эгических издатель книг») мотивировано существительным эго (ego — лат. — я) не случайно: из словообразовательного контекста понятно, что имеются в виду книги, написанные «собратьями» И. Северянина по литературному направлению начала XX века, именуемому эгофутуризмом. Значение новообразования также конкретизировано контекстом: «принадлежащий к литературному направлению, течению, названному мотивирующим словом»; спазмический (ср.:спазмат/ический) (192 — «Смех Гоголя нам ценен оттого, — Смех нутряной, спазмический, язычий») — окказиональное прилагательное мотивировано существительным спазм (спазма), имеет значение «относящийся к тому или вызывающий то, что названо мотивированным словом»: смех, вызывающий спазмы (доходящий до спазм); стилический (ср.: стилист + ичеек/ий/, стал + ев/ой/) (405 — «И вот передо мной дилемма: Стилистический ли выкрутас, Безвыкрутасная ль поэма») — новообразование мотивировано существительным стиль (в значении: совокупность приёмов использования средств общенародного языка для выражения тех или иных идей, мыслей в различных условиях речевой практики [Ожегов, 1984:666]), имеет значение «свойственный тому, что названо мотивирующим словом».

5. Имена прилагательные с суффиксом -чат- (4 ед.)

Прилагательные с суффиксом -чат- имеют общее значение «относящийся к предмету, названному мотивирующим словом», более конкретные значения: 1) имеющий в большом количестве то или состоящий (сделанный из множества того, что названо мотивирующим словом; 2) напоминающий каким-нибудь качеством или свойством то, сделанный по образцу того, что названо мотивирующим словом [Ефремова, 1996:493—494]. В качестве мотивирующих выступают неодушевлённые существительные. И. Северянин, образуя прилагательные с суффиксом -чат-, в качестве мотивирующих использует как нарицательные существительные, так и имена собственные: байкальчатый (247 — «Но только в храме смольных игол и струйчатого ветерка Байкальчатого озерка Я чувствую, как зреет книга») — новообразование, мотивированное названием озера Байкал, самого глубокого и когда-то самого чистого озера с пресной водой на территории Российского государства, имеет значение «напоминающий каким-нибудь качеством или свойством или имеющий вид, форму того, что названо мотивирующим словом».

Отмечен единичный случай омонимии новообразований-прилагательных с суффиксом -чат-: (122 — «Скрылось первое озеро в жёлтый Длинностебельный лильчатый шарф»); (318 — «Тебе, о лильчатая Лиля!»). На наш взгляд, в первом случае производящей базой для новообразования является нарицательное существительное лилия, и новообразование имеет значение «шарф из лилий», во втором случае исходной базой выступает имя собственное Лилия, и значение окказионализма «связанный с именем Лилия», хотя во втором случае исходной базой может служить опять же нарицательное существительное лилия, и значение новообразования — «Лиля, похожая на лилию» (форма, цвет, характер). Новообразование проборчатый (209 — «Американцем он казался: длинный Проборчатый — как янки быть должны»), мотивированное нарицательным существительным пробор, характеризуется значением «имеющий вид, форму того, что названо мотивирующим словом».

6. Имена прилагательные с суффиксом -оват- (1 ед.)

Прилагательные с суффиксом -оват- имеют общее значение «характеризующийся отношением к тому, что названо мотивирующим словом». Имеют два семантических подтипа. В поэзии И. Северянина отмечен один семантический подтип, представленный прилагательным бронзоватый (105 — «Я раскрыла, как парус, бронзоватые косы») в значении: «имеющий свойства (качества) лишь в некоторой слабой степени того, что обозначается мотивирующим словом бронза». Новообразование имеет качественный признак: «цветом похожий на бронзу, а не содержащий её».

7. Имена прилагательные с суффиксом -ист- (1 ед.)

Прилагательные с суффиксом -ист- имеют общее значение «характеризующийся отношением к тому, что названо мотивирующим словом», с двумя семантическими подтипами. В поэзии И. Северянина отмечено одно новообразование-прилагательное ключистый том (208), исходной базой которого является существительное ключ; значение прилагательного определяется с помощью следующего контекста; «Земля и небо, отвергая лики, Проходят, Новый обреча Содом. И те, кто духом горни и велики, Почли её стихов ключистый том». Окказионализм ключистый имеет значение «обладающий тем, что названо мотивирующим словом», то есть разгадкой (ответом) к тому, о чём «возвещалось» (мотивирующее ключ имеет значение «ответ на вопрос»).

