На правах рекламы:

• Повесить карниз еще на сайте.

Письма В. Я. Брюсову

1

19 октября 1911 г.

Светлый Валерий Яковлевич!
Человек, создавший в поэзии эру, не может быть бездарным: я ценю Вас, как — в свое время — новатора. Ваши поэзы, вроде сонаты «Возвращение», не могут мне не нравиться. Правда, я не причисляю себя к восторженным Вашим поклонникам, но читаю Вас всегда внимательно и с удовольствием: Вы свежий и интересный, стиль Ваш изысканно-прост, у Вас острые и волнующие ассонансы, льдяная пылкость, и Вы — гордый и мудрый. С радостью послал Вам имевшиеся у меня книжки. Буду признателен, если и Вы пришлете мне. У меня имеется только т. III «Путей и перепутий». «Бюро газетн<ых> вырезок», где я состою абонентом, доставило мне Вашу заметку о «Электр<ических> стихах» (Русская мысль, № 7, 1911 г.). Других заметок и статей я, к сожалению, не читал. Теперь я работаю над циклом «Эго-футу-ризм», и страдания мои, думаю, Вам понятны. Участились сердечные припадки, и, вероятно, я долго не проживу. <Как> Пугает меня эта мысль: я еще не оправдал себя.

С добрым к Вам чувством.
1911 окт., 19. СПб.
Игорь-Северянин

2

20 февраля 1912 г.

Светлоуважаемый Валерий Яковлевич! Вы доставили мне яркое удовольствие присылом своих книг, и я душевно благодарю Вас за Вашу любезность.

Ваша тонная поэза, ко мне обращенная, вдохновила меня на отклик, который я и посылаю Вам при этом письме.

Второе издание тома III я, к сожалению, не могу выпустить теперь же, хотя Ваше компетентное мнение о нем было бы для меня чрезвычайно интересным и — я прибавлю — ценным.

Издателей я не беспокою; они же, очевидно, пока во мне не заинтересованы. Однако верю, все устроится в будущем.

На днях выходит моя новая тетрадь, и я, конечно, тотчас же вышлю ее Вам.

Какое впечатление произведет она на Вас? Душевно к Вам влекомый

1912. II, 20
Игорь-Северянин

На летуне
(Валерию Брюсову)

Король на плахе. Королевство —
Уже республика; и принц
Бежит, сестры спасая девство,
В одну из моревых провинц.

И там, в улыбности привета,
У острых шхер, у сонных дюн,
Их ждет — и палуба корвета,
И комфортабельный летун.

Вперед! — осолнечен пропеллер,
Стрекочет, ветрит и трещит;
Моторолет крылит на север,
Где ощетинен бора щит.

Скорбит принцесса. В алой ленте
Лукавит солнце, как Пилат.
Злодея мыслит в президенте
Беглец из мраморных палат...

И, очарованный полетом,
Дарит пилоту комплимент,
Не зная, что его пилотом —
Никто иной, как президент!

1912. II, 17
Игорь-Северянин

3

8 мая 1912 г.
1912. Май, 8. Столица на Неве

Мне дорогой Валерий Яковлевич!
Вчера у меня состоялось заседание дирекции «Петерб<ургского> глашатая», на котором восторженно, — и единогласно постановлено: просить Вас оказать нам честь стихотворением для альманаха нашей газеты, посвященного памяти К. М. Фофанова, и выходящего в свет 17-го мая. Содержание его будет вне определенной темы, и любое Ваше произведение украсит первый столбец первой страницы.

Сегодня, в 10 час<ов> утра, весь материал сдан в набор, и я извиняюсь перед Вами, беспокоя Вас ожиданием в ближайшие дни Вашей рукописи: генеральная корректура будет подписана 16-го мая утром.

Номер же третий «Петерб<ургского> гл<ашатая>», в котором идет передовая статья г. Игнатьева о Вашем четвертом томе, выходит 27-го августа, после чего газета начнет выходить ежемесячно.

Ваше поручение передано мною вчера Грааль-Арельскому.

Порывно благодарю Вас за Ваше великодушевное письмо, меня окрыляющее.

На днях у меня начался пятый толстый том «Критики о моем творчестве», критики бездарной, завистливой и мною ослепленной: тщательно собираю все вырезки, чтобы ознакомить с ними моего подрастающего читателя.

