На правах рекламы:

На сайте https://whogrill.ru/ вы найдете лучшие электрические грили.

• Смотрите здесь диван купить.

• По вашему желанию sever ru на лучших условиях.

Продолжение знакомства с поэзией Игоря-Северянина

Стихотворения, ранее выставлявшиеся на главную страницу сайта:
КАПЕЛЬ
СЕРДЦЕ МОЕ... КТО ЖЕ ТЫ?
РОЖДЕСТВО НА ОЗЕРЕ
"ПОКЛОННИЦА"
СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧ
КВАДРАТ КВАДРАТОВ
ЗЕМНОЕ НЕБО
Я К МОРЮ СБЕГАЮ
МОЙ ОТВЕТ
ТРИОЛЕТ О КЛЕНЕ
ЭТО ТОЛЬКО В ЖАСМИН...
БЕТХОВЕН
В ДУБРАВЕ
ПЕРВЫЙ УЛОВ

Стихотворения, связанные с темами сайта:
В БЛЕСТКОЙ ТЬМЕ
ПОЭЗА О КАРАМЗИНЕ
СЕРДЦУ ДЕВЬЕМУ
ХАБАНЕРА II
У.Е.К. МРАВИНОЙ
МОИ ПОХОРОНЫ
В ТУМАННЫЙ ДЕНЬ
СПЕРАТА
ТЫ КО МНЕ НЕ ВЕРНЕШЬСЯ...
СОЛОГУБ
Газэлла XI
ЦВЕТАЕВА
КОГДА ХОРОШЕЕТ УРОД
НАСТУПАЕТ ВЕСНА...

Victoria Regia

РОЖДЕСТВО НА ОЗЕРЕ

В этой местности вечно печально,
Уж когда б я в неё не попал.
Дремлет озеро первоначально
И луны озыбляет опал.

И поросшие соснами горы
(Берега ведь гора на горе!),
Глазки клюквы в болотном просторе
И морошка в живом янтаре,

И к раките подплывшая тихо
И смотрящяя из глубины,
Ключевой и прозрачной, лещиха -
Всё печальной полно тишины.

Десять лет я на озере не был,
И опять потянуло к нему
От прогорклого в городе хлеба
В зимних сумерек серую тьму.

4 января 1936 , озеро Uljaste
Из рукописного сборника "Очаровательные разочарования"

В БЛЕСТКОЙ ТЬМЕ

В смокингах, в шик опроборенные, великосветские олухи
В княжьей гостиной наструнились, лица свои оглупив:
Я улыбнулся натянуто, вспомнив сарказмно о порохе.
Скуку взорвал неожиданно нео-поэзный мотив.

Каждая строчка - пощечина. Голос мой - сплошь издевательство.
Рифмы слагаются в кукиши. Кажет язык ассонанс.
Я презираю вас пламенно, тусклые Ваши Сиятельства,
И, презирая, рассчитываю на мировой резонанс!

Блесткая аудитория, блеском ты зло отуманена!
Скрыт от тебя, недостойная, будущего горизонт!
Тусклые Ваши Сиятельства! Во времена Северянина
Следует знать, что за Пушкиным были и Блок, и Бальмонт!

(1913) Не отсюда ли происходят знаменитые "Нате!" (осень 1913) и "Вам!" (1915) Вл.Маяковского?!

КОГДА ХОРОШЕЕТ УРОД

Смехач, из цирка клоун рыжий,
Смешивший публику до слез,
Был безобразней всех в Париже,
И каждый жест его - курьез.

Но в частной жизни нет унылей
И безотрадней Смехача:
Он - циник, девственнее лилий,
Он - шут, мрачнее палача.

Снедаем скорбью, напоследок
Смехач решил пойти к врачу.
И тот лечить душевный недуг
Его направил... к Смехачу!..

В тот день в семье своей впервые
Урод был истинным шутом:
Как хохотали все родные,
Когда он, затянув жгутом

Свою напудренную шею,
Повиснул на большом крюке
В дырявом красном сюртуке
И с криком: "Как я хорошею!.."

1923 г.

СЕРДЦУ ДЕВЬЕМУ

Сонке

Она мне принесла гвоздику,
Застенчива и молода.
Люблю лесную землянику,
В брильянтовые холода!

Рассказывала о концерте
И о столичном том и сем;
Но видел поле в девьем сердце,
Ручьи меж лилий и овсом...

