Г.А. Шенгели - жизнь и творчество

Георгий Аркадьевич Шенгели (1894—1956) внес большой вклад в развитие русской поэтической культуры. Советскому читателю он известен как поэт, как автор переводов произведений Байрона, Гюго, Верхарна.

Много и плодотворно трудился Г.А. Шенгели в области изучения русского стихосложения. Более сорока лет назад, в 1916 году, написал он свою первую стиховедческую работу — "Два памятника", вышедшую в 1918 году. С тех пор с увлеченностью исследователя он постоянно возвращался к проблемам русского стихосложения. Поэт, переводчик, филолог, он располагал богатыми и разнообразными данными для изучения стиха. Широкая историко-литературная эрудиция и теоретический кругозор органически сочетались у Г.А. Шенгели с богатым внутренним чувством стихотворной формы, с умением экспериментально подходить к стиху.

Стихосложению посвящена и последняя, не завершенная им книга — "Техника стиха", над которой Г.А. Шенгели работал до последних дней своей жизни.

Принципиальной особенностью подхода Г.А. Шенгели к решению вопросов стиховедения было постоянное стремление уловить языковую основу развития стихотворных форм, соотнести закономерности этого развития с общеязыковыми законами. Эта центральная стиховедческая проблема, проблема взаимоотношения языка и стиха, чрезвычайно важна для научного изучения стиха.

Однако зачастую эта тема остается вне поля зрения не только литературоведов, но и лингвистов. Во многих книгах, анализирующих язык и стиль того или иного писателя, стих совершенно не включается в поле зрения исследователя и, таким образом, молчаливо трактуется как нечто не имеющее значения ни для понимания языка, ни для понимания стиля поэта. Даже в работах, имеющих общетеоретический характер, — например, в книгах А.И. Ефимова "Об изучении языка художественных произведений" (1952) и "Стилистика художественной речи" (1957) — не затрагивается вопрос об особенностях поэтической речи, и стих оказывается и вне языка, и вне стилистики художественной речи.

Между тем стих представляет собой особый тип речи, своеобразную выразительную систему, по-своему использующую самые различные языковые элементы и образующую новое и самостоятельно стилистически функционирующее языковое целое, подлежащее, в частности, и лингвистическому изучению. Стихотворный язык ни в какой мере не сводится только к ритмической его организации, на которую чаще всего указывают. Слово в стихе звучит иначе, чем в других типах речи, и играет значительно более самостоятельную роль. Стихотворные паузы представляют собой резко усиленные в своем качестве словоразделы внутри стихотворной строки и в конце ее. Несравнима с другими типами речи и звуковая организация стиха. Об этом свидетельствует не только рифма, но и вообще особая роль звука в стихе, его влияние и на интонацию стиха, и на его лексику. В стихах Пушкина:

О чем, прозаик, ты хлопочешь?
Давай мне мысль, какую хочешь:
Ее с конца я завострю,
Летучей рифмой оперю,
Взложу на тетиву тугую,
Послушный лук согну в дугу,
А там пошлю наудалую,
И горе нашему врагу! —

Нельзя не почувствовать, что звук "у", повторяющийся с такой подчеркнутостью, не мог, очевидно, не влиять на самый отбор слов, на характер словосочетаний. Звуковая организация речи явно имеет здесь определенное стилистическое значение.

Своеобразное явление представляет собой и интонационная структура стиха, непосредственно связанная с синтаксической его структурой. Таким образом, стилистические закономерности стиха не могут быть ничем иным, как проекцией в эту своеобразную область общих языковых закономерностей.

В книге Г.А. Шенгели "Техника стиха" собран весьма богатый материал для обоснования этого положения. Простейшим примером может служить анализируемая им распространенность в русском стихе четырехстопного ямба. В конечном счете она определяется тем, что этот размер является наиболее емким по отношению к словарному составу русского языка, то есть с наибольшей легкостью вмещает в себя слова с различным количеством слогов и дает возможность гибкой их синтаксической и строфической организации.

