1.1.1. Экспрессивность как одна из функций языка

История разработки проблемы экспрессивности в отечественной и зарубежной науке отличается многообразием взглядов и обширным банком исследуемого материала. Представим обзор существующих подходов к изучению проблемы экспрессивности.

Впервые исследование функций языка было проведено Карлом Бюлером. Рассматривая язык как некоторую знаковую систему, К. Бюлер утверждал необходимость оценивать любое языковое явление с точки зрения той функции, которую оно выполняет, и той цели, к которой оно направлено. К. Бюлер шел от функции к форме, устанавливая все потребности человеческого общения и выявляя языковые способы и формы их выражения. В основу своих построений К. Бюлер положил аксиоматический метод. Первая аксиома предлагает «модель языка как органона» (органон — философский термин со значением «собрание правил или принципов научного исследования»)1. Сам термин и формулировка аксиомы, как указывает сам К. Бюлер, восходят к Платону, говорившему, что «язык есть Organum, служащий для того, чтобы один человек мог сообщить другому нечто о вещи.»2 К. Бюлер понимал язык как нечто находящееся в центре условного пространства, а с трех сторон от него находятся: 1) предметы и ситуации; 2) отправитель; 3) получатель. В связи с этим имеется три смысловых отношения. Речь идет о репрезентации, экспрессии и апелляции. Сложный языковой знак обладает тремя семантическими функциями: «Это символ в сипу своей соотнесенности с предметом и положением дел; это симптом (примета, индекс) в силу своей зависимости от отправителя, внутреннее состояние которого он выражает, и сигнал в силу своего обращения к слушателю, чьим внешним поведением или внутренним состоянием он управляет».3 К. Бюлер указывал на то, что репрезентация, экспрессия и апелляция — семантические понятия.

Данное разграничение функций и типов знаков стало, пожалуй, наиболее известным пунктом концепции К. Бюлера; ранее лингвисты в основном обращали внимание лишь на ту функцию, которую он назвал репрезентацией, и говорили, в первую очередь, о связях между языком и внешним миром. Выделение двух других функций в качестве равноправных повлияло на изучение так называемых модальных элементов языка (так или иначе связанных с функцией экспрессии, по К. Бюлеру).

Я. Мукаржовский исследовал функции языка с позиций Пражской лингвистической школы, причем к трем функциям К. Бюлера он добавил еще одну: поэтическую, которая реализуется лишь в поэтическом языке, утверждая, что бюлеровские функции реализуются в прозаическом литературном языке, где на первый план выступают стандартизация и автоматизация языковых средств, подчиняющиеся задачам коммуникации, в то время как в поэтическом языке на первый план выходит сам акт выражения.4

Дальше в своих исследованиях продвинулся Р. Якобсон, который отошел от бюлеровской модели органона языка и взял за основу своей классификации коммуникацию как процесс передачи информации языковыми средствами. С его точки зрения, реализация коммуникативного акта осуществляется через обобщенную коммуникативную языковую функцию, которую можно разделить на шесть исходных функций, непосредственно вытекающих из шести взаимодействующих элементов коммуникативного акта (посылающий, контекст, контакт, код, сообщение, принимающий): экспрессивная, референтная, ф этическая, металингвистическая, поэтическая и конативная. Экспрессивная (expressive, emotive) функция направлена на посылающего, выражая отношение последнего к содержанию высказывания. Референтная (referential, denotative, cognitive) — является ведущей, так как взаимодействует с сообщением, то есть с содержательной стороной. Фатическая (fatic) связана с контактом как одним из элементов коммуникативного акта (привлечение внимания собеседника для установления контакта с ним). Металингвистическая (metalingual, glossal) функция относится к коду, когда надо убедиться, что посылающий и принимающий друг друга понимают. И последняя, по Р. Якобсону, языковая функция относится к принимающему и находит выражение в повелительном наклонении5.

Таким образом, понятие экспрессивной функции у К. Бюлера и Р. Якобсона различно. Если у Бюлера функция выражения — понятие довольно расплывчатое и не совсем ясно, к какому именно элементу она относится, то у Р. Якобсона функция выражения включает в себя три функции — экспрессивную, поэтическую и фатическую, но из них только экспрессивная функция ориентирована на посылающего, причем это положение Р. Якобсона представляется особенно важным.

С точки зрения Р. Якобсона, поэтическая функция языка является доминирующей в различных жанрах словесного искусства, но поскольку поэтическая функция не относится только к одноименному жанру и выходит за пределы поэзии, а лингвистические исследования поэзии не ограничиваются поэтической функцией, в данной работе экспрессивная и поэтическая функции не разделяются, ведь любое проявление поэтической функции экспрессивно, хотя не каждый вид лингвистической экспрессивности порождается именно поэтической функцией. И та, и другая функции проявляются при желании говорящего (пишущего) воздействовать на ум, волю, чувства слушающего (читающего) с тем, чтобы повлиять на его эстетическое и эмоциональное начало, причем в сообщении они неразрывно связаны и часто неразделимы. Таким образом, экспрессивная функция, включающая в себя поэтическую, поскольку является более универсальной, лежит в основе лингвистической экспрессивности.

Примечания

1. Алпатов В.М. История лингвистических учений. М., 1998. — С. 154.

2. См. там же. С. 154.

3. Алпатов В М. История лингвистических учений. М., 1998. — С. 154—155.

4. Мукаржовский Я. Литературный язык и поэтический язык. // Пражский лингвистический кружок (сб. статей). М., 1967. — С. 406—431.

5. Алпатов В.М. История лингвистических учений. М., 1998. — С. 298—308.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2018 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.