Я знаю: вечером, за книгой,
Она так ласково взгрустнет,
Как векше, сердцу скажет: "Прыгай!" -
И будет воль, и будет гнет...

С улыбкою, сомкнув ресницы,
Припомнит ольхи и родник
И впишет четкие страницы
В благоуханный свой дневник.

1913 Из сборника "Victoria Regia"

Векша - старорусское название белки.
Сонка - под этим именем в поэзии Северянина скрывается возлюбленная поэта Софья Сергеевна Шемардина, принимавшая участие в его концертах под псевдонимом Эсклармонда Орлеанская. В своих воспоминаниях С.С. Шамардина писала, что именно она познакомила Маяковского с Северяниным зимой 1913 г.

СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧ

В твою мечтальню солнце впрыгнуло
С энергиею огневой,
И, разогревшись, кошка выгнула
Полоски шубы меховой.

И расплескался луч в хрусталиках
Цветочной вазы от Франже,
С улыбкой на диванных валиках
Заметив томики Бурже...

Луч попытается камелии
Понюхать, в тщетном рвеньи рьян.
Разглядывая рукоделия,
Тебе покажет на изъян.

Потом (пойми, ведь солнце молодо
И пустовато, как серсо!)
Чуть-чуть придать захочет золота
Недопитому кюрасо...

О, солнце марта любознательно,
В нем шутка и предвешний хмель!
Смотри, сосет оно признательно
Развернутую карамель...

И все стремится в сердце девичье
Бесцеремонно заглянуть:
Вместилась в грудь строфа ль Мицкевича,
Строфа ль Мюссе вместилась в грудь?

И, напроказничав в мечталенке,
Взглянув кокетливо в трюмо,
Запрячется в конвертик маленький,
В котором ты пошлешь письмо...

1926

ТРИОЛЕТ О КЛЕНЕ

О, если б клен, в саду растущий,
Расправив ветви, улетел!
О, если бы летать хотел
Безмозглый клен, в саду растущий!..

Он с каждым днем всё гуще, гуще,
И вот уж сплошь он полиствел.
Что толку! - лучше бы растущий,
Взмахнув ветвями, улетел!

июнь 1915 , Тойла
Из книги "Тост безответный"

БЕТХОВЕН

Невоплощаемую воплотив
В серебряно-лунящихся сонатах,
Ты, одинокий, в непомерных тратах
Души, предвечный отыскал мотив.

И потому всегда ты будешь жив,
Окаменев во вспененностях девятых,
Как памятник воистину крылатых,
Чей дух - неумысляемый порыв.

Создатель Эгмонта и Леоноры,
Теперь тебя, свои покунив норы,
Готова славить Суета,

На светоч твой, вперив слепые очи,
С тобой весь мир. В ответ на эту почесть -
Твоя презрительная глухота.

1927

КВАДРАТ КВАДРАТОВ

Никогда ни о чем не хочу говорить...
О, поверь! - я устал, я совсем изнемог...
Был года палачом, - палачу не парить ...
Точно зверь, заплутал меж поэм и тревог...

Ни о чем никогда говорить не хочу...
Я устал... О, поверь! изнемог я совсем...
Палачом был года , - не парить палачу ...
Заплутал, точно зверь, меж тревог и поэм...

Не хочу говорить никогда ни о чем...
Я совсем изнемог... о, поверь! - я устал...
Палачу не парить!.. был года палачом...
Меж поэм и тревог, точно зверь, заплутал ...

Говорить не хочу ни о чем никогда!..
Изнемог я совсем, я устал, о, поверь!
Не парить палачу!.. палачом был года!..
Меж тревог и поэм заплутал, точно зверь!..

1910

КАПЕЛЬ

Вы понимаете, что значит
Просолнеченная капель? -
Зима, смеясь, от счастья плачет,
Весны качая колыбель.
О, зиму смерть не озадачит:
Растаять - план её и цель...

...В глазах моих лучится влага -
Капель зимы души моей.
Ах, в ней отчаянья отвага:
Познать восторг последних дней.
Торопит смерть при спуске флага,
И я ... я помогаю ей!

20 февраля 1935 , Тойла
Из рукописного сборника "Очаровательные разочарования"

ПОЭЗА О КАРАМЗИНЕ

Известно ль тем, кто вместо нарда,
Кадит мне гарный дух бревна,
Что в жилах северного барда
Струится кровь Карамзина?

