Введение

Яркая творческая индивидуальность Игоря Северянина (1887—1941), его неоднозначная «безразумная» и «эксцессовая» поэзия, которая явилась симптоматичным отражением эксцентрики Серебряного века, за последние двадцать лет активно привлекали к себе внимание исследователей. Начиная со знаковой конференции в честь столетнего юбилея поэта (Череповец, 1987 г.)1, профессиональные литературоведы стали пристальнее вглядываться в лирический облик Северянина, вдумчивее осмыслять его творческий путь, давать развернутые трактовки его самобытного поэтического наследия. За этот период написано пятнадцать диссертаций, большинство из которых посвящено проблемам лингвистики северянинского стиха (В.В. Никульцева, М.В. Ходан, С.А. Хромова и др.), а также генетическим и типологическим связям его лирики с творчеством других поэтов (С.А. Викторова, В.Г. Макашина, О.Н. Скляров). Помимо диссертационных исследований вышло в свет несколько книг, ставших свидетельством своеобразного «рывка» современного северяниноведения. Среди них пятитомное собрание сочинений поэта, подготовленное В.А. Кошелевым и В.А. Сапоговым2, где впервые опубликованы поздние рукописные сборники Северянина «Литавры солнца» (1934) и «Очаровательные разочарования» (1940); книга «Игорь Северянин. Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей. Классические розы», выпущенная в издательстве «Наука»3 (в этом объемном томе благодаря стараниям В.Н. Терехиной и Н.И. Шубниковой-Гусевой впервые переизданы тексты тридцати шести стихотворных брошюр поэта 1904—1912 гг., составивших важную веху его творчества). В.Н. Терехина и Н.И. Шубникова-Гусева выпустили и два других знаковых «северянинских тома», «Игорь Северянин. Царственный паяц» (2005) и «Игорь Северянин глазами современников» (2009), благодаря которым письма поэта, мемуарные свидетельства его современников и критическое освоение его поэзии (в том числе известная книга «Критика о творчестве Игоря Северянина», 1915) не только дошли до широкого читателя, но и ощутимо облегчили разыскания профессиональных исследователей. К неоспоримым удачам современного литературоведения можно причислить и «Словарь неологизмов Игоря-Северянина» В.В. Никульцевой (2008), а также двухтомный био-библиографический «Словарь литературного окружения Игоря-Северянина (1905—1941)» Д.С. Прокофьева (2007). Автор словаря предпринимает «первую в истории литературоведения попытку рассмотрения жизни и творчества отдельного писателя через "литературный портрет"»4.

Контуры личной и творческой биографии Северянина, обрисованные в книгах М.А. Шаповалова «Король поэтов Игорь Северянин. Страницы жизни и творчества (1887—1941)» (1997) и Ю. Шумакова «Пристать бы мне к родному берегу... Игорь Северянин и его окружение в Эстонии» (1992), дополнились новыми «линиями», малоизвестными подробностями из жизни поэта: в эстонских издательствах вышли в свет книги М. Петрова «Донжуанский список Игоря Северянина. Истории любви и смерти поэта» (Таллинн, 2002), В.Б. Коренди «Воспоминания об Игоре Северянине» (Усть-Нарва, 2006), В.М. Кругловой «Воспоминания об Игоре Северянине» (Усть-Нарва, 2006), а также сборник ранее не публиковавшихся материалов «Игорь Северянин: "Жизнь прожита большая, неповторяемая на земле!"» (Таллинн, 2002).

Однако, несмотря на разнообразие литературы об Игоре Северянине, в исследовательских текстах часто постулируется мысль о недостаточной изученности творчества поэта, ограниченном восприятии его лирики, односторонней трактовке его роли в литературном процессе первой половины XX в. Субъективность исследовательского восприятия в данном случае всецело обусловлена противоречивостью, «многоликостью», аксиологической и стилистической неоднородностью северянинской лирики.

«Фундаментальный» вопрос о творческой эволюции И. Северянина вызывает разногласия среди исследователей его творчества. Многие обнаруживают в северянинских литературных метаморфозах прямой целенаправленный вектор от сложности (модернистских изысков) к простоте, классичности, традиционности поэтического мышления (С. Исаков, Е. Филькина и др.).

Между тем другой «лагерь» северяниноведов полагает, что «на самом деле нет резкого водораздела между ранним и поздним Северяниным: то, что определило его лицо в зрелости, было заложено уже в самых ранних стихах» (Ю.В. Бабичева)5. В.А. Кошелев, В.А. Сапогов считают, что «от классической простоты он шел в ранних своих стихах. К классической традиции вернулся тогда, когда «экстазность» вокруг его имени прошла»6. К.А. Волохова утверждает, что «творчество поэта отличается замечательной внутренней целостностью» и его «эстонский» период «логически развивает основные мотивы его ранней лирики»7. Однако далее исследователь уточняет: поэтика «позднего» Северянина «несколько изменяется в сторону большей "прекрасной ясности"», а «яркие краски начинают блекнуть»8.

