На правах рекламы:

нужна офисная мебель арго

• Смотрите http://horeca-service.net инвертор электролюкс.

ремонт швов печей и каминов

Письма К. М. Фофанову

1

30 декабря 1907 г.

Сердечно поздравляю Вас, глубокоуважаемый Константин Михайлович, Лидию Константиновну, Ольгу Константиновну и Константина Константиновича, желаю Вам всего, всего хорошего. Давно мы уже с Иваном Александровичем собираемся Вас навестить, но я почти безвыходно сижу дома, хандрю и в угнетенном состоянии. Вскоре, Бог даст, однако, соберемся.

ХIII.30.1907.СП6.

2

12 апреля 1908 г.

Передайте от меня, пожалуйста, пожелания всего наилучшего Лидии Констант<иновне>, Борису и Констант<ину> Константиновичу. Если Ольга Конст<тантиновна> у Вас, — сердечный привет.

Иг.-С.

<на лицевой стороне открытки>

Христос Воскресе, дорогой Поэт!

Игорь Северянин

Привезу «Злату» 14-го апр<еля>.

3

28 мая 1908 г.

Дорогой Константин Михайлович!
Все на этих днях собирался у Вас побывать, но чувствовал себя отвратительно. Буду у Вас в первых числах июня. Сердечный привет мой Конст<антину> Конст<антиновичу>. Не забывайте меня и навестите.

Крепко Вас целую, дорогой мой. Всегда Ваш Игорь-Северянин. Мыза «Ивановка» 28-го мая 1908 г.

4

23 октября 1908 г.

Глубокоуважаемый, дорогой мой Константин Михайлович!
Сегодня около 6—7 час<ов> веч<ера> я был у Вас, но, к крайнему моему сожалению, не мог дозвониться; очевидно, никого не было дома. Надеюсь повидаться с Вами в первых числах ноября. Передайте привет Тат<ьяне> Мих<айловне> и Конст<антину> Конст<антиновичу>.

Приобрел № 3 «Тени и тайны»; «Вы не видали этой пары...» — меня очаровало. Обрадуйте меня весточкой о себе. Леонид Николаевич все еще болен. Обнимаю Вас крепко.

Ваш всегда Игорь Северянин

5

18 ноября 1908 г.

Глубокоуважаемый и дорогой друг мой Константин Михайлович! В четверг, 20-го, я собираюсь и, если буду жив, буду обязательно у Вас часам к 6-ти вечера. Это первая годовщина нашего знакомства! Это — Великий для меня день! Заранее поднимаю бокал и пью за Ваше бессмертие. Обнимаю, крепко, целую. Пуни и вино приедут со мною. Ваш душою Игорь-Северянин

6

23 декабря 1908 г.

Дорогой Константин Михайлович! Сегодня вечером мы с одной синьориной отправляемся на Иматру, где проведем первый и второй день. По возвращении навещу Вас для соображений относительно места встречи Нового года. Мне кажется все же лучшее место — Пудость. Желаю Вам здравствовать. П. А. и К. К. шлют привет.
Вам кланялся на днях Ив<ан> Алекс<андрович>.

Обнимаю крепко. Ваш весь И.-С.

7

4 января 1909 г.

Приветствую поэта! Болен.

1909 г. Игорь

8

27 марта 1909 г.

Дорогого КМ и КК поздравляю со светлым праздником и от всей души желаю счастья!

Игорь

<на лицевой стороне открытки>

Христос Воскресе!

9

15 апреля 1909 г.

Глубокоуважаемый и дорогой Константин Михайлович!
У меня форменный бронхит, и я сижу дома. Собирался все эти дни доставить Вам книгу, но не могу. Поэтому не будете ли Вы так добры навестить нас вместе с КК в это воскресенье к часу дня. Мама очень хочет познакомиться с ним, а я всегда рад его видеть и люблю. Приедет и Леонид Никол<аевич>, которому я уже написал сейчас. Приезжайте, дорогой, непременно. В воскресенье был на «Миньоне», видел там Измайлова, Вам кланявшегося.