И вовсе жребий мой не горек!..
Я верю, доблестный мой дед,
Что я в поэзии историк,
Как ты в истории поэт!

1912

В ДУБРАВЕ

Мира не переделаешь,
Благородства в него не вложишь,
Черное подло, как белое,
Повсюду одно и то же.

Все партии отвратительны,
Потому что они партийны.
Поэтому с людьми мучительно:
Их подлость почти стихийна.

В деревне ли жить ли, в городе ль,
Ах, люди повсюду люди.
Уж лучше к простору озер идти:
Там все же их меньше будет.

Вздохнешь на безлюдьи чуточку
От взора, вражды и каверз,
Спасительную взяв удочку,
К зеленой идя дубраве...

1927 г.
из неизданного сборника "Литавры солнца"

СЕРДЦЕ МОЕ...

Сердце мое, этот колос по осени,
Сжато серпом бессердечия ближнего,
Сжато во имя духовного голода,
В славу нетленных устоев Всевышнего.

Пусть же слепые жнецы, бессознательно
Сжавшие сердце мне многолюбивое,
Им напитаются с мысленным отблеском
Радуги ясной, сулящей счастливое.

1908. Август.
Из сборника "Ананасы в шампанском"

ЗЕМНОЕ НЕБО

Как царство средь царства, стоит монастырь.
Мирские соблазны вдали за оградой.
Но как же в ограде - сирени кусты,
Что дышат по веснам мирскою отрадой?

И как же от взоров не скрыли небес, -
Надземных и, значит, земнее земного, -
В которые стоит всмотреться тебе,
И все человеческим выглядит снова!

1927

ТЫ КО МНЕ НЕ ВЕРНЕШЬСЯ...

Злате Ты ко мне не вернешься даже ради Тамары,
Ради нашей дочурки, крошки вроде крола:
У тебя теперь дачи, за обедом — омары,
Ты теперь под защитой вороного крыла...

Ты ко мне не вернешься: на тебе теперь бархат;
Он скрывает бескрылье утомленных плечей...
Ты ко мне не вернешься: предсказатель на картах
Погасил за целковый вспышки поздних лучей!..

Ты ко мне не вернешься, даже... даже проститься.
Но над гробом обидно ты намочишь платок...
Ты ко мне не вернешься в тихом платье нз ситца,
В платье радостно-жалком, как грошовый цветок.

Как цветок... Помнишь розы из кисейной бумаги?
О живых ни полслова у могильной плиты!
Ты ко мне не вернешься: грезы больше не маги, —
Я умру одиноким, понимаешь ли ты?!.

1910

СОЛОГУБ

Неуловимо солнце, как дракон.
Животворящие лучи смертельны.
Что ж, что поля ржаны и коростельны? -
Снег выпадет. Вот солнечный закон.

Поэт постиг его, и знает он,
Что наши дни до ужаса предельны,
Что нежностью мучительною хмельны
Земная радость краткая и стон.

Как дряхлый триолет им омоложен!
Как мягко вынут из глубоких ножен
Узором яда затканный клинок!

И не трагично ль утомленным векам
Смежиться перед хамствующим веком,
Что мелким бесом вертится у ног?..

1926

НАСТУПАЕТ ВЕСНА...

Наступает весна... Вновь обычность ее необычна,
Неожиданна жданность и ясность слегка неясна.
И опять - о, опять! - все пахуче, цветочно и птично.
Даже в старой душе, даже в ней наступает весна!

Мох в еловом лесу засинел-забелел в перелесках.
О, подснежники, вы - обескрыленные голубки!
И опять в ущербленьях губчатых, коричневых, резких
Ядовитые ноздри свои раздувают сморчки.

И речонка безводная вновь многоводной рекою
Стала, рыбной безрыбная, сильной лишенная сил,
Соблазнительною, интересною стала такою,
Что, поверив в нее, я удилище вновь оснастил.

Я ушел на нее из прискучивших за зиму комнат,
Целодневно бродя вдоль извилин ее водяных,
Посещая один за другим завлекающий омут,
Где таятся лохи, но кто знает - в котором из них?

Этот лох, и сморчок, и подснежник незамысловатый,
Эта юнь, эта даль, что влекуще-озерна-лесна,
Все душе, упоеньем и радостью яркой объятой,
Говорит, что опять, что опять наступает весна!

Toilla
7 мая 1932 г.