Я лазорево смотрю в Ваши глаза.

Светлый Титан!

Любящий и уважающий Вас
Игорь-Северянин

4

24 мая 1912 г.

Мне дорогой Валерий Яковлевич!
Радостно благодарить Вас за Ваш щедрый и прекрасный дар нашему изданию.

Крылю Вам свой сердечный привет, сердечную признательность. Надеюсь, Вы и впредь не оставите наше издание своим вниманием.

Это лето я хочу проводить всюду, и, если Вы вспомните обо мне, направляйте, пожалуйста, письма на мой постоянный столичный адрес.

Давно собираюсь Вам сообщить, что Грааль-Арельский и Георгий Иванов, «оставаясь со мною в лучших отношениях», в ректориате Академии Эгопоэзии больше не состоят и «Футуризму не сочувствуют»: гг. синдики «Цеха поэтов» «нашли несовместимым и то и другое», и вот — «им пришлось делать выбор»...

Все это, конечно, смешно, но и грустно: Гр<ааль>-Ар<ельский> — одаренная натура, а Иванов обладает вкусом. Впрочем, мне остается только преклониться перед их решением... Прошу Вас принять мои блестящие пожелания, дорогой Валерий Яковлевич!

Любящий и уважающий Вас
Игорь-Северянин

1912 Столица на Неве Май, 24

5

30 сентября 1912 г.

Мне дорогой Валерий Яковлевич!
Это лето я провел в Веймарне, в четырех часах езды от Петербурга, и неоднократно мечтал написать Вам оттуда, но полагал, что Вы в отъезде и письмо мое может не застать Вас в Москве.

Только в августе — мне привезли на дачу «Русскую мысль» с Вашим обзором текущей поэзии, и теперь, надеюсь, что Вы уже дома, я выражаю Вам за Вашу заметку обо мне сердечную благодарность и свое постоянное признательное воспоминание.

Вскоре владелец газеты «Петерб<ургский> глашатай» издает третий альманах - «Орлы над пропастью» — и, вследствии этого, ведет в настоящее время переговоры с Ф. К. Сологубом, который, кажется, примет участие в нем. Пока я еще остаюсь сотрудником этой газеты, так как г. Игнатьев, во внимание к моей категорической просьбе, решил впредь воздерживаться от «выявлений» вроде «инкрустаций» второго альманаха... Ныне подобные «трюки» я нахожу уже излишними даже для газеты, а в альманахах их положительно недопустимыми. В случае игнорирования моего «ультиматума» я немедленно выхожу из состава Дирекции.

Я горячо хотел бы просить Вас прислать что-либо и для третьего альманаха, но я этого не делаю, боясь злоупотреблять Вашей трогательной любезностью.

В заключение мне хочется Вам сказать о своем страстном желании видеть Вас лично, и, я надеюсь, если Вы будете в Петербурге, Вы доставите мне случай говорить с Вами: я живу там же: Средняя Подьяческая, 5.

Любящий и уважающий Вас
Игорь-Северянин

30 сент. 1912 г. СПб.

P. S. Вернулся из Веймарна 1 сент<ября>. И весь этот месяц собирал по просьбе С. А. Венгерова био-библиограф<ические> о себе сведения для его труда: «Русск<ая> лит<ература> XX века» (изд. т-ва «Мир»). И. С.

6

10 октября 1912 г.
1912. X. 10

Мне дорогой, мой светлый Валерий Яковлевич! Не умея прозно благодарить Вас за Ваш новый драгоценный дар, обращаюсь к Вам, в свою очередь, с сонетом. Примите его, не осудив строго: это — почти импровизация, но она, — я чувствую, — органична. Вдохновенно ожидаю Вас к себе в конце октября, — я так рад Вам!

Любящий и уважающий Вас Игорь-Северянин

«Орлы над пропастью» в наборе. Ваш сонет отправлен сегодня в типографию.

Валерию Брюсову
Сонет-ответ
(Акростих)

Великого приветствует великий.
Алея вдохновением. Блестит
Любовью стих. И солнечные блики
Елей весны ручьисто золотит.

Ручьись, весна! Летит к тебе, летит
Июнь, твой принц, бессмертник неболикий!
Юлят цветы, его гоньбы улики...
Божит земля, и все на ней божит.