Предпринятая в данном исследовании попытка динамического описания творческого пути Игоря Северянина сквозь жанровую призму книги стихов вызвана желанием аннулировать фундаментальный парадокс научной рецепции творчества поэта, что в свою очередь позволяет говорить о научной актуальности предлагаемой работы.

Внимание исследователей часто привлекают противоположные полюса северянинской поэзии: модернистский, представленный, согласно общепринятому мнению, эпатажным доэмигрантским творчеством поэта, и классический, эмигрантский, ассоциируемый в первую очередь с книгой «Классические розы» (1931). При этом факт равновозможности, взаимодополнимости модернистского и традиционного векторов внутри двух данных периодов нередко замалчивается, ранние «наивно традиционные» или откровенно вторичные, невыразительные тексты (и даже целые сборники) не принимаются во внимание, остаются в тени ярких эгофутуристичеких завоеваний И. Северянина периода его творческого и книготворческого расцвета («Громокипящий кубок», 1913) и отточенной поэтики «Классических роз», другой вершины северянинского книготворчества. Но только знакомство со всем корпусом лирических книг поэта позволяет наиболее объективно разобраться в вопросе его творческой эволюции.

Научая актуальность данной работы напрямую связана с аргументированной попыткой включения поэтических сборников И. Северянина в «книжный контекст» литературы Серебряного века. Именно в начале XX в. книга стихов «приобретает характер нормы творчества» (М.Н. Дарвин)9, становится «главной категорией в поэтической культуре русского символизма» (А.В. Лавров)10, каждый сборник начинает ощущаться как программный» (М.Л. Гаспаров)11. Книговедческий и «книгологический» векторы изучения модернистской поэзии начала XX в. в последнее время стали особенно актуальными (А.А. Белобородова, С.Н. Бройтман, О.А. Лекманов, Д.М. Магомедова, М.В. Марьева, Г.А. Толстых, Т.В. Хорошавина и др.).

Материалом исследования являются 36 стихотворных брошюр И. Северянина 1904—1912 гг. (в том числе рукописная брошюра «Элегантные модели», опубликованная В.Н. Терехиной и Н.И. Шубиковой-Гусевой в ранее упомянутом издании), все 14 оригинальных лирических книг поэта, два поздних подготовленных к печати рукописных сборника «Литавры солнца» (1934) и «Очаровательные разочарования» (1940), а также авторский «том избранного» «Трагедия Титана. Космос. Изборник I» (1923).

Таким образом, объектом исследования становятся лирические стихотворения Игоря Северянина 1903—1940 гг., включенные в художественное пространство прижизненных стихотворных брошюр и сборников поэта.

Предметом исследования является динамическая жанровая форма книги стихов как показатель равной вероятности изменчивости и целостности поэтики И. Северянина, одновременного наличия и отсутствия эволюционного фактора в его лирике.

В настоящем диссертационном исследовании впервые подвергается анализу весь корпус оригинальных лирических книг И. Северянина, в том числе дается развернутая характеристика «брошюрного» цикла 1904—1912 гг. как уникальной художественной целостности, полноправного этапа творческого становления поэта. До сих пор не удостаивались внимания исследователей и поздние рукописные сборники Северянина, хотя, несмотря на отсутствие их материально-книжного воплощения, они мыслились поэтом как полноценные вехи его творческого и книготворческого пути12. Все это позволяет говорить о научной новизне рефератируемой работы.

Цель данного исследования напрямую связана с попыткой построить динамическую модель северянинского творчества, сделав основой анализа содержательные и структурные особенности лирических книг поэта, то есть наиболее полно представить феномен индивидуального книготворчества И. Северянина в контексте эволюции его художественного мышления.

В связи с этим были поставлены следующие задачи:

— описать книгу стихов И. Северянина как оригинальное формально-содержательное единство;

— увидеть в поэте «творца конструкции» книги стихов, который уделяет повышенное внимание идее «целого» (как на микроуровне конкретных сборников, так и на макроуровне всего книжного ансамбля своего творчества);

— уточить периодизацию творчества И. Северянина, представив отдельные книги или рецептивные книжные объединения вехами его литературного пути;

— проследить эволюцию тем, идей, образов, путь лирического героя как внутри конкретных сборников, так и от сборника к сборнику, а также стиховедчески осмыслить стилистическую эволюцию И. Северянина;

— осветить феномен «гетерогенности» и стилистической неоднородности северянинской лирики;

— попытаться обнаружить зависимость книжного мышления И. Северянина от книготворческих открытий литературы Серебряного века.

Основными методами исследования стали биографический, историко-литературный (сравнительно-исторический и сравнительно-типологический), герменевтический, структурно-функциональный и семантико-стилистический.

