Заключение

В поэтическом языке Игоря Северянина отражен неповторимый спектр лексико-семантических средств выражения авторской экспрессии, раскрывающий индивидуально-художественную концепцию автора. При этом творческие предпочтения поэта опираются как на системную экспрессивность, заложенную в самих основаниях языка, так и на контекстуальную, связанную со сферой речевого функционирования, поскольку исследование проводилось в рамках поэтического языка, которому свойственна лирическая субъективность и в плане содержания, и в плане выражения.

Индивидуально — авторской особенностью можно считать художественно-философскую концепцию поэта, основанную на лирической иронии, которая еще более сближает содержание и форму любого литературного произведения, предопределяя систему средств формирования и выражения авторской экспрессии. И в этом смысле можно отметить те авторские предпочтения, что отличают И. Северянина:

— использование фоносемантизации как особого приема;

— формирование и использование системы фонетико-графических средств воздействия как на слушателя (при авторском исполнении), так и на читателя; последние опираются на графические возможности выражения экспрессии;

— использование принципа частеречного отбора в пределах лирического текста;

— использование метафорического, антонимического, синонимического потенциала слов, а также его контекстуальное осложнение;

— использование иноязычных вкраплений в целях реализации авторской экспрессии;

— создание ономастического пространства, представленного антропонимами, фиктонимами, мифонимами, астронимами, идеонимами, культонимами, топонимами, реализующимися в определенном контексте как поэтонимы-экспрессемы;

— использование олицетворения, персонификации поэтонимов, обозначающих неодушевленные предметы, абстрактные понятия;

— сознательное нарушение оппозиции апеллятив — оним;

— символизация поэтонимов, способствующая формированию концептосферы поэтического пространства.

В поэтическом языке И. Северянина также представлен целый ряд индивидуально-авторских неологизмов, которые стали предметом детального изучения многих исследователей1, что позволило нам не включать их в данную работу. Однако мы понимаем, что эта группа слов является одной из множества граней формирования и выражения авторской экспрессии в поэтическом языке Игоря Северянина. При этом именно все экспрессивное многообразие в совокупности «создает для читателя неожиданную иллюзию: начинает казаться, будто акт поэтического творчества совершается непосредственно в нашем присутствии, совершается с неожиданной и завлекательной легкостью»2.

Предпринятая попытка целостного изучения лексико-семантических средств выражения экспрессии служит анализу тех языковых нюансов, семантических обертонов, которые содействуют раскрытию эмоционального восприятия, служат эстетизации окружающей действительности, как писал поэт: Мои стихи — туманный сон.

Он оставляет впечатление...
Пусть даже мне неясен он, —
Он пробуждает вдохновение...
О, люди, дети мелких смут,
Ваш Бог — действительность угрюмая.
Пусть сна поэта не поймут, —
Его почувствуют, не думая...

PRELUDE II, 1909

Примечания

1. См.: Введение, С. 5.

2. http://severyanin.narod.ru/hodas-fut.htm С. 9 из 12 по кн.: В. Ходасевич. Игорь Северянин и футуристы (1914 г.)

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.