Рука моя тебе, собрат — титан!
Юнись душой, плескучий океан!
Самодержавный! мудрый! вечный гордо!

О близкий мне! Мой окрылитель!
Ты -Ваятель мой! И царство красоты —
У нас в руках. Мне жизненно! мне бодро!

1912. Октябрь
Игорь-Северянин

7

20 ноября 1912 г.

Мне дорогой Валерий Яковлевич!
Только третьего дня я встал с постели, в которой пролежал около двух недель: инфлюэнца, осложнившаяся ветрооспой. Теперь я чувствую себя очень слабым.

В бытность Вашу в Петербурге поджидал Вас еще раз к себе, и весьма сожалел, что, по постоянной своей рассеянности, не узнал от Вас Вашего невского адреса: был лишен удовольствия отдать Вам ласковый визит. Но я надеюсь, что Вы, когда вновь будете в Петербурге, — доставите мне новую радость, заехав ко мне. Забастовки и небрежность наших типографий сделали то, что альм<анах> «Орлы над пропастью» вышел в свет только на днях, а мой «Эпилог» выйдет на две недели позднее назначенного срока. После выхода упомянутого альманаха я вышел из состава Дирекции и больше не сотрудничаю в изданиях «Петерб<ургского> глашатая».

Я мотивирую свой уход желанием одиночества и баснословной добротой И. В. Игнатьева, пропагандирующего людей, отстоящих на «почтительном» от Поэзии расстоянии...

Покончив все дела с «Петерб<ургским> глашатаем», я выражаю Вам, душевноценимый Валерий Яковлевич, свою горячую благодарность за Ваше могущественное сотрудничество в альманахах. Вы сделали этим для меня очень и очень многое, и я бессмертно с Вами душой и мыслью.

Мама просит Вас принять ее уважение, сердечный привет и искреннюю признательность.

Любящий и уважающий Вас
Игорь

P. S. Пользуясь Вашим любезным разрешением, я доставлю Вам вскоре 15—20 избранных пьес. Быть может, Вы найдете среди них подходящие для Вашей «Русской мысли».

20-го ноября 1912 г.

8

10 декабря 1912 г.

Мне дорогой Валерий Яковлевич!
Я очень признателен Вам за честь, мне оказанную, и с истинным удовольствием, теперь же принимаю первое из Ваших любезных предложений: читать поэзы в «Обществе Свободной Эстетики». Гонорар, Вами означенный, я, конечно, нахожу достаточным, но Вы простите меня за откровенность, я хотел бы просить половину его авансом — для дороги в Москву: у меня постоянное безденежье.

Если аванс возможен, я каждый день в Вашем распоряжении, ожидая указания Вами свободного четверга.

О втором Вашем предложении мне хочется переговорить с Вами лично: считаю радостною обязанностью быть у Вас.

От всего сердца благодарю Вас за Вашу ко мне сердечность.

Любящий и уважающий Вас
Игорь-Северянин

1912. XII, 10.

9

17 декабря 1912 г.

Мне дорогой Валерий Яковлевич!
Я очень благодарю Вас за аванс и за любезное приглашение завтракать у Вас в среду, которым — к искреннему моему сожалению — воспользоваться не смогу, так как по важным причинам, я сообщу их Вам лично, приеду в Москву в четверг, около двух дня. С вокзала я еду к двоюродной сестре, откуда позвоню Вам по телефону, и, если Вы будете дома, попрошу разрешения Вас посетить. Билет я уже купил, — трудно было получить: масса публики. Итак, до ясной встречи.

Любящий и уважающий Вас Игорь-

17 дек. 1912.

10

1 января 1913 г.
1 янв. 1913 г. Петербург

Глубокоуважаемый и дорогой Валерий Яковлевич!
Приветствую Вас с годом, новым и радостным, уже чувствуя новую весну — новые упоения и восторги.

Передайте, пожалуйста, Иоанне Матвеевне, светлой и ласковой, мои сердечные поздравления, воспоминания.

Я светло обрадован Москвой, и Вам, светозарный и близкий, — моя пламенная благодарность.

За последние дни мне нездоровилось; <и> я написал в них «Поэму моего отрочества», которая будет помещена вскоре в «Современнике».

