На правах рекламы:

• Грейт плейнс читать далее.

Ю.А. Ахмедова. «Синестезия как элемент идиостиля» (На примере лирики Игоря-Северянина)

Синестезия образного ряда релевантна для лирики Игоря-Северянина и говорит о напряженности человеческих чувств, об активном восприятии мира1. Синестезия при построении образов, реализующаяся с помощью языковых единиц различных уровней, обусловлена не желанием украсить стих, а особенностью мышления, точнее восприятия автора.

Иа фонетическом уровне маркером синестезии могут служить аллитерация, ассонанс и даже анаграмма.

В сонете И.-Северянина «Тома» ассонанс («и», «е»; «у», «а», «ю»; «а», «о») сопровождается аллитерацией («с», «д»; «р») и образует анаграмму, которая понимается как фрагмент слова, распределяющийся по тексту и дополнительно скрепляющий его.

Им сердце флейтой трелит в унисон.
Лия лучи сверкающих созвучий.

Слух пьёт узор нюансов увертюр.
Крыла ажурной грацией амур
Колышет грудь кокетливой Филины.

А вот страна, где звонок аромат...
      «Тома» (1912).

Эвфония приёма совмещения аллитерации и ассонанса очевидна (анаграмма является следствием данного совмещения). Музыкальность, певучесть фразы из-за обилия гласных, обусловлена тем, что Амбруаз Тома (1811 — 1896) был композитором. Визуальные образы сонета, ассоциируются с персонажами, действием лирических опер и с пением. То есть, при воссоздании образа возникают ощущения соответствующие другому органу чувств.

Звукопись также является отражением синестетического восприятия, когда состав звуков соответствует изображаемой картине.

Ни стрекотанье ветреной цикады...
      «Вячеслав Иванов» (1926).

Аллитерация может образовывать семантико-фонетические единства с элементами какофонии, которые выражают отрицательные эмоции.

Так: ядосмех сменяла скорби спазма...
      «Уайльд» (1911).

Какофонический эффект, созданный с помощью переизбытка свистящих иллюстрирует отрицательную семантику слов, передает чувства героя или автора, показывает, какова была эта «скорби спазма».

Автор рисует картину и тут же озвучивает её. Ассонансы и аллитерация, как стремление к внутренней гармонии стиха, отражение звуко-образного единства релевантны для лирики основоположника эгофутуризма и часто являются доминирующим фонетическим приемом в тексте.

Месяц гладит камыши
Сквозь сирени шалаши...
Всё душа, и ни души.

Всё — мечты, всё — божество,
Вечной тайны волшебство,
Вечной жизни торжество.

Лес — как сказочный камыш,
А камыш — как лес-малыш.
Тишь — как жизнь, и жизнь — как тишь.

Колыхается туман —
Как мечты моей обман,
Как минувшего роман...

Как душиста, хороша
Белых яблонь пороша...
Ни души, и всё — душа.
      «Nokturn» (1908).

Интересна многоуровневость аллитерации. «Ш» доминирует (звук входит в основной концепт творчества и стихотворения — «душа»). Аллитерации второго порядка («в», «к», «м», «д»), организуют семантикофонетические поля терцетов. Аллитерация «с», заданная в первом трехстишии, почти незаметно проходит через первые терцеты. Ноктюрн — многочастное инструментальное музыкальное произведение, каждый звук сонета ассоциируется с голосом какого либо инструмента, сопровождающего основное звучание «ш» в своем терцете. Аллитерация «ш» организует мелодику стиха, передает основные тоны — легкий шелест камыша, звучание ночной тишины («Noktum» от латинского noctumus — ночной). Музыкальность определяется и перетекающими друг в друга, плавно меняющимися ассонансами «а», «ы», «у» (первый терцет), «о», «е» (второй терцет), «е», «а», «ы» (третий терцет) и т. д.

С помощью аллитерации слова могут выражать не только значение, образ, звучание но и постепенное заглушение, отсутствие звуков.

Ты в комнаты вечерний впустишь воздух,
О ледяных задумаешься звёздах,
Утончишь слух, найдёшь для тела тишь.
      «Бодлер» (1926).

Каждое из формальных действий объединено единой начальной согласной («в», «з», «т»): приём подчёркивает семантические мини-концентры и постепенное снижение звучности. Однако основным фактором, создающим «тишь» являются конечные глухие «х», «ш». Они заглушают звук, подтверждая, что действия в сонете не имеют физического звучания. Когда концентрация глухих, в частности «х», «ш» достигает предельности, наступает «тишь», даже последняя буква на конце слова не имеет звучания («ь»).

Таким образом, на фонетическом уровне текста синестезия часто является причиной возникновения и контаминации ассонанса, аллитерации и анаграммы (фрагмент слова, распределяющийся по тексту и дополнительно скрепляющий его). Перечисленные приемы становятся неотъемлемым элементом идиостиля И.-Северянина, который декларирует это в одном из своих лозунгов «4. смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы»2.

Одним из источников выразительности лирики И.-Северянина являются неологизмы.