Итак, до 19-го. Любящий Вас всегда всею душою Игорь.

1909,18.IX <sic!>

10

13 мая 1909 г.

Дорогой Вы мой, единственный Константин Михайлович!
12 дней, как я в «Ивановке», как удалился из города сизой мглы! Мы с Петром Андр<еевичем> собрались так скоропалительно, что я положительно не мог к Вам заехать проститься. Сделайте нам Пасху в Троицу: приезжайте к нам, ласковый. Будут Леонид Николаевич, Уваров и друг<ие>. Все они едут с поездом 11.40.

Приветствуем Конст<антина> Конст<антиновича> и надеемся, он приедет с Вами. Пишу много, много.

Живите, Король! Бессмертно Ваш Игорь.

11

18 мая 1909 г.
Мыза «Ивановка» 18.V.1909

Сердечно приветствуем дорогого Константина Михайловича и поздравляем с днем рожденья. Жалеем, что день 18-го мая проведем без нашего славного поэта. Предполагаем быть 21-го. Вчера был Афанасьев, проведший здесь весь день. Ждали и Вас, но Вам очевидно, что-то помешало.

Игорь-Северянин

12

16 июля 1909 г.
Мыза «Ивановка» 16-го июля, 1909 г.

Дорогой мой Константин Михайлович!
Так давно мы не виделись, так неудержимо хочется быть с Вами. Вчера у меня был Л<еонид> Н<иколаевич> и обещал непременно приехать в эту субботу с поездом в 3.10. Я просил его приехать вместе с вами; мы решили сделать так: к 2 часам дня в субботу, 18-го июля, Вы будьте добры приехать на Можайскую к Леон<иду> Никол<аевичу>, а оттуда вместе с ним в 3.10 или 4.45 — к нам в Пудость. Оба эти поезда будут мною встречены.

Дорогой мой! Приезжайте непременно, не обращайте внимания на затруднительность добраться ко мне; если у Вас не случится на дорогу, я думаю, Л<еонид> Н<иколаевич> с удовольствием купит Вам билет, а там мы рассчитаемся с ним. Погостите недельку-другую на июльском воздухе, погуляйте версту-иную по пестрой зелени. Я написал здесь больше 50-ти вещей. Л<еонид> Н<иколаевич> тоже много воспел здешнего. Живем мы теперь во дворце Павла; приехала мама с прислугой. Комнат много (17), и мы можем удобно устроиться; мы же пока занимаем две комнаты. Получили ли книжку?

Перевожу Бодлэра (при помощи maman); есть уже 8 сонетов из него. Вообще здесь хорошо, а с Вами лучше!...

Жду, если Вы меня любите!
Бессмертно Ваш Игорь
Привет К. К. (милому Коте!).

13

20 июля 1909 г.

Дорогой мой Константин Михайлович!
Благодарю за приглашение, но не мог им воспользоваться: вчера только получил Ваше письмо. Очень сожалел, что Вы не приехали. Был Леон<ид> Ник<олаевич>, затем Гаврилов-Лебедев, который представился мне с месяц тому назад. Собирайтесь ко мне! Привет Конст<антину> Конст<антиновичу>.

Крепко целую Вас. Ваш Игорь.

14

9 августа 1909 г.
Мыза «Ивановка» 9-го августа, 1909 г.

Мой король!
Дорогой и глубокоуважаемый Константин Михайлович!

Дождался августа, а Вас не дождался!..

Глубоко жалко. Однако время еще есть — мы останемся здесь до первого сентября. Провожу время чудесно, жмурясь от крепкого все еще солнца и от упоительных строк ваших сборников и книг Мирры Святой. Теперь у меня уже 3 книги Ея, — и скоро я буду, кажется, знать наизусть все. Боже! Что это за восторг!

Клянусь — это высочайшее наслаждение моей жизни! Я сейчас, написав это, взглянул на Ея портрет, стоящий на столе, и... Она просветлела. Это могло быть, я верю в это!... Ваш портрет всегда рядом с Ней.