Для работ Г.А. Шенгели, в особенности для его "Трактата о русском стихе" (2-е изд., 1923) и настоящего издания "Техники стиха" (которое существенно переработано по сравнению с изданием 1940 года), характерно также продуманное и настойчивое соотнесение встречаемости тех или иных стиховых форм с общими нормами языка. Большое количество содержащихся в книге подсчетов и таблиц такого рода чрезвычайно полезно для понимания тех возможностей, которые самый строй языка дает для большего или меньшего развития тех или иных особенностей стиха. Невнимание к этой стороне вопроса во многом ограничило, например, значение обширной работы о силлабизме польского стиха ("Poetyka. Wersyfikacja—Sylabism", т. III, Wroclaw, 1956). Богато насыщенное фактами, исторически прослеживающее развитие всех силлабических размеров, это исследование вместе с тем почти не соотносит их с фактами языка, в частности, со встречаемостью в польском языке слов различного слогового состава.

В последние годы своей жизни Г.А. Шенгели много времени уделил обоснованию просодии русского стиха применительно к нормам речевой акустики. Он много работал над звукозаписью и тщательной математической обработкой полученных им данных, стремясь определить длительности звуков речи, пауз и т. д. Правда, собранные им материалы не были в достаточной степени завершены и обоснованы. Но самая попытка изучения стиха при помощи современных приборов звукозаписи является чрезвычайно плодотворной, и остается только пожалеть, что намеченное большое теоретическое исследование в этой области Г.А. Шенгели не удалось осуществить.

Настоящее издание "Техники стиха" ставит перед собой две задачи. С одной стороны, книга предназначена для прочного закрепления основного круга знаний, необходимых для изучения стиха. Внимательно ознакомившись с нею, можно получить ясное представление об основных особенностях стихотворной формы в ее соотношении с общеязыковыми нормами, выработать умение четко определять конкретные особенности индивидуального стихотворного ритма. В этом отношении книга рассчитана на самого широкого читателя, интересующегося стихом, на учителя-словесника, студента, аспиранта.

Многое даст она и начинающему поэту, стремящемуся в совершенстве овладеть поэтическим мастерством. "Технике стиха,— писал Валерий Брюсов, — можно и должно учиться. Талант поэта, истинное золото поэзии может сквозить и в грубых неуклюжих стихах — такие примеры известны, но вполне выразить свое дарование, в полноте высказать свою душу поэта — может лишь тот, кто в совершенстве владеет техникой своего искусства"1. Представление о богатстве и разнообразии стихотворных форм поможет развить ритмический слух, научит критически относиться к самому себе, замечать в стихотворении слабые, невыразительные строки.

С другой стороны, работа Г.А. Шенгели, являющаяся итогом многолетнего изучения стиха, окажется интересной и для специалиста, так как многое в его книге подмечено внимательным глазом исследователя. Особенно примечательны в этом отношении его наблюдения над ритмической инерцией, над строфой как ритмическим единством. На большом фактическом материале Г.А. Шенгели показывает необходимость анализа стихотворной строки в ее соотнесенности с окружающими строками, рассматривая движение стихотворной интонации в ее целостности. Эти явления нигде в соответствующей литературе прежде не рассматривались в таком плане.

Следует, однако, отметить, что в стиховедении еще очень много спорного, неустоявшегося, и это не могло не отразиться на книге Г.А. Шенгели. Читатель встретится в ней с положениями, которые находят в стиховедческой литературе различную трактовку (например, леймический стих). Иногда чрезмерное внимание уделяется в книге описанию и классификации различных стихотворных размеров.

Неоднократно подчеркивая обусловленность стихотворных форм идейно-художественным содержанием, Г.А. Шенгели лишь в самой общей форме касается этой важной стороны рассмотрения стихотворных произведений. И это существенно ограничивает значение его работы.

При подготовке рукописи к печати были произведены редакционные и терминологические уточнения. Вместе с тем пришлось пойти на значительные сокращения в тех случаях, когда текст не был окончательно завершен для включения его в книгу. Многие стихотворные примеры в книге (особенно в анализах осложненных форм и в показе дефектных конструкций) составлены автором искусственно. В этих случаях авторство не указывается. Иногда Г.А. Шенгели не сохраняет строфического строения анализируемых текстов".

Л.И. Тимофеев

Читайте также:

Письма Игоря-Северянина к Г.А. Шенгели

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Copyright © 2000—2017 Алексей Мясников
Публикация материалов со сноской на источник.