Пытаясь выразить при построении целостного образа оттенки смысловых элементов, автор часто использует сращение наречий и имен прилагательных (наречий, причастий) при дефисном написании слова. Данную группу неологизмов можно отнести к авторским новообразованиям, то есть словам, придуманные писателями для конкретного контекста по сравнительно продуктивным моделям, но требующим определенной доли фантазии: «улыбка безлучно-стальная» («Предостерегающая поэза» (1912)), «блекло-шумная тишина» («Морская памятка» (1912)), «лилово-изнеженный крен» («Мороженное из сирени» (1912)), «ало-желчный лесосон» («Регина» (1913)) и т. д.

Её лорнет надменно-беспощаден,
Пронзительно-блестящ
её лорнет.
      «Гиппиус» (1926).

Зрительный образ «блестящ» достигает такой силы, что вызывает тактильные ощущения «пронзительно» («пронзить»).

Душа благоуханно-молодая
Умучена законом дикаря.
      «Арцыбашев» (1927).

«Душа» обладает не только возрастом, но и запахом «благоуханно».

Прозрачно капли отбивают дробь
В них серебристо-радостная скорбь...
      «Григ» (1927).

«Капли» прозрачны настолько, что, кажется, прозрачен и сам звук их падения («дробь»), А эмоция «радостная скорбь» вызывает цветовые ассоциации («серебристо»).

Метафорические эпитеты отражают авторскую оценку образа, авторские впечатления, видение, ощущение мира, обладают экспрессией и эмотивностью.

Ярко прослеживается синестезия образного ряда. И.-Северянин стремиться максимально наполнить слово, совместить наглядно-чувственные и понятийно-логические компоненты. Неразрывность впечатления, внутреннее единство, гармония метафоры подчёркиваются дефисным написанием сложных прилагательных.

Широко представлены проявления полирецепторного восприятия на лексическом уровне текста. Для лирики поэта характерно восприятие нематериального, невещественного как материального, обладающего движением, эмоциональным составляющим, цветом, запахом и даже способным иметь человеческие качества. У И.-Северянина много подобных примеров, в том числе с использованием синестетических образов:

Глаза его мелодий ярко-сини...
      «Россини» (1917).

Слух пьёт узор нюансов увертюр...
      «Тома» (1912).

Автору сонета присуще всестороннее (полирецепторное) восприятие действительности, он ощущает мир как гамму постоянно меняющихся ощущений.

Все эти краски ароматов, всю филигранность настроений
Я ощущаю белой ночью у моря, спящего в стекле,
Когда, не утопая, тонет лимон луны в его сирени
И, от себя изнемогая, сирень всех нежит на земле.
      «Berceuse сирени» (1918).

Жизнь простотой своею глубока.
Пока я ощущать могу её,
Да славиться дыхание твоё!
      «Хвала полям» (1921).

Я чувствую, как тают облака
В весенний день на небе бирюзовом,
Как кто-то стих чарует полусловом...
И чей-то вздох... И чья-то тень легка...

Я чувствую, как угасает май,
Томит июнь и золотятся жатвы...
      «На мотив Фофанова» (1911).

Синестезия образного ряда характерная черта лирики поэта. Только в цикле «Медальоны» представлено 164 метафоры с использованием синестетических образов.

Я чувствую, как музыкою дальней
В мой лиственный повеяло уют.
Что это там? — фиалки ли цветут?
      «Мирра Лохвицкая» (1926).

Звуковое восприятие в данном случае трансформируется в обонятельное с помощью таких глаголов восприятия как «чувствую», «повеяло».

Кто в кружева вспененные Шопена,

Благоуханные, не погружал
Своей души? кто слаже не дрожал,
Когда кипит в отливе лунном пена.
      «Шопен» (1926).

Звук передается через зрительные и обонятельные ассоциации-метафоры (первая и вторая строки). Общеязыковой синестетический метафорический эпитет «слаже»3 (вкусовое восприятие), позволяет точнее выразить ощущение.

На морфологическом уровне релевантным для И.-Северянина является употребление определенных семантических групп глаголов, причастий и деепричастий. Широко представлен один из ведущих концептов «Медальонов» «вода» (34 примера). «Луч» у И.-Северянина «лиётся» («Чириков») — совмещение зрительного и тактильного восприятия. «Гнев» «омывает» («Тютчев») — слияние эмоционально-чувственных и понятийнологических компонентов порождает зрительно-тактильные образы. «Слух» «пьёт» («Верди») — слуховые ассоциации порождают тактильные ощущения. «Свет» «струиться» («Роллан») — зрительные ассоциации порождают тактильные ощущения. А «людские души» можно «напоить полынью» («Жеромский») — эмоции воздействуют на восприятие вкусовых анализаторов. Для автора «Медальонов» невещественное и нематериальное вещественно, материально и значимо. Эмоция, образ, звук настолько насыщены, что ощущаются как поток, то есть обладают определенными физическими характеристиками (плотностью (сравнимой с плотностью воды), температурой, цветом и т. д). «Вода» постоянно меняет свои проявления. Мир изменяется и вызывает в авторе яркие полирецепторные ощущения. Концепт «вода» как отражение постоянного изменения мира и человека является элементом идиостиля автора. Постоянно изменяющийся мир и восприятие этого мира человеком лежат в основе лирики И.-Северянина. Подобное восприятие мира созвучно утверждениям французского философа Анри Бергсона (1859 — 1941) из книги «Творческая эволюция» (1907): «Мы только ищем точный смысл, какой придает наше сознание слову "существовать", и мы находим, что для сознательного существа это значит изменяться...»4.