У.Е.К. МРАВИНОЙ

Мравина и колоратура -
Это ль не синонимы и стиль?
Догорела лампа. Абажура
Не схранила выблеклая Джильда:
Нет ни лампы, ни надлампника, -
Все сгорело...
(Недосмотр неопытного рампника?..)
Отчего так жутко-онемело
Поднялась навстречу мне она?
И она ли это? Как больна! -
Ничего от Мравиной. Тень тени.
Ветка перееханной сирени,
И бокал, извиненный до дна.

Ялта. 1913. Март
Мравина - Мравина Евгения Константиновна (1864 - 1914) - выдающаяся русская певица, приходилась троюродной сестрой И. Северянину.

"ПОКЛОННИЦА"

Приехала из Петрограда
Поклонница и - вот досада! -
Блуждает целый день вдоль сада,
Неинтересна и суха.

Мне пишет пламенные письма.
Пойди, Барбос, старушку высмей,
Полай, кусни!.. Встречался ты с ней?
А я - подальше от греха:

Боюсь, не удержусь и резко
Наговорю ей, не без блеска,
Что в море, право, больше плеска,
Чем в письмах пошлых и тупых...

Что эти письма и букеты
Мешают мне писать сонеты,
И что лишь для того и лето,
Чтоб летом отдохнуть от них...

Избрала б цензора иль гуся
И поклонялась им, не труся,
А у меня - моя Маруся,
И я давно ее жених.

1915 Май. Эст.-Тойла
Из сборника "Тост безответный"

Я К МОРЮ СБЕГАЮ

Я к морю сбегаю. Назойливо лижет
Мне ноги волна в пене бело-седой,
Собою напомнив, что старость все ближе,
Что мир перед новою грозной бедой...

Но это там где-то. Сегодня все дивно!
Сегодня прекрасны и море и свет!
Сегодня я молод, и сердцу наивно
Зеленое выискать в желтой листве.

И хочется жить, торопясь и ликуя,
Куда-то стремиться, чего-то искать...
Кто в сердце вместил свое радость такую,
Тому не страшна никакая тоска!

1930

КТО ЖЕ ТЫ?

Гой ты, царство балагана!
Ты. сплошная карусель!
Злою волей хулигана
Кровь хлебаешь, как кисель...

Целый мир тебе дивится,
Все не может разгадать:
Ты - гулящая девица
Или Божья благодать?

1925

МОИ ПОХОРОНЫ

Меня положат в гроб фарфоровый,
На ткань снежинок яблоновых,
И похоронят (...как Суворова...)
Меня, новейшего из новых.

Не повезут поэта лошади -
Век даст мотор для катафалка.
На гроб букеты вы положите:
Мимоза, лилия, фиалка.

Под искры музыки оркестровой,
Под вздох изнеженной малины -
Она, кого я так приветствовал,
Протрелит полонез Филины.

Всё будет весело и солнечно,
Осветит лица милосердье...
И светозарно, ореолочно
Согреет всех моё бессмертье!

1910

СПЕРАТА

Нас двадцать лет связуют - жизни треть,
И ты мне дорога совсем особо,
Я при тебе хотел бы умереть:
Любовь моя воистину до гроба.

Хотя ты о любви не говоришь,
Твое молчанье боле чем любовно.
Белград, Берлин, София и Париж -
Все это только наше, безусловно.

Всегда был благосклонен небосклон
К нам в пору ту, когда мы были вместе:
Пусть в Сербии нас в бездну влек вагон,
Пусть сотрясала почва в Бухаресте,

Пусть угрожала, в ход пустив шантаж,
Убийством истеричка в Кишеневе, -
Светло всегда оканчивался наш
Нелегкий путь, и счастье было внове.

Неизвиняемо я виноват
Перед тобой, талантом налитая,
Твоих стихов отчетлив аромат,
По временам из дали налетая.

Тебя я знал, отвергнувшую ложь,
В веселом, вешнем платьице подростка.
Тобой при мне, тобою гордым сплошь,
Ах, не одна уловлена лососка!

А как молитвенно ты любишь стих
С предельной предусмотренной красою.
Твой вкус сверкает на стихах моих
Лет при тебе живящею росою.

Тебе природа оказала честь!
Своя ты в ней. Глазами олазоря
Сталь Балтики, как любишь ты присесть
На берегу, мечтаючи, дочь моря!

С улыбкой умягченной, но стальной
Презрела о поэте пересуды,
Простив ему заране в остальной -
Уже недолгой! - жизни все причуды...