Новогодье я встречал у милого Федора Кузьмича, где было всего семь человек — интересных; его зовы к себе так магниты.

Еще не удалось достать «Орлов над пропастью», — высылаю завтра Вам свой экземпляр.

Осолнечный, крылю к Вам душу свою.
Бессмертно Ваш Игорь

11

12 марта 1913 г.

<Открытое письмо с видом: «Одесса. Берег большого фонтана»>

Тоска о сканде

(На память Валерию Брюсову)

У побережья моря Черного
Шумит Балтийская волна,
Как символ вечно непокорного,
В лиловый берег влюблена.

На море шумно, и гигантские
Оякорены в нем суда, —
Но слышу шелесты Эстляндские,
Чья фьоль атласится сюда.

И вот опять в душе лазорие,
И вновь душа моя поет
Морей Альдонсу - Черноморие
И Скальду — Дульцинею вод!

Одесса, 12 марта 1913 г.
Игорь-Северянин

12

7 июня 1913 г.
ст. Веймарн, Балт. ж. д., мыза кн. Л. А. Оболенской — «Пустомержа»

Мне дорогой Валерий Яковлевич!
Я переехал сюда 10-го мая, окончив свое турнэ с Ф. К. Сологубом 12 апреля. Мы с ним выступили в 11 городах, но из Кутаиса я уже уехал в Петерб<ург>, желая провести Пасху дома. Он же с Ан<астасией> Ник<олаевной> ездил еще в Батум; вернулись они на третий день Пасхи. Я писал Вам стихи из Одессы, а из Симферополя послал свою книгу, но не знаю, получили ли Вы и то и другое.

В настоящее время печатается второе издание моей книги, так как первое уже почти разошлось. Приготовляю к осени 2-й сборник. Много пишу вновь, и эта работа доставляет мне истинное наслаждение. Давно не имел от Вас писем, что мне очень грустно. В Москве ли Вы, Валерий Яковлевич? Я рад возвращению Бальмонта, которому, если его увидите, будьте добры, передайте искренний привет. Думаю пробыть здесь до 15 сент<ября>, и буду рад, если бы Вы написали мне сюда. Живу здесь «отшельником», никого не вижу; на днях приезжал только Сологуб с женой.

Любящий и уважающий Вас
Игорь-

Р. S. Пленительно Ваше стихотворение «В том же парке», помещенное в № 3 «Русской мысли»; особенно близка мне последняя строфа... Мой сердечный привет Иоанне Матвеевне.

13

3 или до 3 ноября 1913 г.

Мне дорогой Валерий Яковлевич!
Давно я Вам не писал, — все откладывал со дня на день, хотя в сердце моем Вы ежедневно, всегда. Вы простите меня, Вы поймете. Светло и властно. Неизменно.

Много перемен у меня, много завоеваний, но душа нестерпимо скорбит, стремясь в неизведанное. Многое — позади: впереди — большее. Твердо перо мое, — дали сладостно-туманны. Они вновь туманны! И опять предгрозье волнует меня, Будет ли это третий том? Может быть, четвертый? пятый?.. Теперь печатается в «Грифе» второй — «Златолира». Он — многострадальный, он — былой. (?) Гнев и скорбь в

нем. Жизни жажда. Но все же это — отдых мой. И, как отдых, томителен. Страшусь я отдыха: в нем — застой. Все, что вновь создал, — летом. Трудно — в городе. Какая тяга в лес! невосполнимая вот сейчас. И это больно.

Какое отчаяние вокруг! какая безнадежность! Возможность процесса Бейлиса, ежедневные катастрофы, Балканская гнусность, чума в Новочеркасске, кубо-футуристы, угасание милых девушек! какое отчаяние мне! И какая жажда жить зато!.. Жажда ли это?

Посылаю Вам стихи, написанные еще в августе, ответ на открытку Вашу. Простите, что только теперь. Душевно Вас любящий.
Игорь-

Открытка Валерию Брюсову

Вы поселились весной в Нидерландах,
Бодро и жизненно пишете мне.
Вы — на отплесканных морем верандах,
Я же — в колосьях при ветхом гумне.

Милый, но Вы не ошиблись, что волны
И за моим нарастают окном.
Только — на море, — то ветрятся клены,
Волны зеленые, — в поле с овсом.