Какая прелесть Ваши «Монологи», когда вдумаешься, сблизишься, сольешься с ними. Это — глубочайшая сплошная мысль. Да, теперь таких поэтов нет больше, убежден - нет!... Как я люблю вас, мои дорогие венценосцы!

Сам я много пишу, очень много, и — на мой взгляд — хорошо. А я кое-что понимаю в поэзии, если люблю Лохвицкую и Фофанова!! Хочу читать Вам, болезненно хочу и, вероятно, скоро не вытерплю и буду у Вас, хотя поездка в холерный Петербург мне мало улыбается. Читали ли Вы отзыв о моих «Лазоревых далях» в «Новом слове»? Недобросовестен Измайлов, и он раскается, уверяю Вас.

Теперь несколько слов о Кокорине, который, я думаю, уже побывал у Вас. Это — крестьянин, штукатур по профессии, пожилой человек и безусловный поэт. Мне горько слушать его песни, песни сильнее песен Кольцова, и сознавать, и видеть, как гибнут русские таланты. Он велик, этот Кокорин, но Вы понимаете, чуткий мой!... Я терпеть не могу ничего специфически русского в поэзии, но справедливость заставляет меня сознаться, что он очень талантлив, очень. Кроме того, он прекрасный старик. Петр Гаврилович (кстати сказать, интересный талант!) одного со мной мнения о Кокорине.

Я очень полюбил Петра Гавриловича - милейший. Напишите мне Ваше мнение о Мих<аиле> Иван<овиче>, если только он был у Вас, напишите вообще мне о себе и о чем хотите - каждая Ваша буква боготворима мной.

Кончаю письмо: уже половина первого, а в час будет Леонид Николаевич. Тороплюсь встретить. Передайте мой привет Конст<антину> Конст<антиновичу>.

Обнимаю Вас, счастливый этим.
Бессмертно Ваш
Игорь-Северянин

Ст. Пудость, Балтийской ж. д. Мыза «Ивановка», охотничий дворец Павла I.

15

22 августа 1909 г.
Мыза «Ивановка» 22-го авг. 1909 г.

Поздравляю Великого Собрата с новосельем!

Соберусь сам только в сентябре.

Игорь-Северянин Охотничий дворец Павла 1-го.

16

20 ноября 1909 г.
20.XI.1909 г.

Глубокоуважаемый и горячо любимый Константин Михайлович!
Известные Вам обстоятельства воспрепятствовали мне провести день второй годовщины нашего знакомства вместе с Вами. Правда, я очень скорблю об этом, но нахожу в себе утешение в воспоминании дня нашей встречи, в переживаниях отжитого.

Я буду сегодня читать Вас, всегда благоговейно боготворимого мною, я буду сегодня думать о Вас и верить в Ваше бессмертие.

Вспомните и Вы меня, вспомните и нашего дорогого Ивана Александровича, всего Вашего.

Ваш неизменно и вечно
Игорь-Северянин

<на лицевой стороне открытки>

С нетерпением ожидаю сдачи в набор «После Голгофы». Типография ждет.

17

17 апреля 1910 г.

Христос Воскресе, Константин Михайлович!

18

29 мая 1910 г.

Мой дорогой Константин Михайлович!
Сердечно приветствую Вас и с нетерпением жду того дня, когда мы соберемся наконец в Пудость, Мариенбург и Гатчину. Сообщите, когда Вам это будет удобнее, — и мы тогда с наслаждением приедем к Вам — я и Леон<ид> Ник<олаевич>. Поскорей бы! Передайте мой привет Лидии Константиновне и Конст<антину> Конст<антиновичу>. Крепко целую Вас. Вчера был у Ив<ана> Ал<ександровича>, который очень Вам кланяется.