Итак, среди отсубстантивных новообразований И. Северянина, созданных суффиксальным способом, ведущее место занимают прилагательные, имеющие общее значение «относящийся к тому или свойственный тому, что названо мотивирующим словом» с суффиксом -н-, -ов-. Прилагательные этих типов высокопродуктивны и в общем языке. В анализируемой группе новообразований-прилагательных с суффиксом -н- и -ов-, имеющих указанное значение, довольно много прилагательных, имеющих качественную характеристику, выявляемую через посредство словообразовательного контекста.

Наличие в индивидуальном языке И. Северянина отсубстантивных прилагательных, содержащих относительные и качественные значения, является иллюстрацией процесса интенсивного развития качественных значений отсубстантивных прилагательных, который охватывал как прилагательные, утрачивающие относительные значения, так и прилагательные, сохраняющие их. К концу XIX века этот процесс, начавшийся ещё в древнерусском языке, находит своё завершение. Происходит интенсивное развитие качественных значений имён прилагательных, а также образование и активизация словообразовательных типов прилагательных, выражающих оценочные качественные значения [Земская, 1962:46]. Отмечены нарушения формальных (что наблюдается чаще) и формально-семантических условий образования типа прилагательных с суффиксами -ий/-ј-/ -н-, -ов-, -ск-/-ическ-, -чат- в индивидуальном языке по отношению к общему языку; выделен тип отсубстантивных прилагательных с суффиксом -ий/-ј-/ со значением качества (не принадлежности), не зафиксированный в общем языке, но являющийся продуктивным в поэзии И. Северянина. Выделены также единичные случаи суффиксальных новообразований, созданных по образцу слов продуктивных типов общего языка: прилагательные с суффиксами -оват-, -ист-. Следует отметить, что продуктивность словообразовательных типов отсубстантивных прилагательных с относительным значением и дополнительным качественным значением в индивидуальном языке поэта и в общем языке [РГ-80:271—288] в основном совпадают за исключением прилагательных с суффиксом -оват-, -ист-.

Группа окказиональных прилагательных с суффиксом -н-, имеющих в общем языке аналоги с другими словообразовательными формантами, характеризуется присутствием коннотативного компонента, который выражает эмоционально-экспрессивную окраску новообразований. Коннотативный компонент других рассмотренных отсубстантивных прилагательных содержит рациональную оценку. Отмечены новообразования-прилагательные с суффиксом -ов-, употребление которых составляет музыкально-ритмическое своеобразие стиха И. Северянина.

3.1.2. Новообразования — прилагательные, мотивированные глаголами

1. Имена прилагательные с суффиксом -и- (2 ед.)

Прилагательные с суффиксом -н- имеют общее значение «характеризующийся отношением к действию, названному мотивирующим словом», которое реализуется в 4-х частных словообразовательных значениях: 1) «являющийся субъектом действия»; 2) «являющийся объектом действия или состояния»; 3) «служащий, предназначенный для выполнения действия»; 4) «подвергшийся действию, являющийся его результатом» [РГ-80:291].

В отобранных окказиональных единицах отмечены две, относящиеся к первому и второму семантическому подтипу отглагольных прилагательных с суффиксом -н-: улыбный (ср.: улыбчивый, улыбающийся) (247 — «Сердца улыбные»); (139 — «Я — милый, белый, улыбный ландыш — Усну в июне») — новообразование мотивировано глаголом улыбаться1 (несов. вид.), имеет значение «являющийся субъектом действия или состояния, названного мотивирующим словом». В семантике прилагательного улыбный содержится эмотивно-оценочное отношение автора к любимому цветку, который испытывает чувства грусти и нежности (ср.: с нейтральным: улыбчивый или улыбающийся). Новообразование чаруйный отмечено нами в 4-х контекстах: (250 — «Я вижу сон чаруйный некий»); (118 — «Уста твои — чаруйные новеллы!»); (127 — «Призрачный промельк экпресса дал мне чаруйную боль»); (246 — «Ты чаруйную поэму превратила в жалкий бред!»). Окказиональное прилагательное чаруйный (ср.: чарующий) мотивировано глаголом чаровать, имеет значение «являющийся объектом действия, названного мотивирующим словом»; окказиональное прилагательное чаровый («чаровое самоубийство») мотивировано существительным чары. На наш взгляд, эти однокоренные (разносуффиксные) новообразования отличаются не только принадлежностью к разным словообразовательным типам, но и коннотатом. В семантике прилагательного чаровый явно прослеживается негативный оттенок, «нечто тяжёлое, подавляющее», чары — колдовство, несущее трагедию (горе, несчастье). В семантике прилагательного чаруйный, напротив, присутствует нечто лёгкое, волшебное, струящееся, опьяняющее, уводящее от обыденности в мир грёз и сновидений — прекрасную страну сказок и мечты, придуманную поэтом, которая живёт в его стихах.