Вам — о полянах — на море Немецком,
Мне же в полях — о просторе морском:
В сердце поэта — и мудром и детском —
Неумертвима тоска о ином.

1913. Авг. Веймарн
Игорь-Северянин

14

22 апреля 1920 г.
Toila, 22. IV. 1920

Светлый Валерий Яковлевич! Если Вы живете еще в Москве, и это письмо дойдет до Вас, известите меня, пожалуйста, и я напишу Вам большое письмо.

Только вчера узнал о возобновлении почтовых сношений с Россией и спешу послать Вам свой искренний привет и всегдашнее воспоминание.

Любящий Вас Игорь-

Эстония, Eesti, Toila — postkontor,
Jgor Severjaanin'ile

15

23 апреля 1920 г.
Toila, 23. IV. 1920

Дорогой Валерий Яковлевич! На днях я послал Вам закрытое письмо, но, по растерянности, на 2-ю Мещанскую. Опасаюсь, что до Вас оно не дойдет, поэтому пишу вторично. Мне хочется знать — находитесь ли Вы в Москве. Если «да», я напишу Вам большое письмо.

Адрес: Эстония, Eesti, Toila — postkontor, Jgor Severjaanin'ile.

Крепко Вас обнимаю. Надеюсь, Вы вполне здоровы. Из ревельских газет знаю, что еще в октябре Вы были в Москве. Но с тех пор прошло полгода, да и не уверен — на той ли Вы квартире.

Любящий Вас
Игорь-

Комментарии

Брюсов Валерий Яковлевич (1873-1924) - поэт, теоретик стиха; одним из первых поддержал Игоря Северянина в начале его творческого пути. Впервые Брюсов писал о Северянине в статье 2-й «Стихи 1911 г.» (Русская мысль. 1911. № 7), посвященной молодым поэтам Эллису, Б. Лившицу, И. Эренбургу и др. О книге Игоря Северянина «Электрические стихи» Брюсов отозвался довольно благожелательно.

За несколько месяцев до личного знакомства 15 июня 1911 г. Северянин писал в письме к Б. Д. Богомолову: «Говоря откровенно, я не люблю ни Бальмонта, ни Брюсова, ни В. Иванова, ни Блока, ни Кузмина. У каждого из них, верю и даже знаю, есть удачные и хорошие стихи, но как поэтов я не люблю их, по разным причинам».

«Осенью 1911 г., — вспоминал Северянин, — это было в Петербурге — совершенно неожиданно, ибо я даже знаком с Брюсовым не был, я получил от него, жившего постоянно в Москве, чрезвычайно знаменательное письмо и целую кипу книг: три тома «Путей и перепутий», повесть «Огненный ангел» и переводы из Верлэна. На первом томе стихов была надпись: «Игорю Северянину в знак любви к его поэзии. Валерий Брюсов». «Не знаю, любите ли Вы мои стихи, - писал Брюсов, - но Ваши мне положительно нравятся». <...> В заключение он просил меня выслать ему все брошюры с моими стихами... <...> В письме ко мне Брюсова и в присылке им своих книг таилось для меня нечто чудесное, сказочному сну подобное: юному, начинающему, почти никому не известному поэту пишет совершенно исключительное по любезности письмо и шлет свои книги поэт, достигший вершины славы, светило модернизма, общепризнанный мэтр...» (5, 29).

Первое письмо Брюсова, посланные им книги и посвященное Северянину стихотворение послужили началом их диалога(см. примеч. к письмам).

В 1913 г. вышла книга-мистификация Брюсова «Стихи Нелли» (изд. «Скорпион»), написанная «под Северянина».

Брюсов ценил творчество Игоря Северянина, неоднократно писал о нем в обзорах «Сегодняшний день русской поэзии» (Русская мысль. 1912. № 7), «Новые течения русской поэзии. Футуристы» (Русская мысль. 1913. № 3) и др.