29.V.1910. СПб.
Ваш Игорь

19

25 августа 1910 г.
25.8.10

Всей душой рвусь к Вам, в Сергиево, дорогой, но столько хлопот, посетителей и отвлечений, что, положительно, голова идет кругом. 27-го выезжаю на могилу в 10 часов: надо быть пораньше. Не будете ли добры — заехать ко мне до 10-ти часов? Вместе ехать - лучше. Надеюсь, и Конст<антин> Конст<антинович> будет. Ив<ан> Ал<ександ-рович> обещал быть. Мама шлет Вам и Лид<ии> Конст<антиновне> сердечный привет.

Ваш Игорь

20

14 сентября 1910 г.

Дорогой и любый сердцу Константин Михайлович!
Собирался все эти дни, ежедневно, к Вам в Сергиево. но постоянные посетители препятствовали осуществлению моего намерения; не было дня, чтобы не собралось два-три человека.

Так, за это время были: Арельский, Дорин, Лукаш, Уваров, Антонов, ежедневный Пуни и много других, которых, впрочем, Вы не знаете, и эти другие — вернее, другая...

А я к Вам хочу! Поэтому: будете ли Вы дома во вторник, 21-го сентября?

Вообще напишите, когда Вам удобнее, если я с кем-либо (или один) соберусь в Сергиево. 16-го, 17-го, 19-го и 20-го не могу. 18-го или 21-го?

Читали как-то тут «Герцог Магнус» и «Звезду любви», - и в восторге снова! Впечатление потрясающее, и только в этот раз я вполне оценил эти терцины: грандиоз мрачности, замечательная вещь, редкостная. Дайте эту же тему и это же число строк любому современнику, — получится ужас, нельзя будет читать, сдохнуть от тоски можно.

Написать «Герцога Магнуса» так, как он написан: захватывающе — мог только Фофанов. И не осмельтесь думать, что я льщу Вам! Прекрасно написано. Это — всеобщее впечатление, всех слушавших поэму в моей точной передаче. Непременно одну из следующих брошюр своих посвящу опять Вам, Вами упоенный, как всегда! В Вас — все, Вы ни в ком.

Всегда чаруй меня рассказом, —
Всегда склонюсь перед тобой!..
Моя мольба звучит приказом,
И мой приказ звучит мольбой! —

На этом пока и окончу свое письмо, целуя и обнимая Вас. Милого Костю крепко целую. Лидии Конст<антиновне> и Борису — мой привет. Мама просит передать Вам, Лидии Конст<антиновне> и Конст<антину> Конст<антиновичу> свой сердечный поклон.

Не забывайте и навещайте всегда всею душою Вас любящего Гогу Вашего.

Игорь-Северянин
1910 г. 14-го сентября

21

30 декабря 1910 г.

Мои поздравления и лучшие пожелания Лидии Константиновне, Косте, Борису и Грише. В Екатерининском театре, на «Вандэлине», встретил Дашкевича. Он Вам сердечно кланяется. Целую крепко, приеду скоро.

<на лицевой стороне открытки>

С Новым — 1911 — годом, дорогой Константин Михайлович!
Любящий Игорь

22

<1910>

Дорогой Константин Михайлович!
Вы, пожалуйста, уж примите и выслушайте г. Александра Федоровича Скуратова. А выслушаете, — поймете! Ваш Игорь-Северянин

Комментарии

Фофанов Константин Михайлович (1862—1911) — поэт, получивший известность как «предсимволист» благодаря книге «Тени и тайны» (1892). Он происходил из небогатой купеческой семьи, стихи писал с детства и начал печататься в 19 лет. Фофанов, по мнению Брюсова, был поэтом диссонанса, отразившим «все грубое очарование современного мира». В 1896 г. в издании А. С. Суворина вышли «Стихотворения К. М. Фофанова» в пяти выпусках, а в 1900-м — итоговая книга стихов «Иллюзии». К этому времени обострилась психическая болезнь поэта, его наследственная тяга к алкоголю; почти все время по совету врачей он проводил в Гатчине, а последние два года — в Сергиеве.