В сонете И.-Северянина «Бизе» (1926) из цикла «Медальоны» представлена яркая картина, иллюстрирующая процесс полирицепторного восприятия.

Искателям жемчужин здесь простор:
Ведь что ни такт — троякий цвет жемчужин.
То розовым мой слух обезоружен,
То черный власть над слухом распростер.

То серым, что пронзительно остёр,
Растроган слух и сладко онедужен,
Он греет нас...

Первая строка сонета заставляет нас обратиться к опере французского композитора Жоржа Бизе «Искатели жемчуга» (1863), которая состоит из трех действий («троякий цвет жемчужин»). Третья, четвертая, пятая и шестая строки фрагмента представляют собой три синегдохи-метафоры, основанные на сходстве субъективного восприятия и на связи между предметом и его частью. «Обезоружен», «растроган», «онедужен» автор сонета, над ним «распростер власть» чёрный цвет жемчужин. И.-Северянин «обезоружен» музыкой, открыт для музыки, которая вызывает в нём цветовые ассоциации («розовым»). Семантика глагола «распростёр» подчёркивает власть, влияние на автора второй цветовой ассоциации («чёрный»).

Распростереть (книжн.). 2. перен. Распространить, направить на что-н., охватить своим влиянием (ритор.).5

Музыка не просто отражается, но и воспринимается автором через зрительно-звуковые образы. «Серый» у И.-Северянина «пронзительно остёр», то есть ощущается очень конкретно, вещественно. Цвет имеет звуковые («пронзительно») и пространственные характеристики («остёр»), И «остро», то есть почти больно глазам автора. Происходит раскрытие темы («троякий цвет»), заданной во второй строке. Синестезия (объединение слуховых, зрительных, осязательных, пространственных ощущений) усиливается субстантивацией прилагательных — «розовый», «чёрный», «серый». Цвет является фактически активным действующим субъектом (не смотря на то, что «розовым» и «серым» выступают в функции дополнения и стоят в Творительном падеже). Повторяющийся союз «то» выражает переливы, перетекания, смену цветовой гаммы.

«Он» в последней строке фрагмента — это «цвет». Зрительные образы синестетичны, вызывают тактильные, тепловые ощущения, не только у автора, а у всех, кто слушает музыку Жоржа Бизе. Автор объединяет себя с другими слушателями (личное местоимение «нас»). Возможно, синестезия в данном случае переплетается с метафорой: «цвет» (музыка) «греет» наши души, близок нам. И выражение «греет нас» попытка показать и психологическое состояние, и физическое ощущение. Семантика тепла (при восприятии произведений писателя, композитора) встречается в сонетах И.-Северянина «Бальзак» (1925), «Бунин» (1925), «Верди» (1926), «Достоевский» (1926) и др.

В пронизывающие холода
Людских сердец и снежных зим суровых
Мы ищем согревающих, здоровых
Старинных книг, кончая день труда.

У камелька, оттаяв ото льда
Мы видим женщин, жизнь отдать готовых...
      «Бальзак» (1925).

Его улыбка — где он взял её? —
Согрела всех мучительно-влюблённых...
      «Достоевский» (1926).

Активизируя с помощью синестезии чувственно-образное восприятие читателей, автор создаёт собственный мир, не менее реальный, чем окружающая его действительность. Автор стремится создать полные, реальные, значимые для читателей образы, дать им оценку, наполнить эмоциями, воссоздать поток полирецепторных ощущений, которые воспринимает он сам и органически совместить знаковые поля сонетов с ассоциативно-семантическим рядом, вызванным проявлением образности героев своих произведений. Таким образом, синестезия является неотъемлемой частью идиостиля автора, причиной своеобразия индивидуального слога. Синестезия определяет специфику образности И.-Северянина и помогает «воспринять языковое оформление ощущений как единство, как систему»6.

Примечания

1. Флоря А.В. Русская стилистика. Курс лекций: Словообразование. Лексикология. Семантика. Фразеология. — Орск: Изд-во ОГГИ, 2003б. с. 53.

2. Северянин И. Стихотворения и поэмы, 1918—1941 / Сост., послесл и примем. Ю. Шумакова. — М.: Современник, 1990. — с. 384.

3. Сладкий. Вообще услаждающий чувства. [Даль 2003. т. 4, с. 85].

4. Бергсон А. «Творческая эволюция», с. 6 — http://bergson-a.mcgalib.ru/mcgadatc/bcrgson/1.html.

5. Толковый словарь русского языка. Главная редакция Б.М. Волошин и проф. Д.Н. Ушаков. Москва. 1939 г. т. 3, с.1245.

6. Брандес М.П. Стилистика текста. Теоретический курс: Учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Прогресс-Традиция; ИНФА-М, 2004. — С. 289.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.