Но появление книги Северянина «Златолира» Брюсов встретил неодобрительно. Брюсов отмечал узкий круг тем и неразборчивость поэта в средствах. «Он часто красоту подменяет дешевой красивостью, а золото — безвкусной фольгой» (Русская мысль. 1914. № 6). На эту рецензию Северянин ответил «Поэзой для Брюсова» (сб. «Victoria Regia»), в которой назвал Брюсова завистником. В свою очередь Брюсов ответил Северянину в статье, помещенной в книгу «Критика о творчестве Игоря Северянина»: «Любопытно, в чем бы я мог завидовать Игорю Северянину? Мне было бы стыдно, если бы я оказался автором «Ананасов», и мне было бы обидно, если бы я сделался объектом эстрадных успехов, выпавших на долю Игоря Северянина» (см. раздел «Критика» в наст. изд.).

Письма Северянина к Брюсову публикуются впервые по автографам (ОР РГБ).

Сохранилось 13 конвертов. Конверты надписаны рукой Брюсова — «Игорь Северянин».

Судя по штемпелям на конвертах, одно письмо отсутствует: штемпель «26 июня 1921<?>».

1. Ваши поэзы вроде сонаты «Возвращение»... — скорее всего, речь идет о стихотворении В. Я. Брюсова «Возвращение» («Я убежал от пышных брашен...», 1890).

С радостью послал Вам имевшиеся у меня книжки. — В октябре 1911 г. Северянин послал Брюсову свои брошюры «Лунные тени» (Ч. 1. СПб., 1908); «А сад весной благоухает!..» (СПб., 1909) и «Предгрозье» (СПб., 1910) с дарственной надписью: «Умному и славному Валерию Брюсову -безумный и изнемогающий Игорь-Северянин. 911 окт. СПб.».

...Вашу заметку о «Электр<ических> стихах» — Опубл. в журн. «Русская мысль» (1911. № 7).

2. Ваша тонная поэза - вдохновила меня на отклик... — речь идет о стихотворении Брюсова, датированном 20 января 1912 г., с посвящением в рукописи «Учителю и вождю Академии эгопоэзии Игорю Северянину», которое начинается словами: «Строя струны лиры клирной, / Братьев ты собрал на брань...».

Юных лириков учитель, Вождь отважно-жадных душ, Старых граней разрушитель, — Встань пред ратью, предводитель,

Разрушай преграды грезы,
Стены тесных склепов рушь.

В этих стихах Брюсов намекал на провозглашенный эгофутуризм. «Я ответил ему стихами, начинавшимися: «Король на плахе. Королевство — уже республика». Под королем я подразумевал только что скончавшегося» — 17 мая 1911 г. — К. М. Фофанова».

Второе издание тома III ~ не могу выпустить теперь же... — Северянин намеревался включить в III том Собрания своих поэз стихи из шести брошюр: 1. «Колье принцессы». 2. «Певица лилий полей Сарона». 3. «Предгрозье». 4. «Электрические стихи». 5. «Ручьи в лилиях». 6. Пролог «Эгофутуризм» (см.: Северянин, 802).

На днях выходит моя новая тетрадь... — в ОР РГБ сохранился экземпляр брошюры «Очам твоей души» с дарственной надписью В. Я. Брюсову: «Валерию Брюсову, мне дорогому. Игорь-Северянин. 912. IV. 17. СПб.», с правкой автора и пометами В. Брюсова.

3. ...альманах нашей газеты... — альманах газеты «Петербургский глашатай», издаваемой И. В. Игнатьевым.

...начался пятый толстый том «Критики о моем творчестве»... — Северянин пишет о пятом томе книг-тетрадей, в которые он собирал вырезки из журналов и газет о своем творчестве. К 1918 г. у него было 18 таких тетрадей. В очерке «Из воспоминаний о К. М. Фофанове» Северянин написал, что оставил их у одного из своих знакомых, В. Н. Башкирова-Верина. Ныне их судьба неизвестна.

4. ...Ваш щедрый и прекрасный дар нашему изданию. — Речь идет о стихотворении, посвященном Игорю Северянину (см. о нем выше).

5. ...«Русскую мысль» с Вашим обзором текущей поэзии... — см.: Русская мысль. 1912. № 7.

...собирал по просьбе С. А. Венгерова био-библиографические о себе сведения... — В вышедший в свет словарь «Русская литература XX века» (изд. т-ва «Мир») статья о творчестве Игоря Северянина не вошла.