2. Имена прилагательные с суффиксом -л- (2 ед.)

Прилагательные с суффиксом -л- имеют значение «находящийся в состоянии, возникшем в результате процесса, названного мотивирующим словом». Мотивирующие — непереходные глаголы обоих видов, преимущественно со значением превращения в состояние [РГ-80:297]. В поэзии И. Северянина мы отметили два новообразования, образованных с помощью суффикса -л- (имеющих в общем языке словообразовательный синоним в форме причастия): побледнелый (76 — «Ты с лицом от муки страстной побледнелым. Грубою издёвкой охлаждала страсть») — мотивировано непереходным глаголом побледнеть (со значением превращения в состояние), новообразование имеет значение «находящийся в состоянии», (ср.: побледневший); угаслый (59— «И на лице её угаслом Читаю нежное презренье») — мотивировано непереходным глаголом угасать (превращаться в другое состояние), новообразование имеет то же значение, указанное в предыдущем случае угаслый (ср.: угасший).

3. Имена прилагательные с суффиксом -ск- (1 ед.)

Прилагательные с суффиксом -ск-/-еск-/-тельск- имеют значение «относящийся к действию лица, названному мотивирующим словом». В поэзии И. Северянина отмечено прилагательное с суффиксом -енск-, мотивированное глаголом облапошить (обмануть — действие, поступок, оцениваемый отрицательно), имеющее значение «относящийся к действию, названному мотивирующим словом»: облапошенский (350 — «Аляповатые книжонки! Гниль! Облапошенский лубок! Ты даже внешностью убог») — новообразование содержит негативную оценку.

4. Имена прилагательные с суффиксом -к- (1 ед.)

Прилагательные с суффиксом -к- имеют значение «склонный к действию, названному мотивирующим словом»; «способный вызвать это действие, будучи его субъектом или объектом». Данный тип прилагательных, продуктивный главным образом в разговорной и художественной речи других авторов, в поэтическом языке И. Северянина представлен лишь новообразованием плёсткий, употреблённом в следующем контексте: (425 — «Я вспомнил Минск, концерт, эстраду, Аплодисментов плёсткий гул»). Прилагательное плёсткий мотивировано глаголом плескать, имеет значение «склонный к действию, названному мотивирующим словом, будучи его объектом». Новообразование содержит эмотивно-оценочное отношение субъекта (автора) к действительности: плёсткий — энергичное, сильное, бьющее, волнообразно-волнующее (ср.: плеекательный — нежно-вяло — убаюкивающее).

Можно констатировать, что в индивидуальном языке И. Северянина ограниченно продуктивные (малопродуктивные) и непродуктивные типы отглагольных прилагательных общего языка [РГ-80:291—298] являются также непродуктивными. По всей видимости, это связано с процессом развития категории качества в XIX века, нашедшем своеобразное проявление в кругу отглагольных прилагательных. Одновременно с этим у отглагольных прилагательных происходит ослабление глагольных, процессуальных значений, близких значениям причастий. Оно обнаруживалось в 1) уменьшении продуктивности словообразовательных типов отглагольных прилагательных с суффиксами -л-, -н- и 2) выходе из употребления отглагольных прилагательных с суффиксами -л-, -н- и др., близких по значениям причастиям (охладелый ум — охлаждённый; находные деньги «найденные»; умолительный взгляд — «умоляющий»; удручительные явления — «удручающие»). Глагольные значения, ранее выражавшиеся подобными прилагательными, переходят к причастиям не случайно, так как, по мнению многих исследователей, в первой половине XIX века происходит укрепление категории причастий [Земская, 1962:48—49]. Таким образом, процессы, происходившие в общем языке, находят подтверждение в языке и индивидуальном. Коннотативный компонент большинства (4-х из 6-й) рассмотренных прилагательных И. Северянина содержит эмотивно-оценочное отношение субъекта к действительности, выраженное в новообразовании, содержащем экспрессивный эффект.