Игорь Северянин вдохновлялся поэзией Фофанова, подражая ее городским мотивам, стихотворным формам (терцина, октава, роман в стихах). Будучи 20-летним автором 14-ти небольших стихотворных брошюр, он случайно познакомился с Фофановым 20 ноября 1907 г. в Гатчине. Встреча оказалась памятной для обоих: Игорь отмечал этот день ежегодно, а Константин Михайлович уже 26 ноября прислал посвященный юноше акростих, опубликованный в брошюре Игоря-Северянина «Зарницы мысли» (1908):

И Вас я, Игорь, вижу снова,
Готов любить я вновь и вновь...
О, почему же нездорова
Рубаки любящая кровь?
Ь — мягкий знак, — и я готов!
(К. Фофанов)

Следующая брошюра, № 18 «Сирень моей весны» (1908), открывалась еще одним посвящением К. Фофанова: «Чудному, новоявленному поэту Игорю Васильевичу Северянину-Шеншину-Лотареву».

В ответ на это Северянин посвятил Фофанову брошюру «Лунные тени. Ч. 1» (1908):

«Константину Михайловичу Фофанову восторженно посвящаю: Его Светозарности Королю Поэзии — боготворящий наследник!»

«Герой, пророк и русский мужичок», как называл Фофанова Северянин, написал своему «шатенному трубадуру» около 20 стихотворений и всемерно поддерживал его своим вниманием.

Из трехлетней переписки поэтов сохранились только письма Северянина к Фофанову и один черновик письма Фофанова Северянину. Письма Северянина печатаются впервые по рукописи (РГАЛИ).

1. Написано на обороте визитной карточки: «Игорь-Северянин, сотрудник-ритмик периодических изданий. С.-Петербург. Средняя Подьяческая, д. 5». Это первое упоминание псевдонима «Игорь-Северянин» (не позднее 30 декабря 1907 г.). Адрес на конверте: «Г. Гатчино. Петербургской губ., Александровская слобода, № 26. Константину Михайловичу Фофанову».

В фонде К. М. Фофанова сохранилась более ранняя визитная карточка, полученная им, вероятно, при первой встрече: «Игорь Васильевич Лотарев, редактор-издатель ежемесячн<ых> литературн<ых> выпусков «Мимоза»». Этим косвенно подтверждается, что псевдоним «Игорь-Северянин» возник после встречи с К. М. Фофановым.

Лидия Константиновна — Л. К. Фофанова (урожд. Тупылова), жена К. М. Фофанова, с середины 1900-х гг. страдала нервным заболеванием.

Ольга Константиновна — дочь К. М. Фофанова. В семье поэта было 9 детей.

Константин Константинович — сын К. М. Фофанова, поэт, избравший псевдоним «Константин Олимпов» (см. коммент. к письму Олимпову).

Иван Александровы — возможно, И. А. Дашкевич (Корибут-Дашкевич), полковник, муж Е. К. Мравинской, по сцене — певицы Евгении Мра-виной, родственницы Северянина.

2. Привезу «Злату»... — брошюра «Злата» (1908, вошла в кн. «Златолира», 1914) навеяна историей любви Игоря Северянина и Евгении Гутцан, родившей в декабре 1908 г. дочь Тамару. На 2-й странице обложки было напечатано стихотворение К. М. Фофанова «Акварель» и ответ на него Северянина — «Штрих».

3. Написано на фотооткрытке с видом Маньчжурии.

Мыза «Ивановка» — дачный адрес Северянина в 1907—1913 гг.: станция Пудость, Балтийской ж. д. Мыза «Ивановка», охотничий дворец Павла I.

4. Адресовано: «Здесь, Петерб. Сторона, угол Барочной и Петрозаводской ул., д. 1/22, кв. № 34. К. М. Фофанову».

Татьяна Михайловна — сестра К. М. Фофанова.

№3 «Тени и тайны» — третья поэтическая книга К.М. Фофанова (1882).

Леонид Николаевич — Л. Н. Афанасьев (см. коммент. к письмам ему).

5. Это — Великий для меня день! — Северянин отметил первую годовщину знакомства с Фофановым стихотворением «У К. М. Фофанова» (бр. «Зарницы мысли», 1908).

