Михаил Петров - Памяти Игоря-Северянина

Приближается 60-я годовщина со дня смерти Игоря-Северянина, чья жизнь и творческая биография на протяжении 23 лет была связана с Эстонией. Круглая дата заставляет критически оценить наше отношение к великому русскому поэту и его творческому наследию.

Игорю-Северянину не повезло в том смысле, что пуля-дура не в того угодила и досталась Гумилеву. Что он не оказался по ту сторону литературных траншей, как Маяковский. Что не спился, как Есенин, что не мылил петли в Елабуге, как Цветаева, что не успел быть помянут в Постановлении ЦК КПСС о журналах "Звезда" и "Ленинград", как Ахматова и Зощенко. Возможно, поэтому ему и не досталось хрестоматийного глянца. Зато Игорю-Северянину повезло в том смысле, что в истории русской литературы он остался самим собой.

В 1995 году членами Русской фракции в Рийгикогу была учреждена премия имени Игоря-Северянина (подробности см. в Интернете на www.hot.ee/mvp ). Статут премии суть документ в высшей степени бестолковый и неряшливый, изначально привязанный к уже не существующему институту - Русской фракции Рийгикогу, теперь висит килой на фракции ОНПЭ. За шесть лет трижды - Борису Крячко, Ивану Папуловскому и Арви Сийгу - премия присуждалась посмертно. Причем, писателю Крячко при жизни было отказано в этой чести. В истории премии есть даже отказ принять ее по морально-этическим соображениям.

Все предложения об изменении и дополнении статута держатели премии встречают в штыки. Например, предложения о выработке четких критериев оценки "вклада в культуру" и его "значимости". Сегодня совет по присуждению премии равняет многолетний труд по изучению влияния Ф.М.Достоевского на эстонскую культуру и самопальные литературные монтажи. Или научную деятельность профессора ТГУ и "правозащитную" деятельность лидера нелегального союза. Или написанную кровью книгу о двух долгих странствиях в архипелаг ГУЛАГ с отправлением сытой представительской должности в союзе просветительных и благотворительных обществ. Кому деньги, кому "поощрительный" диплом, кому фига в кармане при жизни и почетный диплом посмертно.

Материалы премии должны были бы образовать специальный фонд в библиотеке, архиве или ином хранилище, доступный широкой общественности. Однако большая часть, если не все исходные материалы уже безвозвратно утрачены. Общественное значение премии фактически равно нулю, а сама премия превратилась в некий политический инструмент, который ОНПЭ извлекает раз в году ради демонстрации его на партийном балу.

Отсюда вывод первый: спасать эту премию уже поздно, устраивать ей пышные похороны пока еще преждевременно. Однако никогда не поздно подумать о достойной замене.

Есть идея присвоить имя Игоря-Северянина одной из таллиннских русских гимназий в назидание потомкам. Инициатива трогательная, особенно в свете скорой ликвидации гимназического образования на русском языке. Кстати, образование самого поэта исчерпывается 4 (четырьмя!) классами Череповецкого реального училища. Однажды мы это уже проходили: повесим мемориальные доски на трех городских театрах, переименуем улицу Херне в Северянинскую и, наконец, поставим памятник поэту на Хярья пеа.

Вывод второй: пытаясь увековечить память поэта, мы что-то делаем не так.

Есть еще один способ почтить память поэта и одновременно пробудить интерес к его творчеству. Я имею в виду конкурсы и викторины. В мае 1997 года организаторы викторины, посвященной 110-летию со дня рождения поэта, немало позабавили меня фразой: "ответы на вопросы викторины приведены в сокращении из призовых работ". Это навело меня на мысль о том, что устроители викторины полагались не на собственные твердые знания, а исключительно на эрудицию конкурсантов. Например, это позволило им записать советского дипломата Александру Коллонтай в родственницы Игоря-Северянина. В действительности Коллонтай находилась с поэтом в весьма отдаленном свойстве, причем через родственников первого мужа матери. Между кровным родством и свойством разница весьма существенная.

Недавно были опубликованы 27 вопросов викторины, посвященной 60-летию со дня смерти поэта. По моему убеждению, устроители и этой викторины понятия не имеют о том, скольким композиторам посвящены стихи Игоря-Северянина или в названиях скольких стихотворениях поэт использовал наименования музыкальных жанров и форм, а также терминов. Одних "ноктюрнов" и "увертюр" наберется более дюжины!

Вывод третий: невозможно быть умнее устроителей даже самой плохонькой викторины.

18 ноября 2001 года.

Читайте также:

Все прогулки с Игорем-Северяниным

Вопросы и ответы к конкурсу М. Петрова

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.