3.1.3. Новообразования — прилагательные, мотивированные прилагательными, местоимениями, наречиями (3 ед.)

В поэзии И. Северянина выявлено одно новообразование, мотивированное прилагательным: сердечновый (290 — «Любовь помещица звала: «Сердечновая закорючка») — прилагательное мотивировано отсубстантивным прилагательным сердечный, присоединение суффикса -ов- к основе мотивированного прилагательного, имеющего значение «относящийся или свойственный тому, что названо мотивирующим словом», в свою очередь образует слово, означающее «относящийся к признаку или характеризуемый признаком, названным мотивирующим словом». Новообразование содержит ярко выраженный экспрессивный оттенок, а также снисходительно-ироничный оттенок, вытекающий из контекста, в котором любовь (высокое, прекрасное чувство) определяется как «закорючка» даже не сердечная, а сердечновая.

В общем языке прилагательные с суффиксом -ов- мотивируются немотивированными прилагательными (например: лёгкий, чёрный, чистый) и несклоняемыми прилагательными — цветообозначениями (например: беж, бордо). В индивидуальном языке происходит нарушение формальных условий образования типа по отношению к общему языку. Тип обнаруживает некоторую продуктивность в специальной терминологии, а также в художественной речи [РГ-80:302], в индивидуальном языке И. Северянина является непродуктивным.

В поэзии И. Северянина отмечено одно новообразование, мотивированное местоимением, оно образовано в соответствии с «отдельными образованиями» с суффиксом -н- (ничто — ничтожный, оба (обоих) — обоюдный (с нерегулярными наращениями основ) [РГ-80:303]. Новообразование ничевошный (204 — «Повсюду ничевошные грехи»), мотивированное отрицательным местоимением ничего, имеет значение «относящийся или имеющий свойства того, что названо мотивирующим словом» (ничего — пустота, отсутствие чего-либо). Данный словообразовательный тип непродуктивен как в общем языке [РГ-80:303], так и в индивидуальном языке И. Северянина. Возможна и другая интерпретация производящей основы: прилагательное ничевошний мотивировано существительным ничевоки, отмеченным в словарях [Тихонов, 1985:381], но, возможно, автором данного слова является И. Северянин, в 1925 году написавший: (351 — «Уж ничегочат дурни — всёки (Так, ни с того и с сего!) И всёчат тщетно ничегоки. И это всё — как ничего»).

Зафиксировано одно новообразование с суффиксом -н-, мотивированное наречием, которое совмещает в своём значении присущее мотивирующему наречию значение признака со значением прилагательного как части речи: повсюдный (338 — «не было б того, Что есть теперь, — повсюдного содома»). Мотивирующее наречие повсюду имеет значение пространственного признака. Данный тип непродуктивен как в общем языке [РГ-80:303], так и в индивидуальном языке И. Северянина.

3.1.4. Новообразования — прилагательные с нулевым суффиксом (1 ед.)

Прилагательные с нулевым суффиксом, как правило, мотивируются количественными числительными, компаративами (степень сравнения или высшая степень проявления признака) глаголами, существительными. Такие типы в общем языке непродуктивны [РГ-80:303—304]. В индивидуальном языке поэта отмечено одно новообразование с нулевым суффиксом, образованное в соответствии с типом, не отмеченным в общем языке: стремглавый (284 — «Твоя стремглавая Нарова Галопом скачет в Гунгенбург»). Новообразование мотивировано наречием стремглав и имеет значение «содержащий признак, названный мотивирующим словом», совмещает в себе значение признака со значением прилагательного как части речи.

Итак, словообразовательные типы, выделенные нами среди суффиксальных прилагательных, производные которых мотивированы прилагательными, местоимениями, наречиями, в индивидуальном языке И. Северянина по степени продуктивности совпадают с типами общего языка: они одинаково непродуктивны. Отмечен словообразовательный тип прилагательных с нулевым суффиксом, мотивированных наречием, не зафиксированный в академической грамматике. Коннотативный компонент рассмотренных новообразований содержит рациональную оценку.

Примечания

1. Обычна для прилагательных этого типа мотивация глаголами сов. и несов. вида, составляющими видовую пару (улыбнуться-улыбаться) [РГ-80:291].

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.