Пуни — Пуни Иван Альбертович (1894—1956) — художник, участник выступлений русских футуристов. В 1915 г. организовал «Футуристическую выставку «Трамвай В» и «Последнюю футуристическую выставку 0,10». Пуни издал на свои средства альманах футуристов «Рыкающий Парнас» (1914), в котором впервые печатались вместе эго- и кубофутуристы, а Северянин поставил подпись под общим манифестом «Идите к черту!». Книга была конфискована за кощунственные рисунки Ивана Пуни и Павла Филонова.

Пуни был давним приятелем Северянина (см. письмо Л. Н. Афанасьеву 7 сентября 1910 г., стихотворения «Вуалетка» и «Художнику (Евгению Пу

ни)»). В 1921 г. эмигрировал, жил в Берлине, где встречался с Северяниным, затем в Париже.

6. П. А. и К. К. - Петр Андреевич Ларионов (1889—?), поэт-«народник», прозванный Фофановым «Перунчиком», и Константин Константинович Фофанов (Олимпов).

7. Написано на обороте фотооткрытки «Великий Сибирский путь».

8. КМ и КК — Константин Михайлович Фофанов и его сын Константин Константинович.

...доставить Вам книгу... — вероятно, речь идет о брошюре «А сад весной благоухает» (1909), посвященной памяти «Королевы поэзии Мирры Александровны Лохвицкой».

Мама очень хочет познакомиться с ним... — Наталия Степановна Лота-рева (урожд. Шеншина; 1846—1921) принимала у себя поэтов и артистов.

«Миньона» — опера Амбруаза Тома, одно из любимых музыкальных произведений Северянина. Свою 27-ю брошюру «Колье принцессы» (весна 1910 г.) Северянин посвятил: «Памяти Амбруаза Тома, аккомпаниатора моей Музы». «Амбруазные мотивы» в его поэзии подвергались критике («По амбруазному Сеньке и амбруазная шапка»).

Измайлов — Измайлов Александр Алексеевич (1873-1921), литературный критик, автор статей о творчестве Фофанова и Северянина (см. в разделе критики).

10. Уваров — Уваров-Надин Владимир Вячеславович, написал послесловие к брошюре Северянина «За струнной изгородью лиры» (апрель 1909 г.).

11. В конце письма добавлено: «Целую Вас. П. Ларионов».

12. Перевожу Бодлэра... — среди переведенных сонетов из книги Шарля Бодлера «Цветы зла» были «Креолка», «Больная муза», «Отрезвление», «Музыка», «Цыгане в пути».

13. Написано на открытке с видом Петергофа.

Гаврилов-Лебедев — П. Г. Гаврилов-Лебедев, поэт, автор сборников

«Первые лучи» (СПб., 1909) и «Голубые дали» (СПб., 1910). Они вышли тиражом 100 экземпляров с посвящениями Игоря-Северянина.

14. Адрес на конверте: «Пб., Пб. сторона, Барочная ул., уг. Петрозаводской, д. 1/22, кв. 34. Его Светозарности Константину Михайловичу Фофанову от Игоря-Северянина». На конверте извещение почтальона: «Фофанов выбыл Гулярная ул., д. 27».

Мирра Святая — Северянин так называл поэтессу Мирру Лохвицкую (в замуж. М. А. Жибер; 1869—1905). Речь идет, вероятно, о трех книгах из пятитомного собрания стихотворений Лохвицкой (СПб., 1900—1904).

«Монологи» — цикл медитативной лирики К. М. Фофанова, включавший 140 стихотворений (5-й выпуск издания А. С. Суворина, 1896 г.).

«Лазоревые дали» — брошюра Игоря-Северянина с двумя посвящениями К. М. Фофанова (СПб., 1908).

