Письма В. А. Рождественскому

1

12 июня 1941 г.

Уважаемый товарищ Рождественский!
Мне очень приятно было получить письмо от Вас, т. к. я Вас давно знаю и ценю многие Ваши стихи. К сожалению, они попадались мне в разрозненном виде, т. е. в журналах и антологиях. Если у Вас имеется какая-нибудь свободная книга, пришлите ее, пожалуйста, мне, чем доставите большое удовольствие.

Что касается «Чайковского», Вам, конечно, виднее, т. к., откровенно говоря, я, живя в глуши в Эстонии, очень отстал за последние годы от Нового сияния.

Поправки, внесенные в «Красную страну», нахожу и для себя вполне приемлемыми и благодарю за бережное и чуткое отношение к русскому языку.

<Далее рукой И. Северянина>

Жму Вашу руку, сообщите Ваше отчество, пожалуйста.

Благодарю за перевод денег.

С искренним приветом
Игорь-Северянин

Усть-Нарова 12 июня 1941 г.

2

20 июля 1941 г.
20-07-41.

Светлый Всеволод Александрович!
Вы, вероятно, осуждаете меня за неучтивое молчание и удивляетесь ему. Но, получив Ваше чудное, Ваше правдивое и глубинное письмо, я буквально в те же дни жестоко разболелся, и болезнь сердца заставила меня лежать почти без движения бессчетное количество дней. Теперь несколько дней я вновь двигаюсь, но писать самому мне трудно, поэтому я диктую Вере Борисовне. На Ваше письмо я отвечу лично, а пока что способствуйте нашему выезду отсюда. Конечно через Ленинград. Мое здоровье таково, что в общих условиях оно не выдержит. Длительное вертикальное положение для меня тягостно: в сердце вонзаются иглы. Я мог бы ехать только полулежа в машине. Но где здесь ее взять? Здесь и моего-то имени, видимо, не слышали!!! Может быть, Вы сумели бы прислать машину. Тогда прямо приехали бы к Вам. Я так рад повидать Вас, познакомиться!!! А вечерком поехали бы в Москву и дальше. М<ожет> б<ыть>, попросите у тов. Жданова: он, я слышал, отзывчивый и сердечный человек...

Деньги давно кончились, достать, даже занять, — здесь негде. Продаем вещи за гроши, а в Москве и в Ашхабаде у меня есть получить более двух тысяч за сданную работу. Сюда денег теперь не переводят.

Верю в Вас почему-то, Всеволод Александрович, и знаю, что, если Вы захотите, — Вы поможете выбраться отсюда. Повторяю, в общих условиях мое сердце не выдержит, и живым я не доберусь... Пешком ходить я совсем не могу, и нести еще необходимый багаж!...

Крепко и ласково жму Вашу руку.

Жду ответа: ответьте, пожалуйста, немедленно.

Спасибо за Вашу милую книжечку: сколько слов при встрече!!

Я послал свою «Адриатику».

Игорь Северянин <собственноручно>

Мой адрес: Усть-Нарова, ул. Раху, 20 [Мирная]

<ниже адрес по-эстонски и фамилия>

P. S. Семья моя состоит из жены и девочки 9 лет. Фамилия жены и маленькой — Коренди. Фамилия Коренди — эстонизирована (Коренева).

Комментарии

Рождественский Всеволод Александрович (1895—1977) — поэт, участник второго «Цеха поэтов», автор сборников «Гимназические годы» (1914), «Земное сердце» (1933), «Окно в сад» (1939). Письма Северянина опубликованы во вступительной статье В. А. Рождественского к собранию стихотворений Северянина (Б-ка поэта. Малая серия. М., 1975).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.