Одна мечта: вернуться бы к тебе,
О, невознаградимая утрата!
В богоспасаемой моей судьбе
Ты героиня Гёте, ты - Сперата. 1941

Газэлла XI

Я помню весеннее пенье весла,
За взлетом блестящим паденье весла.

Я помню, как с весел струился рой брызг,
В руке твоей твердо движенье весла.

Когда ты гребла, в сердце стих возникал:
Он зачат, сдается, в биенье весла.

Когда ты гребла, музыкально гребла,
Не брызги текли, - упоенье с весла.

И вся ты в полете была золотом, -
Так златно твое окрыленье весла!

МОЙ ОТВЕТ

Еще не значит быть сатириком -
Давать озлобленный совет
Прославленным поэтам-лирикам
Искать и воинских побед...

Неразлучаемые с Музою
Ни под водою, ни в огне,
Боюсь, мы будем лишь обузою
Своим же братьям на войне.

Мы избалованы вниманием,
И наши ли, pardon, грехи,
Когда идут шестым изданием
Иных "ненужные" стихи?!

- Друзья! Но если в день убийственный
Падет последний исполин,
Тогда ваш нежный, ваш единственный,
Я поведу вас на Берлин!

1914 Зима

ПЕРВЫЙ УЛОВ

Как трогателен колкий окушок,
Тобой на днях уловленный впервые!
Смеялась глуповато-хорошо,
Таща его в часы вечеровые.

О, видел я, как ты была горда
Сознаньем первой выловленной рыбы.
Ты в этот миг постигла города:
Не более, чем каменные глыбы.

Благословен да будет твой улов,
От города навек тебя отнявший,
Отдавший мне тебя без лишних слов
И пробудивший нежность к речке нашей.

Я не устану славить некий шок,
Тебя потрясший вдруг при первой рыбе.
Как восхитителен твой окушок,
На вечеревшем пойманный изгибе.

27 октября 1935. Таллинн

ЭТО ТОЛЬКО В ЖАСМИН...

Это только в жасмин... Это только в сирень...
Проклинается город надрывно...
Заночеет бело,- и в простор деревень
Окрыляется сердце порывно...

И не хочется сна... И зачем ты один?..
Кто-то бродит в ничем... Что-то в ком-то...
Это только в сирень... Это только в жасмин...
Это только узоры экспромта...

1912. Весна

ЦВЕТАЕВА

Блондинка с папироскою, в зеленом,
Беспочвенных безбожников божок,
Гремит в стихах про волжский бережок,
О в персиянку Разине влюбленном.

Пред слушателем, мощью изумленным,
То барабана дробный говорок,
То друга дева, свой свершая срок,
Сопернице вручает умиленной.

То вдруг поэт, храня серьезный вид,
Таким задорным вздором удивит,
Что в даме - жар и страха дрожь - во франте ...

Какие там "свершенья" ни верши,
Мертвы стоячие часы души,
Не числящиеся в ее таланте ...

1926.
Из книги "Медальоны"

В ТУМАННЫЙ ДЕНЬ

Дождь летит, студеный и ливучий,
Скрыв в тумане глубокую Россонь.
Слышен лязг невидимых уключин
Сквозь промозглую над нею сонь.

Стала жизнь совсем на смерть похожа:
Все тщета, все тусклость, все обман.
Я спускаюсь к лодке, зябко ёжась,
Чтобы кануть вместе с ней в туман.

И плывя извивами речными, -
Затуманенными , - наугад,
Вспоминать, так и не вспомнив, имя,
Светом чьим когда-то был объят.

Был зажжен, восторгом осиянный,
И обманным образом сожжен,
Чтоб теперь, вот в этот день туманный,
В лодке плыть, посмертный видя сон.

26 октября 1938 года. Saarkula.

ХАБАНЕРА II

Вонзите штопор в упругость пробки, -
И взоры женщин не будут робки!..
Да, взоры женщин не будут робки,
И к знойной страсти завьются тропки...

Плесните в чаши янтарь муската
И созерцайте цвета заката...
Раскрасьте мысли в цвета заката
И ждите, ждите любви раската!..

Ловите женщин, теряйте мысли...
Счет поцелуям - пойди исчисли!..
А к поцелуям финал причисли, -
И будет счастье в удобном смысле!..

1909

Читайте также:

Избранные стихи Игоря-Северянина

Сборник "Классические розы" (1930г.)

Избрание "Короля поэтов"

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.