6. ...новый драгоценный дар... — стихотворение «Игорю Северянину (Сонет-акростих с кодою)» для альманаха «Орлы над пропастью» (СПб., 1912). Ответ Северянина - «Валерию Брюсову». Сонет ответ (Акростих) — вошел в сборник «Златолира».

7. ...мой «Эпилог» выйдет на две недели позднее назначенного срока. — Речь идет о брошюре Северянина «Эпилог Эго-футуризм». Экземпляр с дарственной надписью В. Я. Брюсову хранится в Музее книги РГБ: «Мне дорогому Валерию Брюсову — Игорь-Северянин. 1912. XII. 8».

...15—20 избранных пьес ~ для Вашей «Русской мысли». — Игорь Северянин послал Брюсову 15 стихотворений, автографы которых в настоящее время хранятся в Отделе рукописей РГБ. Среди них «Газэлла», «Повсеместная», «Шампанский полонез», «Berceuse осенний», «Virelai», «На летуне».

8. ...принимаю первое из Ваших любезных предложений... — выступление Северянина в Москве в Обществе свободной эстетики состоялось 20 декабря 1912 г. На нем присутствовали Б. Пастернак, В. Ходасевич и др.

...о втором Вашем предложении... — скорее всего, речь идет о подготовке новой книги стихов Северянина. Позже поэт так вспоминал о разговоре с Брюсовым по этому поводу: «Разговор наш длился около часа. Он настойчиво советовал мне подготовить к печати большой сборник стихов, повыбрав их из моих многочисленных брошюр.

- Это совершенно необходимо, — говорил он. - На что можно рассчитывать при тираже в сто экземпляров, при объеме в 12—20 страниц? Да вдобавок, как Вы сообщаете, брошюры Ваши почти целиком расходятся по редакциям «для отзыва» и в продажу поступает, быть может, одна четверть издания» (5, 30).

10. Иоанна Матвеевна — И. М. Брюсова, жена Брюсова.

Новогодье я встречал у милого Федора Кузьмича... — Речь идет о праздновании Нового 1913 г. у Ф. К. Сологуба.

11. «Тоска о Сканде. На память Валерию Брюсову». — Вошло в книгу Северянина «Златолира».

12. ...из Симферополя послал свою книгу... — речь идет о книге «Громокипящий кубок».

В настоящее время печатается второе издание моей книги... — второе издание «Громокипящего кубка» вышло 26 августа 1913 г.

Приготовляю к осени 2-й сборник. — «Златолира» вышла в свет 4 марта 1914 г.

...особенно близка мне последняя строфа... — Последняя строфа стихотворения «В том же парке» (6—7 июля 1912):

Он был, он есть, — без перемены
Он будет жить в стихе моем.
Как имя нежное Елены,
Сплетенное с мелькнувшим днем.

13. Письмо датируется по штемпелю на почтовом конверте «3. II. 13».

«Открытка Валерию Брюсову» — Северянин включил это стихотворение в 3-е издание книги «Ананасы в шампанском» (1916; раздел «Незабудки в канавках»).

14—15. Написаны из поселка Тойла (Эстония), где Северянин жил с 1918 г.

К письмам присоединено стихотворение Игоря Северянина «Валерию Брюсову». Список рукой И. М. Брюсовой со ссылкой на сб.: Соловей. Поэзы. Изд. Акц. О-ва «Накануне», Берлин, 1923 г.

Валерию Брюсову

Нежны berceuse'ные рессоры —
Путь к дорогому «кабаку».
В нем наша встреча, — после ссоры, —
Меж наших вечеров в Баку.

Я пил с армянским мильонером
Токай, венгерское вино.
В дыму сигар лилово-сером
Сойтись нам было суждено.

Походкой быстрой и скользящей.
Мне улыбаясь, в кабинет
Вошли Вы тот же весь блестящий
Стилист, философ и поэт.

И вдохновенно Вам навстречу
Я встал, взволнованный, и вот —
Мы обнялись: для новой речи,
Для новых красок, новых нот!

О, Вы меня не осудили
За дерзкие мои слова, —
И вновь певцу лесных идиллий
Жизнь драгоценна и нова!

Я извиняюсь перед Вами,
Собрат, за вспыльчивость свою
И мне подвластными стихами
Я Вас по-прежнему пою!

Игорь Северянин
<1918>

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.