На правах рекламы:

• БобрДобр Закладки с метками папилюкс, papillux папилюкс средство от папиллом и бородавок купить.

Письма М. С. Мильруду

1

<нагало марта> 1930 г.

Письмо в редакцию
1 февраля с<его> г<ода> исполнилось 25-летие моей литературной деятельности. 13-й год живя в приморских дебрях, что называется — не на людях, я полагал, об этой дате никто не вспомнит. Однако я основательно ошибся. Оказывается, еще много людей, любящих мое творчество, помнящих обо мне. Сверх всякого ожидания, я получил столько знаков внимания со стороны читающей публики (главным образом от читателей «Сегодня»), и это несмотря на то, что в печати знаменательный для меня день отмечен вовсе не был, — что я положительно лишен возможности поблагодарить каждого в отдельности. Мне остается поэтому просить Вас, господин редактор, не отказать в любезности, посредством Вашего весьма распространенного издания принести милым и ласковым людям мою сердечную признательность за доставленную мне воистину нечаянную радость-

Эстония, Тойла 1930 г.

2

20 марта 1930 г.
Toila, 20.III.1930 г.

Многоуважаемый Михаил Семенович!
Благодарю Вас за «Февраль» и «Март». 4.II я послал вам заметку «Два взгляда» и 11.II статью «Трагический соловей». Т. к. до сих пор они не использованы, думаю, что они Вам не нужны, и поэтому прошу теперь же их, как и осенью посланную статью «Подозрительный кучер», возвратить.

Я полагал, что смогу что-либо заработать, о чем и писал Вам неоднократно, но, видимо, редакция попросту не находит нужным с этим считаться, т.к. нельзя же допустить, что все мною присылаемое никуда не годится. Конечно, бедность, — хотя бы по политическим причинам, — обязывает даже именитых людей быть весьма скромными и сдержанными, но все же она не может никому дать права систематически себя оскорблять. Как бы ни были посредственны мои статьи, я не допускаю мысли, чтобы они могли опозорить страницы периодического издания, и, следовательно, постоянное бракование их я вынужден рассматривать как недружелюбие ко мне. Вообще, за последнее время я чувствую к себе известное охлаждение, и мне хотелось бы знать, в чем дело. Напишите совершенно откровенно: ничего нет хуже недоговоренности. Не будете ли Вы добры сообщить мне — получаете ли Вы из Шанхая «Время»? Я получил последний № от 29 дек<абря> Б. А. Суворин, все время писавший мне громадные письма по 8— 16 страниц, с нового года совершенно ничего не пишет, и я даже не знаю, жив ли он.

В портфеле «Сегодня» имеется пять моих стихотв. Возвратите те, кот. Вас не удовлетворяют.

Всего хорошего. Жму Вашу руку.
С искр, приветом
Игорь.-

3

1 января 1931 г.
Белград, 1.1.1931 г.

Дорогой Михаил Семенович!
С 12 XI мы живем здесь и пробудем до 14.1, когда поедем в Горажду, Сараево и Дубровник дней на десять, а затем вернемся в Белград и сразу же через Австрию и Швейцарию в Париж, где Церетели и Базиль предлагают мне устроить 12 концертов в городах Франции и Бельгии. За это время, т. е. почти за 2 мес<яца> пребывания здесь, дал в Белграде 2 вечера в больш<ом> зале унив<ерситета>, прочел две лекции в Научн<ом> инст<итуте> при Академии наук (о Фофанове и Сологубе), выступил на вечере памяти Блока и в конц<ерте> Музык<ального> о<бщест>ва. Затем по предлож<ению> Державной комиссии дал ряд вечеров в русск<их> учебн<ых> завед<ениях> (корпусах и институтах) в городах Белой Церкви, Новом Бечее и Великой Кикинде.

27.XII дал большой вечер в г. Суботице (Терезенштадт) и 13-го янв<аря> даю в Новом Саду. Изд<ательст>во при Державной комиссии приобрело у меня три книги: 1) «Классические розы» (Лирика 1922— 30 гг.), 2) «Медальоны» (Сто сонетов о поэтах и композит<орах>), 3) «Lugne» (Роман в стихах в 3-х част<ях>).

Вот и все пока новости. Дня не видно, знакомых уйма. Дней за 10— 12 вперед приглашены на обеды и вечера. Шлю привет сердечный Вам и всей Коллегии. Надеюсь из Дубровника (Рагузы) прислать новинки. Думаю, что Адриатика вдохновит!

Всегда Ваш Игорь.-

Адрес мой до 27 янв. — дня отъезда:
Jougoslavie. Beigrade. Kralja Aleksandra, 18.
M-me L. Poturnak для меня

4

18 августа 1931 г.
Toila, 18 авг. 1931 г.