Кокорин — Кокорин Павел Михайлович (1884—1938?), поэт-крестьянин, автор сборников «Песни и думы» (СПб., 1909), «Фантастическая явь» с посвящением Северянина (СПб., 1910), «Песни девушек» (СПб., 1912), «Музыка рифм» (СПб., 1913). Он участвовал в эгофутуристическом альманахе «Орлы над пропастью» (1912). Северянин посвятил П. М. Кокорину стих. «Осенняя элегия» (1909).

Петр Гаврилович - вероятно, П. Г. Гаврилов-Лебедев.

16. «После Голгофы» — религиозно-философская мистерия К. М. Фофанова (СПб., 1910).

17. Написано на визитке с факсимиле «Игорь-Северянин».

18. Адрес на открытке: «Ст. Сергиево, Балтийск, жел. дор. Деревня «Сергиевская слободка», дача № 77. Его Высокородию Константину Михайловичу Фофанову».

19. 27-го выезжаю на могилу... — т. е. на могилу Мирры Лохвицкой на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в связи с пятилетием со дня смерти поэтессы, исполнявшимся 27 августа 1910 г.

20. Арельский — Грааль-Арельский (наст, имя — Петров Степан Степанович; 1889—193?), поэт, прозаик, работал в обсерватории петербургского Народного дома. Свой псевдоним связывал с легендарной «чашей Грааля» - символом чистоты. Был одним из членов кружка эгофутуристов и выпустил сборник «Голубой ажур» (1911). Осенью 1912 г. перешел в акмеистический «Цех поэтов», где издал книгу «Летейский берег» (1913).

Дорин - псевдоним Николаева Дмитрия Александровича, поэта. На обложке брошюры № 24 «А сад весной благоухает!..» (1909) имелось сообщение о том, что готовится книга Северянина «Догадки сердца» с посвящением Дорина-Николаева (издание не состоялось). В другой брошюре Северянина «Интуитивные краски» (№ 26, 1909) опубликовано стихотворение «Град», датированное: «Август 1909. Мыза «Ивановка», с посвящением: «Дарю Дорину-Николаеву»:

Качнуло небо гневом грома, Метнулась молния, — и град В воде запрыгал у парома, Как серебристый виноград...

При поддержке Северянина вышли книги Д. А. Дорина «Полусны» (СПб., 1910) и «Тоскующий орел» (1914, изд. «Петербургский глашатай»).

Лукаш - Лукаш Иван Сазонович (псевд. Оредеж; 1892-1940), писатель, начинал в кружке Северянина как автор сборника стихотворений в прозе «Цветы ядовитые» (СПб., 1910), затем печатался в альманахах эгофутуристов «Стеклянные цепи», «Оранжевая урна» и др. В начале 1920-х гг. эмигрировал, жил в Софии, Берлине, Риге, печатал историческую прозу («Граф Калиостро», 1925; «Пожар Москвы», 1930). Северянин посвятил Лукашу стихи «Вне» (март 1910 г.; впервые: «Предгрозье», 1910) и «Воздушная яхта» (октябрь 1910 г., впервые: «Электрические стихи», 1911).

Антонов - К. Е. Антонов, поэт, автор книг «Новые думы» (СПб., 1903) и «Дали блаженные. Мелкие стихотворения» (СПб., 1910).

«Герцог Магнус» - баллада о встрече рыцаря с прекрасной монахиней.

«Звезда любви» — «маленькая поэма» о разлуке пажа с таинственной девой.

...одну из следующих брошюр посвящу опять Вам! - Северянин посвятил Фофанову брошюру № 21 «Лунные тени» (ч. 1,1908). Следующие брошюры имели посвящения Мирре Лохвицкой, Амбруазу Тома и Шарлю Бодлеру.

21. Гриша — Фофанов Григорий Константинович, сын К. М. Фофанова. Северянин подарил ему книгу «Лунные тени» (ч. 2) с автографом: «На хорошую память Григ<орию> Конст<антиновичу> Фофанову от автора. 1911 г., 31.Х. СПб.».

«Вандэлин» — весенняя сказка М. Лохвицкой. Судя по газетным объявлениям, в 1910 г. пьеса «Вандэлин» шла, в частности, в театре «Сказка».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.