Теоретико-методологическую базу работы составили историко-литературные и теоретические исследования Ю.Н. Тынянова, В.М. Жирмунского, М.Л. Гаспарова, Л.Я. Гинзбург, З.Г. Минц, Д.Е. Максимова и др. Теоретико-методологической основой при анализе художественного феномена книги стихов выступили как известные теоретические высказывания поэтов начала XX в. (В. Брюсов, К. Бальмонт, А. Блок, А. Белый), так и работы современных цикловедов (М.Н. Дарвин, Л.Е. Ляпина, О.В. Мирошникова, Е.П. Мстиславская, В.А. Сапогов, Р. Фигурт, И.В. Фоменко, Е.И. Яцунок и мн. др.).

Теоретическая значимость работы заключается в создании динамической модели северянинского творчества на основе содержательного и структурного анализа его лирических книг. Это выявляет потенциал «книгологического» метода для характеристики эволюционной составляющей литературного пути тех или иных поэтов и определяет практическую значимость исследования, итоги которого могут быть реализованы в преподавании вузовских курсов по истории и теории литературы, а также в рамках спецкурсов, нацеленных на изучение книги стихов как специфического феномена и посвященных творческой индивидуальности поэтов разных эпох, в деятельности которых значима «книжная» составляющая,

Апробация положений, представленных в диссертационном исследовании, осуществлялась на международных научных конференциях в Москве: XIV—XVI, XIX Международные научные конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов» (2007—2009, 2012), XIX Шешуковские чтения «Текст в художественной публицистике и журналистике» (2014), Санкт-Петербурге — V Международная летняя школа для филологов на Карельском перешейке (2008).

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях.

Публикации в журналах, рецензируемых ВАК:

Белова В.В. «Громокипящий кубок» Игоря Северянина: структура книги стихов // Русская словесность. 2013. № 5. С. 7—13.

Белова В.В. Patriotica Игоря Северянина: лирическое пространство послереволюционных сборников // Вестник ЦМО МГУ. Филология. Культурология. Педагогика. Методика. 2013. № 3. С. 87—92.

Белова В.В. «Войны текущей эпизод...» (Поэтика ранних «морских» брошюр Игоря Северянина) // Филологические науки: вопросы теории и практики. 2014. № 4 (34). Часть II. С. 40—43.

Публикации в других журналах и сборниках:

Белова В.В. Творчество Игоря Северянина в критической оценке В.Я. Брюсова // Материалы XIV Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоосов-2007». Секция «Филология». М., 2007. С. 362—364.

Белова В.В. Россия и Эстония в поэтическом мире Игоря Северянина (сборник «Классические розы») // Материалы XVI Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2009». Секция «Филология». М., 2009. С. 500—501.

Белова В.В. Лирическая книга серебряного века: феномен «онтологической» целостности // Современные проблемы литературоведения, лингвистики и коммуникативистики глазами молодых ученых. Традиции и новаторство. Межвузовский сборник. Уфа: РИЦ БашГУ. 2014. Вып. 5. С. 25—37.

Белова В.В. Взгляд на творческую эволюцию Игоря Северянина: «несостоявшиеся» сборники «Литавры солнца» (1934) и «Очаровательные разочарования» (1940) // Известия высших учебных заведений. Уральский регион. 2014. № 4 (в печати).

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, восьми глав, Заключения и библиографии, включающей в себя 247 наименований.

Примечания

1. О Игоре Северянине. Тезисы докладов научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Игоря Северянина. Череповец. Апрель. 1987 г. / Отв. ред. В.А. Сапогов. Череповец, 1987.

2. Северянин И. Сочинения в 5-ти томах. СПб.: Logos, 1995.

3. Северянин И. Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей. Классические розы. М.: Наука, 2004.

4. Прокофьев Д.С. Словарь литературного окружения Игоря Северянина (1905—1941): биобиблиографическое издание: В 2 томах. Т. 1. Псков: Изд-во ООО «Гименей», 2007. С. 5.

5. Бабичева Ю.В. Аще не умрет... Игорь Северянин // Северянин И. Классические розы. Медальоны. М., 1991. С. 6.

6. Кошелев В.А., Сапогов В.А. «Музей моей весны...» // Северянин И. Стихотворения. Поэмы. Архангельск, 1988. С. 17.

7. Волохова К.А. Эволюция творчества Игоря-Северянина: дис. ... канд. филол. наук. М., 1999. С. 3, 175.

8. Там же. С. 175.

9. Дарвин М.Н. Книга стихов // Поэтика. Словарь актуальных терминов и понятий. / Гл. науч. ред. Н.Д. Тамарченко. М., 2008. С. 97.

10. Лавров А.В. О книге Андрея Белого «Стихотворения» (1923) // Белый А. Стихотворения. Репринтное издание сборник 1923 года. М., 1988. С. 533.

11. Гаспаров М.Л. Поэтика «серебряного века» // Русская поэзия «серебряного века», 1890—1917. Антология. М., 1993. С. 13.

12. См., например: «Последняя книга моих стихов — «Очаровательные разочарования», — к сожалению моему, а возможно и других, не окончательно обездушенных, издателя не находит, — и много лет лежит в письменном столе» (Северянин И. Письма к С.В. Рахманинову // Игорь Северянин. Царственный паяц. Автобиографические материалы. Письма. Критика СПб., 2005. С. 216).

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.