Многоуважаемый Михаил Семенович!
Вот уже два месяца, как не было в газете ни одной моей строки, что весьма заметно отражается на моем — всегда скромном — бюджете. С мая прекращено жалованье, но, сообщая мне об этом, Вы просили моего дальнейшего сотрудничества. Но что же можно заработать при такой системе? Все это более чем грустно и наводит на досадные размышления. В портфеле редакции имеется шесть nice — две переводи. И четыре оригин. Ненужные прошу вернуть ближайшей почтой, а пригодившееся пустить в набор, дабы я мог хоть что-либо получить. Еще не наступили предсказанные строки, когда я не буду нуждаться в жалких грошах, т. е. перестану сотрудничать в период<ических> изданиях.

С искр.
Игорь-Северянин

5

1 июля 1932 г.
Toila, 1.VII.1932 г.

Многоуважаемый Михаил Семенович,
Не откажите в любезности провести в утреннем издании, по возможности — среди текста, — прилагаемое объявление раза два-три. Буду Вам очень признателен. Возлагаю на продажу этой книги большие надежды: сбережения мои подходят к концу. Рискнул заделаться издателем.

Привет редакции
Жму Вашу руку.
Ваш Игорь.-

6

12 сентября 1932 г.
Toila, 12.IX.1932 г.

Многоуважаемый Михаил Семенович, посылаю Вам новейший цикл о Болгарии и, хотя Вы стихи помещаете очень редко, — я имею в виду Бальмонта и Федорова, — прошу Вас, дабы дать мне возможность что-либо подработать, — в чем я весьма ныне заинтересован, — пропустить их в одном из ближайших номеров газеты. Получили ли Вы от г-жи Шмелинг 1 1/2 лата и 3 лата от Библиотеки в Двинске? Если получили, передайте их, пожалуйста, Пильскому или же присоедините к гонорару, в случае захотите меня выручить, напечатав стихи.

Раньше чем через год новых стихов я Вам не пришлю, так что Вы ничем не рискуете!.. Нет, кроме шуток, дела очень скверны.

Привет Вам и Коллегии.
Ваш Игорь

7

3 сентября 1934 г.
Toila, 3.IX.1934 г.

Многоуважаемый Михаил Семенович, вернувшись летом с Балкан, где мы пробыли пятнадцать с половиной месяцев, снова засели на неопределенное пока время на берегу Финского залива. Из Бухареста ехали домой без остановок в Варшаве и в Риге, почему и не заглянули в редакцию. Был бы рад получать опять газету, высылка которой прекратилась к октябрю прошлого года. Если это Вас не затруднит, пожалуйста, сделайте по конторе распоряжение. Издательство «Золотой петушок» в Бухаресте поручило мне представительство на журнал в Прибалтике, и я должен получить из Двинска от Формакова небольшую сумму за проданные в Риге и Двинске экземпляры. Однако пересылка денег из Латвии, как сообщает Формаков, затруднительна, и поэтому не разрешите ли ему написать, чтобы он перевел деньги на «Сегодня», а я, м<ожет> б<ыть>, мог бы получить их через Шульца от «Вестей дня»? Буду Вам крайне обязан. Фелисса Мих<айловна> и я шлем искренний привет Вам, Нильскому, Брамсу и всей редакционной коллегии. Поездкою своею мы очень довольны, в одном Кишиневе прожили 6 месяцев, где я дал пять вечеров.

Жму Вашу руку.
Всегда Ваш
Игорь.-

Комментарии

Мильруд Михаил Семенович (1889—1942) — редактор, до революции сотрудничал в «Русском слове» и «Киевской мысли». После эмиграции работал в газете «Сегодня» (Рига) и вел переписку с авторами. В газете «Сегодня», выходившей в 1919—1940 гг., Северянин публиковался 185 раз, он получал небольшую стипендию от издателей. Газета печатала рецензии, информации и другие материалы о поэте, прежде всего, написанные Петром Пильским.

В связи со сменой издателя и банкротством издательства М. С. Мильруд вынужден был сообщить Северянину 11 апреля 1931 г.: «Дорогой Игорь Васильевич. Издательство наше возложило на меня неприятную миссию обратиться к Вам с настоящим письмом, которое Вам, к сожалению, особого удовольствия не доставит.

Дело в том, что экономический кризис, охвативший Латвию и соседние страны, давно уже дает себя чувствовать и в деле нашего издательства. Очень пали объявления в газете и начинает сокращаться тираж. Все это вынуждает наше издательство пойти на сокращение расходов. В этом отношении давно уже пришлось предпринять ряд неприятных шагов. Сейчас это сокращение касается и Вас. С 1 мая с. г. мы вынуждены будем прекратить Вам уплату обычного жалования. Это не значит, что мы хотим сокращения Вашей работы у нас, по-прежнему мы очень рады будем возможности печатать Ваши стихи, но они будут оплачиваться построчно (30 сант<имов> за строку), а не входить в счет жалования, как это было до сих пор.

Повторяю, мне крайне неприятно сообщать Вам об этом, но, к сожалению, другого выхода у нас пока нет. Сердечный привет от всей редакции».

5. Рискнул заделаться издателем. — Речь идет о книге «Адриатика» и ее рекламе в газете.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.